Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Фэнтези - Дяченко М.и С Весь текст 175.38 Kb

Рассказы

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6 7 8  9 10 11 12 13 14 15
разглядел кожаный футляр на шее - и поспешно отвел глаза.  Все  сразу.
Вот так-то, все беды - сразу...
    - Никогда не слышал, чтобы в  здешних  краях  водились  нутрии,  -
задумчиво сообщил прохожий.
    Уходи, мысленно взмолился Гай. Я тебя не трогал. Уходи.
    Прохожий не внимал его мольбам - стоял  себе  спокойно  и  чего-то
ждал; тогда Гай пробормотал хрипловато:
    - Нутрии... да вон их у меня... целый фургон.
    Прохожий отошел - для того, чтобы заглянуть  в  открытый  кузов  и
удивленно - а может быть, обрадовано - хмыкнуть:
    - Ого... Побег из-под  стражи.  Что  они  у  тебя,  зубами  прутья
грызут?
    Большой черный жук перебирался с травинки на листок подорожника. А
вот не буду смотреть, твердил себе  Гай.  Нечего  мне  на  него...  на
ЭТОГО... смотреть. Не зря болтали, что он... снова объявился.  Не  зря
болтали, а я думал - зря...
    Прохожий оставил нутрий. По-видимому, говорить  с  Гаем  ему  было
интереснее:
    - Чего нахохлился?
    Жук оступился  и  скрылся  из  виду,  безнадежно  завалившись  под
листок.
    - Как тебя зовут, молчаливый?
    А тебе зачем, подумал Гай и втянул голову в плечи.
    - Как-как, ты сказал?
    - Гай...
    - Что будешь делать?
    Под сидением в кабине лежал обрезок свинцовой трубы -  "на  всякий
случай". Нет, это совершенно неуместная мысль.
    - Делать?.. Сниму штаны и полезу под мост.
    - Надеешься поймать?
    - Не надеюсь, - буркнул Гай в сторону.
    - Хочешь, помогу?
    - Нет!!
    Гай вскочил, как ошпаренный. Следовало немедленно ехать прочь,  но
и бросить драгоценного зверя на произвол судьбы казалось немыслимым  -
а потому оставалось только откинуть крышку капота и тупо уставиться  в
мотор, давая тем самым понять, что разговор окончен.
    Прохожий, однако, рассудил иначе и убираться восвояси не спешил:
    - А почему, собственно, "нет"?
    - Спасибо, - выдавил Гай, - но не надо.
    Тянулись минуты; Гай  с  ужасом  понимал,  что  устройство  мотора
совершенно вылетело у него из головы,  мало  того  -  сливается  перед
глазами,  а  ведь   надо   как-то   имитировать   бурную   техническую
деятельность...
    - Чего ты испугался? - неожиданно мягко спросил прохожий. - Я хочу
тебе помочь. Действительно.
    - Я вас не трогал, - выдавил Гай.
    - Так и я тебя, собственно... ты  ведь  в  Лур  едешь?  На  пушную
ферму, как я понял... Где с тебя за эту крысу сдерут и штаны, и шкуру.
Так почему ты не хочешь, чтобы я тебе помог?
    Гай с грохотом захлопнул крышку капота:
    - Потому что вы ничего не делаете даром.
    Собственно, ему не следовало так вот  прямо,  в  наглую,  об  этом
говорить, но прохожий, к счастью, лишь рассмеялся:
    - Точно... Но вот раз ты это знаешь, то и другое должен  знать:  о
цене я договариваюсь заранее. Не по силам тебе цена - не соглашайся...
А обещания я выполняю. И от других, соответственно, требую того же.
    И он нежно  погладил  висящий  на  шее  футляр.  Гай  отступил  на
полшага:
    - У меня ничего нет.
    - А чего нет, я и не попрошу... Подбрось меня до Лура, подвези, ты
же все равно туда едешь.
    Гай растерялся, позволяя прохожему продолжать  как  ни  в  чем  ни
бывало:
    - Это даже не плата, а так, обмен услугами.  Я  достану  тебе  эту
водяную крысу, ты возьмешь меня на борт. Идет?
    Гай молчал, кусая губы.
    Если бы эта зараза не была такой  дорогой.  Если  бы...  батрачить
целое лето - да на эту поганую, под мостом затаившуюся тварь?!
    С другой  стороны,  длинный-длинный  день.  В  компании...  этого.
Собственно, будь Гай поумнее - давно смылся бы, и машину бы  бросил  и
нутрий, так нет же - завел беседу, дурак...
    - Эге-е, - укоризненно протянул его собеседник. - Ученый столичный
мальчик, а боится слухов,  сплетней,  сказок...  Тебя  какая  старушка
ужастиками напичкала? Про то, что я скушаю тебя по дороге? А?
    Гай  сглотнул,  мысленно  сопоставляя  разумную   осторожность   с
огромным искушением. Собственно, он же ничего ТАКОГО не пообещает...
    - До Лура?.. И что, больше ничего? Никаких... ничего?..
    - Никаких ничего, - серьезно заверил его собеседник. - Потому  как
и мне поймать твою крысу несложно, прямо скажем... Давай, думай.
    Гай подумал, и у него нестерпимо зачесался затылок.
    - Решайся, - насмешливо наседал собеседник. - Ну?
    "И упаси тебя Боже, сынок, - говаривала старуха Тина,  -  заводить
разговор с Крысоловом. А уж в сделку с ним вступать - все  равно,  что
продавать душу дьяволу".
    - По рукам? - с широкой улыбкой спросил Крысолов.
    - Да, - сказал Гай,  не  услышал  своего  голоса  и  повторил  уже
громче: - Да.

    Легенды о Крысолове добирались даже до Столицы,  а  уж  в  здешних
пустых и темных местах чего только на этот счет не болтали. История  о
каких-то пропавших детях повторялась во множестве вариаций, но  старая
фермерша Тина, в доме которой Гай вот уже третье лето снимал комнату -
эта  вот  фермерша  предпочитала  истории  пострашнее.  И  то,  что  в
университетских  аудиториях  именовалось  "актуальным  фольклором"   и
служило темой для семинаров  -  все  это  приобретало  среди  пустошей
совсем не академический, а очень даже зловещий смысл.
    Все свои "правдивые истории" Тина рассказывала  со  знанием  дела,
как подобает - глухо, монотонно, раскачиваясь и глядя в камин:
    - И кого позовет эта дудочка, тот и дубовую дверь  прошибет,  и  в
пропасть кинется, и в огонь войдет, как  в  реку...  Мать  забудешь  и
невесту бросишь, ему будешь служить, пока не сотлеешь...
    А в комнате сгущались сумерки, а  отблески  огня  превращали  лицо
старухи в медную ритуальную маску:
    - И осела глыба, и сомкнулась щель, и говорят, что  голоса  их  до
сих пор слышаться... Вот только слушать никто не хочет - вдруг  явится
ОН и потребует свое - себе...

    ...Ладонь Крысолова была жесткая, вполне  человеческая  ладонь,  и
вполне дружеское пожатие. Печать, закрепляющая договор,  который,  как
известно, дороже денег.
    - Давай клетку, парень.
    А ведь я сейчас увижу, как он это делает, подумал Гай смятенно.
    - Дверцу-то прикрути чем-нибудь...
    Гай поспешно закивал. Завозился с  мотком  проволоки,  засуетился,
стараясь не глядеть, как руки Крысолова расстегивают замок на  кожаном
футляре. И все равно нет-нет да поглядывая.
    - Глазами-то не стреляй, иди сюда... Посмотри... какая красивая.
    Никто не поверит, подумал Гай отстраненно. Никто не поверит, что я
ее ВИДЕЛ.
    Флейта была действительно... красивая. Покрывающие ее лак, темный,
в мелких трещинках,  казался  живой  кожей.  Загорелой  и  гладкой.  И
впечатление усилилось, когда флейтист провел по ней пальцами:
    - И разве можно ее бояться?..
    Боятся как раз не ее, а тебя, подумал Гай сумрачно.
    Крысолов поднял флейту к губам.
    Звук, протянувшийся над речкой,  меньше  всего  имел  отношение  к
музыке. Скорее он походил на голос больного,  очень  старого  и  очень
одинокого зверя; у Гая ослабели колени.
    Из-под моста без малейшего плеска возникла черная голова.
    Жутковатый звук оборвался; нутрия остановилась в  нерешительности,
но звук возник опять, громче и настойчивее, и беглянка  направилась  к
берегу, выбралась на песок, потом на траву, покорно заковыляла, волоча
мокрый голый хвост, и ошалевшему Гаю потребовался выразительный взгляд
Крысолова - тогда он опомнился и захлопнул за пленницей дверку.
    - Вот и все... Ты что же, парень, и не рад?..
    - Спасибо...
    Крысолов протирал свою дудку цветным лоскутком; даже не  глядя  не
него, Гай ощущал на себе насмешливый взгляд.
    - Можем ехать, - сообщил он, глядя вниз.
    - Пустишь меня в кабину - или пассажиру к нутриям идти?..
    Гай изобразил слабое подобие улыбки.

    Дорога  на  Лур,  прозванная  Рыжей  Трассой   из-за   постоянной,
вездесущей желтой глины, знавала и лучшие времена. Когда-то здесь было
оживленно, даже тесно, когда-то  вдоль  обочин  толпились  кемпинги  и
закусочные, и любая выбоина немедленно  зализывалась,  словно  языком;
трасса, возможно, и помнила былые дни -  в  отличие  от  Гая,  который
слишком молод и тех времен не застал. Теперь дорога изменилась - можно
ехать целый день и  не  встретить  ни  человека,  ни  машины;  за  эту
возможность спокойного одиночества  Гай,  собственно,  и  любил  Рыжую
Трассу.
    Навстречу тянулись  рощицы  и  перелески,  холмы,  поля,  пустыри;
иногда попадались заброшенные кладбища со вросшими в  землю  крестами,
но чаще -  железные  скелеты  придорожных  строений.  Иногда  бросался
наутек заяц, или мелькала в траве лисья спина, паслись одичавшие козы,
меняли свою форму облака, водили хоровод дальние  и  ближние  деревья,
неизменным  оставался  только  горизонт.  Справа  петляла   река,   то
подбираясь к дороге вплотную, то убегая в  сторону;  Гай  любил  Рыжую
Трассу, и даже  сейчас  она  действовала  на  него  успокаивающе.  Как
дружеская рука - не трусь, мол, обойдется...
    Сначала путники ехали молча, Гай сидел, съежившийся и напряженный,
и делал вид, что целиком поглощен дорогой. Но день, как на  грех,  был
таким ясным и ярким, а небо таким невозможно синим, а мир  вокруг  так
обласкан солнцем,  что  все  страхи  и  опасения  постепенно  выцвели,
поблекли, сделались неуместными и почти  смешными.  Все  эти  легенды,
бодро думал Гай, хороши ночью у камина, а в полдень не отягощайте меня
"актуальным фольклором", никакого, понимаете, эффекта... И, уверившись
в  собственном  спокойствии,  Гай  повеселел,  перестал  хмуриться   и
принялся исподтишка разглядывать собеседника.
    А тот сидел, подобрав под себя длинные  ноги  -  кабина  была  ему
маловата - и выставив локоть в окно; совсем, казалось, забыв о Гае,  о
смотрел  куда-то  в  небо,  и  с  лица  его  не  сходила  насмешливая,
отрешенная полуулыбка. На коленях, обтянутых защитными штанами, лежала
сумка, причем почему-то обгорелая, но не  сильно,  а  чуть-чуть.  Одна
рука  Крысолова  покоилась  на   клапане   сумки,   другая   рассеянно
поглаживала футляр с флейтой, и при этом на мизинце  вспыхивал  и  гас
красный камень, встроенный в колечко. В опущенное окно врывался ветер,
трепал желтые волосы Крысолова, теребил выцвевшую  клетчатую  рубашку,
трогал шейный платок, состроченный из  лоскутков,  и  Гай  тут  только
осознал, откуда взялась эта кличка - Пестрый Флейтист...
    - На дорогу смотри.
    Гай вздрогнул. Покрепче ухватился за руль.
    Дорога скользнула в сторону от  реки,  чтобы  потом  опять  к  ней
вернуться; пропылил - редкий случай! - встречный грузовик,  незнакомый
водитель приветственно взмахнул рукой, Гай ответил и  долго  следил  в
треснувшее зеркальце за удаляющимся желтым облачком.
    - Тебе не скучно целый день одному в кабине?  -  небрежно  спросил
Крысолов.
    Гай пожал плечами. Вероятно, его попутчик не имел представления ни
о прелести одиночества,  ни  о  притягательности  бесконечной  дороги;
объяснять что-либо Гаю никак не хотелось, и потом  он  только  коротко
вздохнул:
    - Нет.
    - И не страшно? - продолжал Крысолов все  так  же  небрежно.  -  А
вдруг мотор  заглохнет,  или  там  авария,  или  сердечный  приступ?..
Впрочем, для сердечного приступа ты еще, пожалуй, молоденек.
    Гай  подозрительно  на  него  покосился.  Хотел  сказать,  что   с
подозрительными спутниками путешествовать куда опаснее - но не сказал,
конечно. И не сказал, что знает  Рыжую  Трассу,  как  свою  ладонь.  И
вжился, как в привычную одежду. И что скука приходит, как  правило,  в
шумной толпе...
    Среди местной молодежи Гай был  безнадежно  чужим,  как,  впрочем,
безнадежно чужим он был среди братьев-студентов. Он умел  рассказывать
анекдоты  и  органично  вписываться  в  попойки,  он   даже   нравился
фермерским дочкам - но своим от этого все равно  не  становился.  Его,
кажется, даже побаивались, и в  друзья  к  нему  никто  не  набивался;
правда, и обижать не обижали,  потому  что  в  драку  он  бросался  не
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6 7 8  9 10 11 12 13 14 15
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама