Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Explanations of the situation why there is no video
StarCraft II: Wings of Liberty |#14| The Moebius Factor
StarCraft II: Wings of Liberty |#13| Breakout
StarCraft II: Wings of Liberty |#12| In Utter Darkness

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Зарубежная фантастика - Роджер Желязны Весь текст 329.7 Kb

Этот бессмертный

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 12 13 14 15 16 17 18  19 20 21 22 23 24 25 ... 29
я стал ощущать необходимость веры. Надеюсь, что  Дьявол  в  своей  великой
мудрости и милосердии поймет это и простит меня...
     - Хасан, вас трудно оскорбить, - сказал я, - но я  предупреждаю  вас,
поймите меня - ни один волос не должен упасть с головы этого синего.
     - Я здесь всего лишь скромный телохранитель...
     - Ха-ха! У вас хитрость и коварство.
     - Нет, Карачи. Благодарю вас, но это  не  так.  Я  горжусь  тем,  что
всегда выполняю  взятые  на  себя  обязательства.  Таков  закон,  согласно
которому я живу. Кроме  того,  вы  не  сможете  оскорбить  меня  до  такой
степени, чтобы я вынужден был вызвать вас на поединок, тем самым  позволив
вам выбрать род оружия. Нет, этого никогда не будет. Я  не  восприимчив  к
вашим оскорблениям.
     - Тогда остерегайтесь, - покачал я головой. - Ваш первый  ход  против
веганца будет и последним.
     - Если так записано в Книге Судеб, Карачи, то...
     - И зовите меня Конрад!
     Хасан замолчал, а я поднялся и  побрел  прочь,  обуреваемый  тяжелыми
мыслями...


     На следующий день все мы были еще живы. Мы быстро собрались и  прошли
около восьми километров, прежде чем произошла непредвиденная задержка.
     - Похоже, что где-то плачет ребенок, - внезапно сказал Фил.
     - Вы правы.
     - Откуда он доносится?
     - Похоже слева, вон оттуда.
     Мы пробежали сквозь заросли кустов и вышли к руслу пересохшего ручья.
На первом  же  повороте  мы  увидели  ребенка,  лежавшего  между  камнями,
завернутого в грязное одеяло.  Его  лицо  и  руки  сильно  покраснели  под
палящими лучами солнца,  что  говорило  о  том,  что  он  находился  здесь
довольно продолжительное время. На его крохотном влажном личике были видны
многочисленные укусы насекомых.
     Я опустился на колени, чтобы получше закутать его в одеяльце.
     Эллен слегка вскрикнула, когда  одеяло  спереди  приоткрылось  и  она
увидела  тело  ребенка.  На  груди  его  был  врожденный  свищ,  и  что-то
копошилось внутри него.
     Диана закричала, отвернулась и начала всхлипывать.
     - Что? - недоуменно спросил веганец.
     - Один из покинутых, - сказал я, занимаясь ребенком. -  Это  один  из
меченых.
     - Как ужасно! - с чувством произнесла Диана.
     - Это видимость или факт, что он брошен? - поинтересовался Миштиго.
     - И то, и другое!
     - Передайте его мне, - сказала Эллен, протягивая руки.
     - Не прикасайтесь, - Джордж отодвинул его немного  в  сторону  и  сам
нагнулся  ко  мне.  -  Возьмите  скиммер,  -  приказал  он,  обращаясь   к
обступившим его людям. - Мы должны немедленно отправить его в больницу.  У
меня нет оборудования, чтобы прооперировать здесь. Эллен, помоги мне.
     Она заняла место рядом  с  ним  и  они  вместе  стали  рыться  в  его
медицинском наборе.
     - Напишите, что я сделал ему,  и  приколите  эту  записку  к  чистому
одеялу, чтобы врачи в Афинах знали об этом.
     Эллен стала наполнять шприцы  для  Джорджа,  затем  промыла  укусы  и
смазала ожоги. Они вместе накачали ребенка витаминами, антибиотиками и еще
черт знает чем.
     Дос Сантос связался с  Ламией  и  попросил  прислать  один  из  наших
скиммеров.
     Эллен и Джордж в это  время  завернули  ребенка  в  чистое  одеяло  и
подкололи к нему записку.
     - Как это ужасно! - сказал Дос Сантос. - Выбрасывать такое дитя. Ведь
ему предстояла такая мучительная смерть...
     - Здесь это практикуется давно, - сказал  я,  обращаясь  ко  всем.  -
Особенно вблизи "горячих" мест.  В  Греции  всегда  существовала  традиция
детоубийства. Меня самого вынесли на вершину холма в  тот  день,  когда  я
увидел этот мир.
     Миштиго закурил свою очередную сигарету, но, услышав мои слова, замер
и посмотрел на меня.
     - Вас? Но зачем это сделали?
     Я рассмеялся и стал рассматривать свои ноги.
     - Это запутанная история. Я сейчас ношу специальную обувь, потому что
у меня одна нога короче другой.  Кроме  того,  насколько  я  понимаю,  для
ребенка я был слишком волосатым. Ну, и глаза у меня разные.  Но  я  думаю,
что на все это не обратили бы внимания, не родись я на  Рождество,  а  это
очень плохо.
     - А что тут плохого - родиться на Рождество?
     - Боги, согласно местным поверьям, считают это  большим  нахальством.
По этой причине дети, которые рождаются в это время,  не  являются  детьми
людей.  Они  зачаты  от  различных  злых  духов,  которые  пугают  местное
население, расстраивают их планы и все такое прочее. Этих  духов  называют
здесь калликанзаридами. Они очень похожи на тех ребят с рогами и копытами,
но, правда, некоторые все же  больше  напоминают  людей.  Они  могут  быть
внешне похожи на меня, поэтому мои родители, если только они в самом  деле
были моими родителями,  решили  избавиться  от  меня.  Вот  почему  я  был
оставлен на вершине холма. Этим был сделан широкий жест - мол,  возвращаем
дитя его настоящему родителю.
     - И что же было потом?
     - В  нашей  деревеньке  жил  старенький  православный  священник.  Он
услышал об этом и пришел к ним. Он им сказал, что они  совершили  смертный
грех и будет лучше, если они побыстрее  заберут  своего  ребенка  назад  и
подготовят его для того, чтобы он, священник, окрестил  новорожденного  на
следующий день.
     - О! Так вы еще и крещены?!
     - Да... - Я закурил сигарету. - Они вернулись за мной. Все правильно.
Но потом стали утверждать, что  я  не  тот  самый  ребенок,  которого  они
оставили на холме. Они оставили обычного ребенка, на счет которого  у  них
возникли сомнения, что он мутант, а забирать им  пришлось  уже  настоящего
урода. Вот что они потом говорили. Взамен  они  получили  гораздо  худшего
Рождественского ребенка. Никто меня не видел,  и  поэтому  их  утверждения
нельзя было полностью проверить. Однако священник настоял  на  том,  чтобы
они оставили  у  себя  этого  ребенка.  И  как  только  они  смирились  со
случившимся, они стали бесконечно добры ко мне. Рос я очень быстро  и  был
очень силен для своих лет.
     - Но крещение...
     - О, это было для них... как бы наполовину.
     - Как это наполовину?
     - Во время моего крещения священника хватил  удар  и  через  день  он
умер. Во всей нашей округе он был один, поэтому я не  знаю,  все  ли  было
выполнено так, как положено.
     - Может быть, лучше проделать  это  еще  раз,  на  всякий  случай?  Я
внимательно посмотрел на веганца, но  не  заметил  на  его  лице  и  капли
иронии.
     - Нет. Если небо не захотело меня тогда, то второй раз я  просить  не
собираюсь.
     Мы расположились на ближайшей поляне и стали ждать скиммера...


     В тот день мы прошли примерно с дюжину километров, что можно  считать
прекрасным, если учесть  состав  нашей  группы.  Ребенок  был  погружен  в
скиммер и отправлен прямо в Афины. Когда  все  было  готово  к  отлету,  я
громко спросил, не хочет ли  еще  кто-нибудь  уехать.  Никто,  однако,  не
отозвался.
     Именно в этот вечер все и случилось...
     Мы полумесяцем лежали вокруг костра.  Было  тепло  и  приятно.  Хасан
прочищал свой обрез с алюминиевым стволом. Приклад оружия был из пластика,
поэтому оно было очень легким и удобным.
     Возясь  с  оружием,  Хасан  наклонил  дуло  вперед  и  медленно  стал
перемещать его прямо на Миштиго.
     Должен  признаться,  проделал  он  все  это  мастерски.  Длилось  это
полчаса, и он перемещал дуло едва уловимым движением.
     Но, когда положение дула зафиксировалось в моей голове, я вскочил и в
три прыжка оказался около араба. Я выбил  обрез  из  его  рук,  и  оружие,
отлетев метра на три, стукнулось о камень. Рука моя заныла от удара.
     Хасан тотчас же вскочил. Зубы его щелкали,  словно  курок  кремневого
ружья. Мне даже показалось, что из его рта посыпались искры.
     - Объяснитесь! - закричал я. - Валяйте, скажите что-нибудь! Все,  что
угодно! Вы ведь чертовски прекрасно  знаете,  что  собирались  только  что
сделать!
     Руки Хасана задрожали.
     - Давайте! - подбодрил я его. - Ударьте меня! Всего лишь прикоснитесь
ко мне! Затем то, что я с вами сделаю, будет называться самообороной. Даже
Джордж тогда не сможет сложить то, что от вас останется.
     - Я всего лишь чистил оружие. И вы повредили его, Карачи.
     - Случайно  оружие  не  направляется  в  цель.  Вы  собирались  убить
веганца!
     - Вы ошибаетесь.
     - Ударьте меня! Или вы трус?
     - Я не хотел бы ссориться с вами, Карачи.
     - Тогда вы действительно трус!
     - Нет, Карачи, я не трус!
     Через несколько секунд он улыбнулся и спросил:
     - Вы не боитесь бросить мне вызов?
     Следующий ход был за мной. Я надеялся, что  до  этого  не  дойдет.  Я
надеялся, что смогу вывести его из себя настолько, что он ударит меня  или
вызовет на дуэль. Но теперь я понял, что этого мне не удалось сделать.
     И это было плохо. Очень плохо!
     Я был уверен в том, что смог бы одолеть любого врага оружием, которое
выбрал лично. Но если оружие будет выбирать он,  то  все  может  сложиться
совершенно  иначе.  Каждый  знает,  что   существуют   люди   с   обычными
музыкальными способностями, и есть люди с особыми способностями. Последним
достаточно один раз прослушать какое-нибудь произведение, и они тотчас  же
сумеют  проиграть  его  на  пианино  или  на  телистре.  Они  могут  взять
какой-нибудь новый для них инструмент, и через несколько  часов  он  будет
звучать в их руках так, словно они играли на нем несколько лет подряд. Это
особый, присущий им талант - способность  быстрого  проникновения  в  суть
того, что им предстоит сделать.
     Именно такой способностью обладал Хасан в отношении  различных  видов
оружия. Может быть, таким талантом обладают и другие, однако этот  араб  в
течение многих десятилетий оттачивал грани  своего  мастерства,  в  равной
степени учась обращаться с пистолетом и гранатометом.
     Кодекс поединков дает возможность ему выбрать средства  дуэли,  и  он
был  самым  искусным  из  убийц,  с  которыми  мне   довелось   когда-либо
встречаться.
     Но  я  должен  был  помешать  ему,  и  единственный  способ,  который
оставался в моем распоряжении, было сделать это на представленных  мне  им
условиях.
     - Аминь! - сказал я. - Я вызываю вас на дуэль.
     Он продолжал улыбаться.
     - Согласен, перед этими свидетелями. Назовите своего секунданта.
     - Фил Гребер. А ваш?
     - Дос Сантос.
     -  Прекрасно.  Разрешение  на  убийство  одного  человека  и  пошлина
находятся в моей сумке. Поэтому нет нужды откладывать это занятие надолго.
Когда, где и как вы желаете?
     - Мы прошли мимо хорошей поляны в километре отсюда.
     - Да. Помню.
     - Возвращаемся туда завтра на заре.
     - Договорились, - кивнул я. - Что касается оружия...
     Он достал свой ранец и открыл его. Там было полно  всяких  интересных
штуковин, поблескивающих при свете. Он вытащил два  предмета  и  захлопнул
ранец.
     Сердце мое упало.
     - Праща Давида, - провозгласил он.
     Я осмотрел оружие.
     - Расстояние пятьдесят метров, - добавил араб.
     - Что ж, вы сделали хороший выбор,  -  сказал  я  ему,  поскольку  не
держал этого оружия  в  руках  уже  более  столетия.  -  Мне  бы  хотелось
позаимствовать  у  вас  одну  ночь,  чтобы  поупражняться.  Но,  если   вы
возражаете, то я сумею сделать ее сам.
     - Можете взять любую и тренируйтесь хоть всю ночь.
     - Спасибо.
     Я выбрал пращу и подвесил ее  к  поясу.  Затем  взял  один  из  наших
фонарей.
     - Если я кому-нибудь понадоблюсь, то ищите  меня  на  той  поляне,  у
дороги. Но не забудьте на ночь поставить часовых. Это опасная местность.
     - Может быть, мне пойти с вами, - поинтересовался Фил.
     - Нет, спасибо. Я пойду один. Увидимся завтра.
     - Тогда спокойной ночи...


     Я отыскал поляну, установил фонарь на одном ее краю так,  чтобы  свет
от  него  падал  на  несколько  молодых   деревьев,   а   сам   пошел   на
противоположный край. Затем я подобрал несколько камней и  запустил  их  в
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 12 13 14 15 16 17 18  19 20 21 22 23 24 25 ... 29
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама