Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#5| I'm returning the supercomputer
Aliens Vs Predator |#4| New artifact
Aliens Vs Predator |#3| Endless factory
Aliens Vs Predator |#2| New opportunities

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Приключения - Александр Дюма Весь текст 768.49 Kb

Графиня Де Шарни (2-3 части)

Предыдущая страница Следующая страница
1  2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 66
колько не ожидал, что от радости при его  возвращении  домашние  заколют
упитанного тельца, решил потребовать, чтобы ему отдали положенное по за-
кону. То, что Мирабо был оказан дурной прием в родительском доме,  имело
свои причины: во-первых, он выбрался из Венсенского замка вопреки марки-
зу; во-вторых, явился в дом, чтобы требовать денег. И вот маркиз, погло-
щенный отделкой очередного филантропического труда, при виде сына  вско-
чил, при первых же словах, которые тот произнес, схватил свою трость  и,
как только послышалось слово .деньги., бросился на сына. Граф знал свое-
го отца, но все же надеялся, что в тридцать семь лет ему не  может  гро-
зить наказание, которое ему сулил отец. Граф признал свою ошибку,  когда
на плечи ему градом обрушились удары трости.
   - Как! Удары трости? - переспросил Жильбер.
   - Да, самые настоящие добрые удары трости. Не такие,  что  раздают  и
получают в "Комеди Франсез. в пьесах Мольера, но ощутимые удары, способ-
ные проломить голову и перебить руки.
   - И как поступил граф де Мирабо? - спросил Жильбер.
   - Черт возьми! Он поступил как Гораций в первом бою:  он  ударился  в
бегство. К сожалению, в отличие от Горация у него не  было  щита;  иначе
вместо того, чтобы его бросить, подобно певцу Лидии,  он  воспользовался
бы им, чтобы укрыться от побоев, но за неимением щита он кубарем промах-
нул первые четыре ступеньки этой лестницы, вот так, как я сейчас, а  мо-
жет, и еще проворнее. Остановившись на этом месте, он обернулся и,  под-
няв собственную трость, обратился к отцу: "Стойте, сударь, четыре ступе-
ни - это предел родства!." Не слишком удачный каламбур, но тем не  менее
он остановил нашего филантропа лучше, чем самый серьезный довод. "Ах,  -
сказал он, - какая жалость, что наш бальи умер! Я пересказал  бы  ему  в
письме вашу остроту." Мирабо, - продолжал рассказчик, - был превосходный
стратег: он не мог не воспользоваться открывшимся ему путем к  отступле-
нию. Он спустился по остальным ступеням почти так же  стремительно,  как
по первым четырем, и, к великому своему  сожалению,  никогда  больше  не
возвращался в этот дом. Ну и плут этот граф до  Мирабо,  не  правда  ли,
доктор?
   - О сударь, - возразил молодой человек, приблизившись к Мирабо с умо-
ляюще сложенными руками и словно испрашивая прощения у гостя за то,  что
никак не может с ним согласиться, - это воистину великий человек!
   Мирабо глянул молодому человеку прямо в лицо.
   - Вот как? - протянул он. - Значит, есть люди, которые придерживаются
о графе де Мирабо такого мнения?
   - Да, сударь, - отозвался молодой человек, - и я  первый  так  думаю,
хоть и боюсь, что это вам не по вкусу.
   - Ну, - со смехом подхватил Мирабо, - в этом доме,  молодой  человек,
не следует высказывать вслух такие мысли, а то как бы стены  не  обруши-
лись вам на голову.
   Потом, почтительно поклонившись старику и учтиво - обеим девушкам, он
пересек сад и дружески помахал рукой Картушу, а пес ответил ему бурчани-
ем, в котором покорство заглушало остатки злобы.
   Жильбер последовал за Мирабо; тот велел кучеру ехать в город и  оста-
новиться перед церковью.
   Но на первом же углу он остановил карету, извлек из кармана  визитную
карточку и сказал слуге:
   - Тайш, передайте от моего имени эту карточку молодому человеку,  ко-
торый не разделяет моего мнения о господине де Мирабо.
   И со вздохом добавил:
   - Да, доктор, этот человек еще не прочел "Великого предательства  Ми-
рабо."
   Вернулся Тайш.
   Его сопровождал молодой человек.
   - О господин граф, - сказал он с нескрываемым восхищением в голосе, -
прошу у вас о чести, в которой вы не отказали Картушу: позвольте поцело-
вать вашу руку.
   Мирабо распахнул объятия и прижал юношу к груди.
   - Господин граф, - сказал тот, - меня зовут Морне. Если у  вас  будет
нужда в человеке, который готов за вас умереть, вспомните обо мне.
   На глаза Мирабо навернулись слезы.
   - Доктор, - сказал он, - вот такие люди придут нам на смену.  И  кля-
нусь честью, сдается мне, они будут лучше нас!
 
   XXXIV
   ЖЕНЩИНА, ПОХОЖАЯ НА КОРОЛЕВУ
 
   Карета остановилась у входа в аржантейскую церковь.
   - Я говорил вам, что никогда не возвращался в Аржантей  с  того  дня,
когда мой отец выгнал меня из дому ударами трости; но я ошибся,  я  вер-
нулся сюда в тот день, когда сопровождал его тело в эту церковь.
   И Мирабо вышел из кареты, обнажил голову и, со шляпой в руке, медлен-
ной торжественной поступью вошел в церковь.
   Душа этого странного человека вмещала  в  себя  столь  противоречивые
чувства, что иногда он испытывал тягу к религии, и это  в  эпоху,  когда
все были философами, а некоторые доводили свою приверженность  философии
до атеизма.
   Жильбер следовал за ним на расстоянии нескольких  шагов.  Он  увидел,
как Мирабо прошел через всю церковь и совсем близко от алтаря Богоматери
прислонился к массивной колонне с романской капителью, на которой видне-
лась дата: XII век.
   Мирабо склонил голову, и глаза его вперились в черную плиту, распола-
гавшуюся в самом центре часовни.
   Доктору захотелось понять, чем были настолько поглощены мысли Мирабо;
он проследил глазами направление его взгляда и  обнаружил  надпись.  Вот
она:
   Здесь покоится
   Франсуаза де Кастеллан, маркиза де Мирабо, образец благочестия и доб-
родетели, счастливая супруга, счастливая мать.
   Родилась в Дофине в 1685 году; умерла в Париже в 1769 году.
   Похоронена в Сен-Сюльпис, затем ее прах перенесен сюда,  дабы  упоко-
иться в одной могиле с ее достойным сыном,
   Виктором де Рикети, маркизом де Мирабо, получившим прозвание Друг лю-
дей; он родился в Пертюи, в Провансе, 4 октября 1715 года, умер в Аржан-
тее 11 июля 1789 года.
   Молите Господа за упокой их душ.
   Культ смерти - столь могущественная религия, что  доктор  Жильбер  на
миг склонил голову и напряг память в поисках какой-нибудь молитвы, желая
последовать призыву, с которым  обращалось  к  каждому  христианину  это
надгробие.
   Но если в далеком детстве Жильбер и умел говорить на языке смирения и
веры - предположение весьма сомнительное! - то  сомнение,  эта  гангрена
нынешнего века, давно уже стерло из его памяти все молитвы до последнего
слова и на освободившемся месте вписало свои софизмы и парадоксы.
   Сердце его было холодно, уста - немы; он поднял взгляд и увидал,  как
две слезы бегут по властному лицу Мирабо, на  котором  страсти  оставили
свои следы, как извержение оставляет лаву на склонах вулкана.
   Слезы Мирабо пробудили в душе у Жильбера странное волнение. Он  подо-
шел пожать ему руку.
   Мирабо понял.
   Будь эти слезы пролиты по отцу, который заключил сына в тюрьму, мучил
и терзал его, это было бы необъяснимо или банально.
   Итак, он поспешил открыть Жильберу истинную  причину  своей  чувстви-
тельности.
   - Эта Франсуаза де Кастеллан, матушка моего отца, была достойная жен-
щина, - сказал он. - Все считали меня отталкивающе безобразным; она одна
довольствовалась тем, что объявляла меня некрасивым; все меня  ненавиде-
ли, а она меня почти любила!  Но  превыше  всего  на  свете  она  любила
собственного сына. И вот, как видите, любезный Жильбер, я их соединил. А
с кем соединят меня? Чьи кости будут покоиться рядом с моими? У меня нет
даже пса, который бы меня любил!
   И он горько рассмеялся.
   - Сударь, - произнес чей-то жесткий, проникнутый упреком голос, такие
голоса бывают только у ханжей, - в церкви негоже смеяться!
   Мирабо обратил к говорившему залитое слезами лицо и увидел перед  со-
бой священника.
   - Сударь, - мягко спросил он, - вы священник в этой часовне?
   - Да. Что вам от меня угодно?
   - В вашем приходе много бедняков?
   - Больше, чем людей, готовых уделить им подаяние.
   - А известны ли вам люди, у которых милосердное сердце, которым  при-
сущ человеколюбивый образ мыслей?
   Священник расхохотался.
   - Сударь, - заметил Мирабо, - по-моему, вы не так давно  оказали  мне
честь напомнить, что смеяться в церкви не принято.
   - Сударь, - парировал уязвленный священник, - вы что же, намерены ме-
ня учить?
   - Нет, сударь, но я намерен вам доказать, что люди, почитающие  своим
долгом прийти на помощь ближнему, не так редки, как  вы  полагаете.  Так
вот, сударь, по всей вероятности, я буду жить в  замке  Маре.  И  каждый
мастеровой, не имеющий работы, найдет там и занятия, и плату; каждый го-
лодный старик найдет хлеб; каждый больной, какие бы политические убежде-
ния и религиозные принципы он ни исповедывал, найдет подмогу, и прямо  с
нынешнего дня, господин кюре, я открываю вам с этой целью кредит в тыся-
чу франков в месяц.
 
   И, вырвав листок из записной книжки, он написал на нем карандашом:
   Чек па получение суммы в двенадцать тысяч франков, каковую я  передаю
в распоряжение г-на аржантейского кюре из расчета одна тысяча франков  в
месяц, кои он употребит на добрые дела, начиная со дня моего переезда  о
замок Маре.
   Составлен в церкви Аржантея и подписан на алтаре Богоматери.
   Мирабо-младший
   И впрямь, Мирабо составил и подписал этот вексель на алтаре Богомате-
ри.
   Составив и подписав вексель, он вручил его кюре, который изумился еще
до того, как увидел подпись, а когда увидел, изумился еще больше.
   Затем Мирабо вышел из церкви, сделав доктору Жильберу знак  следовать
за ним.
   Они вернулись в карету.
   Хотя Мирабо и пробыл в Аржантее совсем недолго, а все  же  походя  он
оставил по себе два воспоминания, которым суждено было  распространиться
и перейти к потомству.
   Некоторым натурам присуще такое свойство: куда бы они ни явились,  их
появление становится событием.
   Таков Кадм, посеявший воинов в Фиванскую землю.
   Таков Геракл, на виду у всего мира исполнивший свои двенадцать подви-
гов.
   Еще и поныне - хотя Мирабо вот уже шестьдесят лет как умер, -  еще  и
поныне, коль скоро вы остановитесь в Аржантее в тех самых описанных нами
двух местах, где остановился Мирабо, то, если только дом не окажется не-
обитаемым, а церковь пустой, вам непременно попадется кто-нибудь, кто во
всех подробностях, словно это было вчера, расскажет о событиях,  которые
мы только что вам изобразили.
   Карета до конца проехала по главной улице; потом,  миновав  Аржантей,
она покатила по безонской дороге. Не успели путники проехать  сотню  ша-
гов, как Мирабо заметил по правую руку парк с густыми кронами  деревьев,
меж которыми виднелись шиферные крыши замка и примыкавших к нему служб.
   Это был замок Маре.
   Справа от дороги, по которой следовала карета, перед поворотом на ал-
лею, ведшую от этой дороги к решетке замка, виднелась убогая хижина.
   У порога хижины на деревянной скамье сидела  женщина,  на  руках  она
держала бледного, тщедушного, снедаемого лихорадкой ребенка.
   Мать баюкала этот полутруп, подняв глаза к небу и заливаясь слезами.
   Она обращалась к тому, к кому обращаются, когда ничего более не  ждут
от людей.
   Мирабо издали заприметил это печальное зрелище.
   - Доктор, - обратился он к Жильберу, - я суеверен, как древние:  если
это дитя умрет, я откажусь от замка Маре. Смотрите, это касается вас.
   И он остановил карету перед хижиной.
   - Доктор, - продолжал он, - у меня остается не больше двадцати  минут
до наступления темноты,  чтобы  посетить  замок,  поэтому  оставляю  вас
здесь; вы догоните меня и скажете, есть ли у вас надежда спасти дитя.  -
Потом, обратясь к матери, он добавил: - Добрая женщина, вот этот  госпо-
дин - великий врач; благодарите Провидение, пославшее его вам: он  попы-
тается спасти ваше дитя.
   Женщина не понимала, наяву это происходит или  во  сне.  Она  встала,
держа на руках ребенка, и залепетала слова благодарности.
   Жильбер вышел из кареты.
   Карета покатила дальше. Спустя пять минут Тайш звонил у решетки  зам-
ка.
   Некоторое время было не видно ни души. Наконец, пришел человек, в ко-
тором по платью нетрудно было распознать садовника, и открыл им.
   Мирабо первым делом осведомился, в каком состоянии находится замок.
Предыдущая страница Следующая страница
1  2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 66
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (1)

Реклама