Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Explanations of the situation why there is no video
StarCraft II: Wings of Liberty |#14| The Moebius Factor
StarCraft II: Wings of Liberty |#13| Breakout
StarCraft II: Wings of Liberty |#12| In Utter Darkness

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Зарубежная фантастика - Роджер Желязны Весь текст 329.7 Kb

Этот бессмертный

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 16 17 18 19 20 21 22  23 24 25 26 27 28 29
- заявил Хасан. - Если только у нас не забрали деньги вместе с оружием.
     - У меня есть кое-какая мелочь, - сказала Эллен.
     - Подбросьте ее вверх, - попросил я и,  когда  монета  стала  падать,
произнес: - "Орел"!
     Хасан пожал плечами. Он оказался удачливее меня... и  мне  оставалось
только пожелать ему удачи.
     Хасан усмехнулся:
     - Так мне на роду написано...
     Затем он сел, прислонившись спиной к стене, вытащил узкий нож и начал
подрезать ногти. Он всегда был очень опрятным убийцей и всегда считал, что
опрятность чем-то сродни с черной магией.
     Когда солнце стало медленно клониться к западу, Морби снова  навестил
нас, приведя с собой целый конвой куретов с мечами.
     - Пришло время, - торжественно объявил он, - и вы должны сказать нам,
кто из вас рискнет сразиться с нашим богатырем?
     - Хасан! - сказал я.
     - Очень хорошо. Тогда  пошли.  Только,  пожалуйста,  без  всяких  там
глупостей.  Меня  коробит  от  мысли,  что  на  праздник  будет  доставлен
испорченный товар...
     Окруженные со всех сторон мечами, мы вышли из барака  и  пошли  вдоль
деревни. Прошли мимо вагона и увидели там лошадей. Даже  несмотря  на  то,
что лошади были далеки от совершенства, а их бока к тому же  были  покрыты
язвами, каждый из нас, проходя  мимо  них,  все  же  внимательно  осмотрел
каждую, как бы уже примеряясь, какую выбрать.
     Деревня состояла примерно из тридцати бараков, таких же, как и тот, в
котором нас держали. Мы шли по грязной дороге, усеянной мусором.  Отовсюду
воняло потом, мочой, гнилыми фруктами, едким дымом.
     Пройдя  около  ста  метров,  мы   повернули   налево.   Улица   здесь
заканчивалась,  и  дальше  мы  шли  по  тропе  вниз  с  холма  к  большому
расчищенному месту.
     Толстая лысая женщина, с невероятно  огромной  грудью  и  разъеденная
раковыми наростами на лице, возилась  около  очага,  предназначенного  для
поджаривания туш. Увидев нас, она улыбнулась и громко причмокнула.
     Впереди,  чуть   дальше,   была   расположена   площадка   с   хорошо
утрамбованной голой землей. Огромное, обвитое лианами тропическое  дерево,
приспособившееся к нашему климату, стояло на одном краю площадки, а вокруг
него были расположены в несколько рядов  более  чем  двухметровые  факелы,
пламя которых развевалось на ветру, подобно знаменам.
     На другом конце  был  виден  наиболее  аккуратный  из  всех  бараков,
видимых нами здесь, высотой в пять  метров  и  метров  десять  шириной  по
фасаду. Он был выкрашен в ярко-красную краску и  весь  покрыт  магическими
символами, похожими на  языческие  письмена  североамериканских  индейцев.
Посреди   фасада   была    высокая    дверь,    которую    охраняли    два
автоматчика-курета.
     Солнце уже почти зашло за  горизонт.  Морби  заставил  нас  прошагать
через всю площадку к дереву. Около ста зрителей восседало на земле по  обе
стороны площадки с зажженными факелами.
     Морби величественно показал в сторону красного барака.
     - Как вам нравится мой дом? - спросил он.
     - Просто прелесть, - ответил я.
     - Со мной живет один мой приятель, но днем он спит. С ним вы и должны
будете встретиться.
     Мы подошли к подножию большого  дерева.  Морби  оставил  нас  там  на
попечение стражи, а сам вышел на середину площадки и обратился  к  куретам
по-гречески.
     Мы договорились между собой, что будем ждать почти  до  самого  конца
поединка, каков бы ни был  его  исход.  Когда  дикари  будут  более  всего
возбуждены и все их внимание  будет  сосредоточено  на  последнем  аккорде
поединка, мы попытаемся вырваться. Мы  поставили  женщин  в  центре  нашей
группы. Сам  я  пробрался  к  воину,  державшему  меч  в  правой  руке.  Я
намеревался при удачном случае прикончить его на  месте.  Но  очень  плохо
было то, что мы находились на дальнем конце площадки.  Чтобы  пробиться  к
лошадям, нам нужно было проложить себе путь через все это пространство.
     - И тогда, в тот вечер, - говорил Морби, - Мертвый поднялся, сокрушив
этого могучего воина, Хасана, переломав ему кости и  бросив  его  на  наше
место для пиршества. Затем, после того как он убил этого страшного  врага,
он выпил его кровь прямо из горла, съел его печень, сырую, еще  дымящуюся.
Вот что он сделал в ту ночь. Велико было его мужество...
     - Могучий! О, могучий! - взревела толпа, и кто-то  начал  колотить  в
барабан.
     - Теперь мы будем звать его, чтобы он снова был с  нами!  -  закричал
Морби.
     Толпа одобрительно взревела.
     - Чтобы снова был с нами! - Ура! Ура! Ура! - С острыми белыми зубами!
- С белой, с белой кожей! - Руками, которые все крушат!  -  Ртом,  который
пьет! - Кровь жизни! - Великое наше  племя!  -  Великий  Мертвый!  Великий
Мертвый!
     Глотки людей, полулюдей и нелюдей дружно обрушили этот кра.....  гимн
по площадке, как могучую волну прилива.
     Наши стражники также ревели во всю глотку.
     Миштиго закрыл свои чувствительные уши,  лицо  его  выражало  крайнее
мучение. Голова моя тоже зазвенела. Дос Сантос перекрестился, но  один  из
стражников покачал головой и поднял свой меч. Дос пожал  плечами  и  снова
повернул голову в сторону дикарей.
     Морби подошел к бараку и трижды постучал по двери. Один из стражников
распахнул ее  перед  ним.  Внутри  виднелся  огромный  черный  катафалк  в
окружении черепов людей и животных. На нем покоился огромный гроб  черного
дерева, украшенный яркими изогнутыми полосками.
     По приказу Морби стражники открыли крышку.
     В течение следующих двадцати  минут  он  делал  множество  уколов  во
что-то, что было внутри гроба. Движения его были медлительными  и  полными
торжественности. Один из стражников отложил в сторону меч и начал помогать
ему.
     Барабанщики продолжали отбивать прежний ритм. Толпе стало интересно и
она притихла.
     Наступила абсолютная тишина.
     Затем Морби повернулся к племени.
     - Сейчас Мертвый проснется! - торжественно провозгласил он.
     - Восстанет! - завопила толпа.
     - Сейчас он придет, чтобы принять новую жертву!
     - Сейчас он придет... - вторила толпа.
     - Воскресни, Мертвый! - заорал Морби, повернувшись к катафалку.
     И он воскрес!
     Огромный и необъятный!
     Похоже, что он весил не менее полутора центнеров.
     Он присел в своем гробу и стал  озираться.  Потом  потер  грудь,  под
мышками, шею и поясницу. Выбравшись из своего  огромного  ящика-гроба,  он
тяжело облокотился о катафалк. Морби теперь казался рядом с ним  карликом.
На великане была только набедренная повязка и огромные сандалии из  козьей
шкуры. Кожа его была белая, мертвенно белая... белая, как медуза...
     - Альбинос! - прошептал Джордж и голос его стал слышен в каждом  углу
площадки, потому что это был единственный звук.
     Морби бросил взгляд в нашу сторону и улыбнулся. Он взял  Мертвеца  за
руку с короткими тупыми пальцами и вышел из барака на площадку.
     Мертвец отпрянул назад, испугавшись света  факелов,  но  затем  снова
выпрямился. Когда он подошел поближе, я  с  интересом  начал  изучать  его
лицо.
     - На его лице нет следов разума, - тихо сказала Диана.
     - Вы видите его глаза?  -  спросил  Джордж,  щурясь.  Его  очки  были
разбиты в драке.
     - Да, они розоватые.
     - У него есть складки эпикантуса?
     - Гм... Да.
     - Ха-ха. Он монголоид и, держу  пари,  полнейший  идиот.  Вот  почему
Морби так легко управляется с ним. И посмотрите на его зубы!  Похоже,  что
они подпилены!
     Я присмотрелся.  Мертвец  оскалился,  потому  что  начал  осматривать
цветастую верхушку головы Дианы,  и  я  увидел  уйму  великолепных  острых
зубов.
     - Его альбинизм  является  главной  причиной  ночного  образа  жизни.
Смотрите! Он уклоняется от света факелов! Он чрезвычайно  чувствителен  ко
всей видимой части спектра.
     - А что вы можете сказать  о  его  гастрономических  наклонностях?  -
поинтересовался я.
     - Они приобретены в процессе воспитания.  Многие  примитивные  народы
пили кровь своего скота. Некоторые сохранили этот обычай вплоть до  начала
двадцатого века. Вы обратили внимание на  тех  лошадей,  мимо  которых  мы
проходили? Кровь, как вам  известно,  очень  питательна,  если  только  вы
сможете предохранить ее от свертывания, и я уверен,  что  Морби  наверняка
держит этого идиота на подобной  диете  с  самого  детства.  Поэтому,  он,
конечно, вампир - так он был воспитан.
     - Мертвый воскрес!  -  закричала  толпа.  -  Мертвый  велик!..  Морби
медленно огляделся и внезапно направился к  нам,  оставив  вампира  одного
среди площади с идиотской ухмылкой на лице.
     - Мертвый велик! - произнес он, подойдя к нам и ухмыляясь  точно  так
же, как и его воскресшее дитя. - Он изумителен, не так ли?
     - Что вы сделали с этим  несчастным  существом?  -  спросила  Красный
Парик.
     - Почти ничего, - махнул рукой Морби. - Он родился уже подготовленным
для такой роли.
     - Что за инъекции вы ему делали? - спросил Джордж.
     - О, перед тем, как выпустить его на этот  поединок,  я  накачал  его
болевые нервы новокаином. Отсутствие реакции на  боль  только  усилит  его
ореол несокрушимости. Кроме того, я сделал несколько гормональных  уколов.
За последнее время он набрал вес и поэтому стал несколько неуклюж. Так что
уколы послужат некоторой компенсацией излишнего веса.
     - Вы говорите о нем  и  относитесь  к  нему,  словно  к  механической
игрушке! - взорвалась Диана.
     - А он и есть игрушка, к тому же бесценная. Вы здесь, Хасан? Готовы?
     - Да, - кивнул араб, снимая плащ и бурнус.
     На его плечах вздувались огромные мышцы, он несколько  раз  согнул  и
разогнул пальцы и вышел  вперед.  На  плечах  и  спине  Хасана  я  заметил
несколько рубцов.
     - Великий воин Хасан! - провозгласил Морби.
     - Великий воин Хасан! - взревела толпа.
     - Велика его сила!
     - Велика его сила! - орала толпа.
     - Но Мертвый все же сильнее!
     - Но Мертвый все же сильнее!
     - Он сломает Хасану кости и расшвыряет его по пиршественному полю.
     - Он сломает Хасану кости... - бушевала толпа.
     - Он выпьет кровь из его глотки!  -  Морби  от  удовольствия  закатил
глаза.
     - Он выпьет кровь из его глотки!!! - толпа уже не кричала, а визжала.
     - Неодолима его сила!
     - Велик Мертвый!
     - Сегодня ночью, - тихо произнес Хасан, - он  на  самом  деле  станет
мертвым...
     - Мертвый! - воскликнул Морби, как только Хасан встал рядом с ним.  -
Я приношу тебе в жертву этого человека!
     Затем Морби отошел  в  сторону  и  дал  знак  стражникам,  чтобы  они
оттеснили нас к самому краю площадки.
     Идиот улыбнулся еще шире и медленно двинулся к Хасану.
     - Бисмалла! - сказал Хасан, делая  вид,  что  поворачивается  к  нему
спиной.
     Через мгновение Хасан нагнулся, зачерпнул горсть  земли  и  бросил  в
Мертвяка, затем быстро развернулся и нанес сильный удар  ногой  в  челюсть
вампира.
     Огромная  белая  голова   отклонилась   самое   большее   на   десять
сантиметров.  Улыбка  все  еще  оставалась  на  его  лице.   Затем   вверх
взметнулись обе короткие руки и схватили Хасана под мышки.
     Араб  схватил  Мертвеца  за  плечи,  оставив  на  коже   ярко-красные
царапины, но тут же отдернул свои пальцы. И там, где они были погружены  в
мертвенную плоть чудовища, выступили алые капли крови.
     При виде крови своего  любимца  толпа  яростно  закричала.  Возможно,
запах крови возбуждал их. Как, впрочем,  новый  крик  толпы  всколыхнулся,
когда Мертвец поднял Хасана на добрых два  фута  вверх  и  побежал  с  ним
вперед, сжимая его в своих объятиях.
     На пути оказалось большое дерево. Голова Хасана обвисла, когда вампир
ударил его головой о ствол.
     Затем Мертвец врезался всем  телом  в  тело  Хасана,  заблокированное
деревом, медленно отступил назад, встряхнулся и стал избивать араба.
     Это было настоящее избиение. Он молотил  человека  своими  уродливыми
короткими толстыми руками, как настоящая ветряная мельница.  Хасан  закрыл
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 16 17 18 19 20 21 22  23 24 25 26 27 28 29
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама