Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Фэнтези - Дяченко М.и С Весь текст 175.38 Kb

Рассказы

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 7 8 9 10 11 12 13  14 15
ладоней...
    Здесь пахнет людьми. И одновременно  здесь  пахнет  запустением  -
невыносимый  коктейль.  И  машина  ползет,  как  во  сне,  ежесекундно
одолевая невидимые преграды...
    - Останови, Гай.
    Кажется, Крысолов впервые назвал его по имени.
    - Останови...
    Гай, не задумываясь, вдавил в пол педаль газа; машина рванулась  -
и тогда мотор  захлебнулся.  Заглох;  фургончик  неуклюже  подпрыгнул,
тряхнул клетками в кузове, вильнул -  и  въехал  в  невысокую  оградку
чьего-то палисадника.
    И сразу стало тихо. Как в вате.
    - Ну, Гай... Пойдем.
    - Этого не было в договоре, - Гай смотрел  прямо  перед  собой.  В
угол темного деревянного дома, под  которым,  возможно,  при  закладке
положили живого петуха.
    -  Этого  не  было,  -  повторил  он  шепотом.   -   Мы   так   не
договаривались.
    Крысолов вздохнул:
    - А ты бы не согласился. Если бы мы договаривались ТАК.
    - А на фиг вам мое согласие?!
    - Прекрати истерику. Есть некто, желающий  тебя  видеть.  Сегодня.
Сейчас. Для кого-то это очень важно, и я хотел бы, чтобы ты был  похож
на мужчину. Умеешь?
    Гай молчал, пытаясь осознать  глубину  поглотившей  его  пропасти.
Пропасти, которую он принял за лужу и  смело  прыгнул.  И  вот  теперь
летит, летит, а дна все нет и нет...
    В устах Гая был сейчас единственный весомый аргумент.  По  крайней
мере, совершенно искренний.

    - Я боюсь...
    - Я знаю.
    - Я не хочу!..
    - Но что делать-то...
    А что делать-то, в тоске подумал Гай.
    Крысолов легко соскочил на землю; сумка  его  осталась  лежать  на
сидении, медленно соображавший Гай успел  удивиться  -  надо  же,  всю
дорогу держал, как сокровище, а теперь оставляет... Железные ступеньки
кабины показались ему высокими, невозможно крутыми, и потому он выполз
наружу неуклюже, как измазанная маслом вошь.
    Истертые булыжники мостовой обожгли ему ноги. Ощущение было  таким
правдоподобным и сильным, что он с шипением втянул в себя  воздух;  по
счастью, ожог существовал только в его  воображении.  Мостовая  -  Гай
специально нагнулся,  чтобы  потрогать  их  рукой  -  была  совершенно
холодная. Как и подобает трупу.
    Флейтист кивнул ему - и молча углубился  в  переулок,  как  бы  не
сомневаясь, что Гай последует за ним; и Гай последовал,  будто  собака
на веревочке. Крысолов шагал размашисто и спокойно,  будто  по  родной
улице, будто в тысячный раз, будто на  привычную  работу;  на  работу,
думал Гай, глядя, как мелькают босые пятки проводника. На  работу,  он
завел на колокольне какую-то тварь и  теперь  кормит  ее  путниками...
Бред. Нет, но откуда  среди  этих  мощных,  музейный  строений  взялся
новенький, поблескивающий стеклом коттедж?!
    Зрелище было настолько диким, что Гай замедлил  шаги.  На  изящной
скамейке   у   высокого    крыльца    лежала,    развернув    станицы,
порнографическая газетка. С позавчерашним  -  Гай  пригляделся  -  да,
позавчерашним числом на уголке страницы...
    Он припустил почти бегом. Почти догнал Крысолова, хотел крикнуть -
но крик не получился; проводник шагал легко  и  размеренно,  не  шагал
даже - шествовал, будто свершая неведомый ритуал, и  от  прямой  спины
его веяло такой торжественной  невозмутимостью,  что  Гай  не  решился
приблизиться.
    Тогда, в борьбе с цепенящим ужасом, он стал вслух считать шаги:
    - Сто тридцать семь... сто тридцать восемь...
    Крысолов свернул.
    Новая улица, темнее и уже, стены, дома, ограды, снова стены, и все
меньше окон, будто лица домов - без глазниц.
    - Тысяча два... тысяча три...
    Дрожащий голос Гая звучал все тише, пока не перешел в шепот, потом
в хрип, а тогда и вовсе умолк.
    Вот  она,  площадь  у  подножия   колокольни.   Странно   большая,
неправильной формы, мощеная булыжником площадь. А посреди нее...
    Гай встал, как вкопанный.
    Посреди площади торчал  каменный  палец.  Веревки,  впивающиеся  в
тело, улюлюканье толпы...
    Каменный столб покрыт был слоем копоти.  И  помост  вокруг  усыпан
пеплом.
    И в какой-то момент Гаю стало даже легче - вот оно что, это просто
тягостная вариация знакомого сна. Скверно, что сон вернулся  -  но  из
сна можно выскользнуть. Удрать, проснуться, уйти...
    И он свирепо укусил себя  за  запястье.  Все  душой  надеясь,  что
наваждение рухнет, что он проснется в проходной комнатке старухи Тины,
посмотрит на часы и убедится, что опоздал на работу...
    -  Мало  ли  что  человеку  приснится,  -  сказал   Крысолов,   не
оборачиваясь. - А вдруг  тебе  приснилось,  что  ты  студент?  Что  ты
подрабатываешь? Что ты везешь нутрий?..
    В последних словах абсолютно серьезной  фразы  проклюнулась  вдруг
издевка; Гай тупо смотрел на свою руку - с белыми  следами  зубов.  На
его глазах следы наливались красным, и проступала даже кровь...
    - А вот и нет, -  сказал  он,  превозмогая  озноб.  -  Я  есть.  Я
родился, я вырос, я есть, черт побери, и мне  ничего  не  снится...  А
здесь я не был. Никогда. Ни разу.
    - Ты уверен?...
    И Гай увидел, как Крысолов вынимает из  футляра  флейту.  И  хотел
даже сказать что-то вроде "не надо", но слова так и застряли у него  в
горле.
    - Иди сюда... Будешь стоять рядом. И не смей  гнуться!..  -  голос
флейтиста вдруг занял собой всю площадь. И Гай увидел на месте  своего
проводника  -  темную  громадину,  чудовищный  силуэт  на  фоне  вдруг
потемневшего неба. Увидел и отшатнулся - но его  подхватили  и  рывком
вздернули на помост.
    Звук флейты.
    Ничто в мире не может издавать такой звук. Это и не  звук  даже  -
его слышат не ушами, а шкурой, пульсом, сердцем, и мир, заслышав  его,
треснул.
    По одну сторону трещины  остались  деревни  и  Столицы,  церкви  и
тюрьмы, базары и кладбища, больницы и бордели; по другую  -  безлюдная
площадь, которая больше не была безлюдной.
    Их сотни. Их много сотен; Их выплеснули узкие улицы, или они вышли
из-под земли, а может быть, они всегда стояли  тут  в  ожидании  этого
дня. А теперь день настал, и для них  не  было  ничего  страшнее,  чем
опоздать на Зов. Площадь  была  уже  полна,  а  они  все  прибывали  и
прибывали. Гай корчился от проникающего под кожу звука, и  вот  тогда,
когда терпеть уже не оставалось сил - звук оборвался.
    Ни шороха, ни шепота. Сотни лихорадочно блестящих глаз.
    На Горелой Башне гулко и страшно ударил колокол.
    - Все ли явились, палачи?
    Это не был голос Крысолова, и вряд ли это вообще был  человеческий
голос. Гай взглянул - и тут же пожалел, потому что на месте  Крысолова
высилась фигура, уместная разве что в кошмарном  сне.  Пылали  зеленые
лампы на месте глаз, и черными складками опадала зубчатая,  проедающая
пространство тень, и когда фигура повелительным жестом подняла руку  -
ударил красный сполох на месте колечка с камушком.
    - Все, - отозвался из толпы голос, подобный деревянному стуку.
    - Вы не забыли? - спросил Тот, кто был Крысоловом.
    - Мы помним, - сказал другой мертвый голос.
    Страшная рука вдруг вытянулась, указывая прямо на Гая:
    - Вот он.
    Гай хотел вздохнуть - но ведающие дыханием мышцы  не  послушались,
сведенные судорогой. Бежать было некуда,  ноги,  казалось,  по  колено
вросли в каменный помост, страшно хотелось кричать - но в этот  момент
он ясно услышал голос прежнего Крысолова:
    - Спокойно, парень. Спокойно, мальчик, это всего лишь я!..
    Сотни измученных глаз смотрели прямо на Гая.
    - Узнаете? - спросил нечеловеческий голос, а в это время сильная и
вполне человеческая рука предусмотрительно взяла Гая повыше локтя.
    - Да, - пронеслось по площади, будто вздох. - Да,  да,  да...  Это
он...
    Это не я, хотел крикнуть  Гай,  рванулся,  но  держащая  его  рука
тотчас же превратилась в стальной капкан. Гай обмяк, и  тогда  площадь
колыхнулась, вздохнула и опустилась на колени.
    - Отпусти нас, -  донеслось  из  коленопреклоненной  толпы.  -  Мы
достаточно наказаны.
    - Не я прощаю, - сказал Тот, кто был Крысоловом. - Прощает  теперь
он, - и черная рука с красным сполохом снова указала на  Гая,  и  тому
показалось, что вытянутый палец болезненно вошел ему в сердце.
    Толпа вновь колыхнулась - и замерла.  Гай  различал  теперь  лица.
Молодые, старые, худые, одутловатые лица,  и  лица  со  следами  былой
красоты; из-под  капюшонов,  шляп  и  платков,  и  даже  металлических
шлемов, воспаленные, опухшие глаза и глаза ясные, почти  детские  -  и
все  с  одинаковым  выражением.  Так  смотрит  на  жестокого   хозяина
несчастная, давно отчаявшаяся собака.
    - Вот, посмотри, - медленно сказал Гаю Тот, кто был Крысоловом.  -
Посмотри хорошо... потому что судьба их зависит от тебя.
    - И что я должен сделать? - спросил Гай неслышно, но Тот, кто  был
Крысоловом, услышал все равно. Темная фигура колыхнулась:
    - Ты ничего не должен. Можешь простить их, но можешь и не прощать.
Это твое право... но вот  раньше,  чем  ты  решишь,  все  же  посмотри
внимательнее. Ты понял?
    - Да...
    - Время есть. Смотри.
    И на площадь снова опустилась тишина; Гай стоял, и  ему  казалось,
что все эти лица, лица смотрящих на него, что  они  плывут  по  кругу,
плывут, не дыша и не оставляя застывшей мольбы.  Ему  снова  сделалось
жутко - но на этот раз он боялся не за себя. А за кого - никак не  мог
понять.
    Незнакомые лица. Желтые, как  воск;  откуда  они  явились?  И  что
довелось им ТАМ пережить? "Отпусти  нас,  мы  достаточно  наказаны"...
Меру наказания определяет - кто?..
    - Если я не прощу...
    - Они отправятся туда, откуда пришли.
    - Это... за то, что сложили мне костер?
    - Да... но смотри сам.
    И Гай стал смотреть снова, и  на  этот  раз  в  мешанине  лиц  ему
померещилось  движение.  Чьи-то  испуганно  дрогнувшие  веки,   чьи-то
забегавшие, слезящиеся глаза...
    Он пошатнулся.
    ..."Дай! А ну дай, дай я, пропусти!.." - "Ры-ижие, мать их растак,
расплоди-или..." - "Дай, скотина, пройти дай..." - "А вот кому  медок,
кому медок сладенький!" - "Морду-то ему подправь, забор  подравняй..."
- "Сволочи, не трогайте, сволочи!!" - "Ща, щенок, получишь тоже..."
    Базар. Ярмарка, бьющий  в  глаза  свет,  цветные  навесы,  золотая
солома, томатный сок... Золотые волосы Иля, кровь, кровь, перемазанные
кровью тяжелые сапоги...
    Гай схватил себя за горло.  Таким  явственным  было  воспоминание.
Таким... будто вчера...
    - Сволочи, - прошептал он сквозь слезы.  И  увидел,  как  померкли
глаза, посерели молящие лица. Молчаливый обреченный крик.
    - Сволочи... Убийцы...
    Движение на коленопреклоненной площади. Зеленые огни на лице Того,
кто был Крысоловом:
    - Смотри еще.
    Гай сглотнул. Потому что и смотреть уже не надо было - он ВИДЕЛ  и
так.

    Рваная юбка. Прыгающие  губы  девочки  по  имени  Ольга,  веревка,
неумело спрятанная за спиной - "Не стану жить... все равно"...  Душная
темнота летнего вечера, он не видел этого, но знает, как  это  было  -
"Тихо, тихо, не обидим..." - "Да придержи ее, кусается,  стерва..."  -
"Тихо, тихо, не то щас больно будет,  слышишь?.."  Блестящие  бороздки
слез, угасшие, тусклые от отчаяния глаза...
    Гай медленно провел рукой по  ее  спутанным  волосам.  По  горячей
голове, существующей только в его воображении; убивать нехорошо.  Если
бы я ВАС тогда нашел...
    Откуда навязчивое чувство, что и ЭТИ здесь? Что и они, чьих лиц он
не помнит, стоят сейчас на коленях в прочей  толпе,  и  для  них  тоже
миновала  тысяча  лет  искупления...  И  теперь  они  тоже  каются   и
умоляют... ЭТИ?! О чем, собственно?..
    - А почему именно я должен их прощать? Разве я Бог - прощать?!
    - Как знаешь... Не поступай, как  Бог.  Поступай,  как  ты...  как
хочешь. Как можешь.
    - Никак не могу...
    - Смотри. Смотри еще.
    Гай  повернулся,  уводя  взгляд  от   восковых,   умоляющих   лиц.
Повернулся, шатаясь, подошел к столбу. Провел рукой - пальцы покрылись
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 7 8 9 10 11 12 13  14 15
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама