Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#3| Endless factory
Aliens Vs Predator |#2| New opportunities
Aliens Vs Predator |#1| Predator's time!
Aliens Vs Predator |#5| Final fight

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Научная фантастика - Громов А. Весь текст 403.94 Kb

Мягкая посадка

Предыдущая страница Следующая страница
1  2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 35
нем завяз. Пришлось выдирать ноги, выбираться на твердое место и нудно
топать, отряхивая ботинки. Конечно, снег проник вовнутрь и теперь про-
тивно таял, пропитывая носки. Кроме как доводить человека до простуды,
ничего другого он не умеет. Умник, обругал я себя. Ты еще вспомни, как
по грибы ходил. По чернушки-волнушки. А как еще успел - хорошо, ребята
уговорили - махнуть напоследок в Карелию и как байдарку колотило и ло-
мало на порогах,  вспомнить не хочешь ли?..  А по берегам порогов  уже
лежал и не собирался таять цепкий крупчатый снег,  и было пусто, как в
яме, вообще в том походе было что-то траурное, река остывала буквально
на глазах,  к утру тихие плесы схватывало тонким звенящим ледком, и мы
ломали лед веслами и двигались медленно, сосредоточенно, стараясь обе-
речь байдарку от ранений лезвиями ледяных кромок...

Теперь она сгнила, эта байдарка.

Ближе к учебному корпусу снег растоптали в кисель.  Здесь толклась не-
большая толпа,  она задерживалась,  обтекая колонны,  и тремя  струями
вливалась  в главный вход.  Это была осмысленная,  векторная толпа,  с
умеренной составляющей броуновского  движения.  Люблю  такую.  Роились
студенты  потока  один,  существа  знакомые и в целом безопасные - сам
когда-то был примерно таким же,  а теперь вот читаю им электротехнику.
Что  до  прочих  человекообразных  с  потоков два-А и два-Б - особенно
два-Б,- то орда этих дубоцефалов выглядит куда хуже. Фауна. Но она по-
явится чуть позже и не в этом крыле здания - потоки мудро разделены во
времени и пространстве. Это правильно.

Оставалось еще минут пятнадцать.  Я торопливо разделся в гардеробе для
преподавателей и заспешил по коридору.  Зря,  конечно:  спешащий у нас
всегда неправ и подозрителен,  следовательно, рискует нарваться. Разу-
меется, тут же какой-то самодовольный жлоб из внутреннего патруля пре-
сек мою прыть и не захотел верить протянутому пропуску,  после чего  я
сначала  нетерпеливо объяснял,  кто я такой,  а потом вышел из себя и,
кратко объяснив ему,  кто такой он,  был все же отпущен с миром,  но в
настроении хуже некуда.  Ублажать служебное рвение жлобов - дело преп-
ротивное,  хотя, я знаю, находятся люди, испытывающие от этого занятия
мазохистское  удовольствие.  Но  это  не по мне.  Куда ни плюнь - либо
жлоб,  либо дубоцефал-толстолобик,  хорошо еще,  что в  институте  нет
адаптантов,  по крайней мере теоретически. А вот где люди, хотелось бы
знать? Люди-то где?

Дверь в наш деканат визжит, как жертва вивисекции. Люди были здесь. На
визг повернули головы сразу трое:  юный толстый секретарь из недоучен-
ных разгильдяев с протекцией,  унылый Вацек Юшкевич  с  нашей  кафедры
электрических  машин  и надменная Алла Хамзеевна,  мастер подлежащих и
сказуемых с кафедры  русского  членораздельного  для  дубоцефалов.  За
дверью в кабинет декана кричали в два голоса - Сельсин разносил в ато-
мы какого-то неподатливого.  Это он умеет.  Секретарь, соря на бумаги,
ел бутерброд и с интересом прислушивался. Алла Хамзеевна сидела мумией
- плоская спина в трех сантиметрах от спинки стула и идеально  ей  па-
раллельна. Вацек с покорной тоской в глазах слонялся из угла в угол.

Я поздоровался со всеми, а с Вацеком - за руку. Вацек никогда не пода-
ет руки первым,  это приходится делать мне. Секретарь что-то промямлил
сквозь бутерброд,  я не понял что. Алла Хамзеевна сурово поджала губы.
Она меня не любит, и есть причина. Это она так считает. Никак не может
простить,  что  моих  родителей отправили на Юг раньше ее припадочного
зятя,  хотя по ее заслугам,  в чем она глубоко убеждена,  следовало бы
наоборот,  причем вне всякой очереди. Но вне очереди пошел я, и ей это
сугубо не все равно.  Вацеку вот все равно,  а ей не все равно. Бывают
такие люди.

- Сельсин у себя? - спросил я.

Алла Хамзеевна сделала вид, что не слышит.

Сельсин -  прозвище  и  сущность  нашего  декана.  Я имею в виду сель-
син-датчик.  Это не фамилия,  а несложный электромеханический  прибор.
Если ось сельсина-датчика повернется на некоторый угол, на тот же угол
волей-неволей должна повернуться ось связанного с ним кабелем  сельси-
на-приемника. В общем, все как у людей.

- У себя,- нерадостно сообщил Вацек. - Только он, по-моему, занят.

Крик за дверью усилился.  Теперь орал один Сельсин,  орал за двоих,  а
его оппонент только вякал с последней линии обороны.  Сельсин его дож-
мет, вольтерьянца.

- Как думаешь, это надолго?

Вацек только пожал плечами.  Будто поежился. Вид у него был самый нес-
частный.  Вольтерьянец за дверью вдруг страшно заорал:  "Я вам так  не
позволю!.." Позволит он.  Еще как позволит.  И так позволит, и эдак. Я
знаю.

- Я первая,- вдруг сказала Алла Хамзеевна  непререкаемым  тоном.  -  Я
здесь уже полчаса, а вы только что пришли.

- Пожалуйста, пожалуйста,- уверил я. - Вы так вы. Мне все равно.

Кажется, я ее обидел. Она копит обиды на меня и складывает их в обшир-
ную копилку. Сейчас ей очень бы хотелось, чтобы мне было не все равно,
чтобы я полез к Сельсину напролом, пихаясь локтями направо и налево, а
она бы не пустила и весь день ощущала бы удовлетворение от выполненно-
го долга и причастности к высшей справедливости.  Нет уж,  дудки ей. И
большой тромбон.

- Ты-то чего здесь? - спросил я Вацека.

- Своих на Юг отправляю,- скорбно пожаловался он.  - Бумагу вот подпи-
сать. И еще... - Он замялся.

- Давно пора,- одобрил я.  - Почти все уже стариков отправили.  А куда
предлагают?

- Нефтекумск,- с тоской сказал Вацек.  - Вы случайно  не  знаете,  где
это?

- Да  уж наверное не на Таймыре,- хмыкнул я.  - Ты чего такой скучный?
Кавказ, должно быть, или где-то около... Совсем не так плохо. Да, точ-
но. Северный Кавказ. Или около.

- А там зимой тепло? - спросил Вацек.

Этого я не знал. По здравой логике, летом, пожалуй, не холодно, ледник
далече. А вот зимой... Я развел руками. Вацек много от меня хочет. По-
годой на Кавказе я пока еще не заведую.

- А вы, Сергей Евгеньич, своих куда отправили?

- В Туапсе,- сказал я с неловкостью.

- А-а...

Нотку зависти в его голосе я все-таки уловил. Но так, самое чуть-чуть,
на пределе чувствительности.  Мне опять повезло больше, чем ему, а Ва-
цек убежден,  что так и должно быть, и разубедить его в этом нет ника-
кой возможности.  Он всегда относился ко мне с громадным пиететом, еще
с тех пор как я, тогда вечно злой от бессонницы аспирант и сам вчераш-
ний студент, за неимением других погонял оказался у него в руководите-
лях дипломного проекта.  Крупных звезд с неба он не хватал, мелких то-
же,  но был как-то трогательно старателен и после диплома  остался  на
кафедре инженером.  Субординацию он и тогда уважал,  и теперь уважает,
только у него она особая. В его табели о рангах на втором месте, сразу
после Сельсина,  вписана моя фамилия,  и, кажется, навечно. Он сделает
для меня что угодно,  но говорить мне "ты",  на что я не раз и не  два
пытался его подбить,  органически не способен. Если я скажу ему, что в
интересах дела завтра его повесят, он придет со своей веревкой и мылом
в кармане. Мне с ним бывает неловко. Вот как сейчас.

- Некоторые считают, что главное устроить своих родственников,- сказа-
ла Алла Хамзеевна,  глядя прямо на меня,- а там хоть трава не расти  и
остальные  пускай  отправляют  родителей околевать в этот самый Земно-
водск...

Я ее проигнорировал.

- Тут м-м... такое дело...- сказал Вацек. Было видно, что он не знает,
как начать. - Э-э... Ржавченко умер, вы знаете?

Секретарь икнул  и укусил бутерброд.  На меня сдержанность Вацека тоже
произвела впечатление.  Умер...  гм.  В общем,  конечно, умер. Похоже,
процесс был не лучше результата. Истерзанный труп Ржавченко был найден
вчера между новым корпусом и спортзалом какими-то студентами со второ-
го потока на отработке трудовой повинности по уничтожению снега. Гово-
рят,  долго не могли опознать.  Студентов сейчас трясут,  но много  ли
вытрясут, неизвестно.

- Еще бы,- сказал я.  - Жаль:  хороший был мужик.  Кремация,  кажется,
послезавтра. Ты пойдешь?

- Н-не знаю...  Да,  наверное.  Я это...  Я э-э...  вот что хотел ска-
зать...  Раз уж его убили...  - Слова из Вацека шли туннельным перехо-
дом,  пробиваясь сквозь потенциальный барьер. Он страшно мучился и вид
имел такой раскаянный,  будто сам и убил.  - Тут э-э...  вот какое де-
ло...

- Ржавченко читал лекции в "два-Б",- опять встряла Алла  Хамзеевна,  и
Вацек кинул на нее взгляд,  отчаянный и благодарный одновременно.  - И
еще вел семинары в трех группах.

До меня начало доходить.

- Угу,- произнес я с пакостным предчувствием.  -  И  кому  теперь  все
это... добро?

- Вам,  конечно,- с энтузиазмом сказала Алла Хамзеевна. - Вы у нас мо-
лодой и способный, даже чересчур, вам и палку в руки...

Я исхитрился сдержаться, чтобы ее не убить.

- Вам только лекции, Сергей Евгенич,- поспешил вставить Вацек. - Семи-
нары будут у Конюхова, он как раз сейчас там...

Там - это,  конечно,  у Сельсина. Я прислушался. В кабинете декана уже
не кричали.  Сельсина слышно не было,  а второй голос - теперь я и сам
узнал Конюхова - упрашивал,  настаивал, умолял... Тоже напрасное заня-
тие.  Если Сельсин позволит слезам и соплям влиять на свои решения, на
его место пришлют кого-нибудь другого.

- Ясно,- сказал я, стараясь не выражать эмоций. - Меня, надо полагать,
тоже обчистили. Не знаешь случайно, что отбирают?

- Кажется,  знаю,- сказал Вацек, глядя себе под ноги. - Лабораторные в
первом потоке. Но это, по-моему, еще не наверняка...

Секретарь потерял интерес к разговору, зевнул и жизнерадостно потянул-
ся.  Потом поискал под столом,  поймал жужелицу и принялся обрывать ей
ноги.

- Так... И кому отдают?

- Мне. - На Вацека было жалко смотреть.

Я медленно сосчитал до десяти.  Потом эта дура Хамзеевна,  не удержав-
шись,  хихикнула,  и я продолжил счет.  Ай,  спасибо! Спасибо Вацеку и
спасибо  Алле Хамзеевне.  Очень вовремя вы здесь оказались,  вот что я
вам скажу.  Не будь вас,  я бы сейчас прямиком рванул к Сельсину драть
глотку и терять от обиды лицо.  Как вот сейчас Конюхов. Хотя, конечно,
всучить дубоцефалов,  да еще с потока "два-Б",  взамен нормальных сту-
дентов - это подлость,  которую я Сельсину не прощу. А еще это необхо-
димость,  и поэтому никуда ты,  голубчик,  не денешься и  некуда  тебе
деться.  Ну,  выразись покрепче,  если невмоготу.  Ну,  стукни кулаком
где-нибудь подальше от Аллы Хамзеевны.  Скрути в бублик того,  кто  от
тебя зависит. В конце концов, напиши крупными буквами на бумажке: "Это
твой долг!" - и утрись ею. Может, полегчает.

Алла Хамзеевна сияла. Специально для нее я пожал Вацеку руку:

- Поздравляю. Рад за тебя. Если будут какие-нибудь проблемы, можешь на
меня рассчитывать, идет?

Он кивнул.

- Напрасно вы так сидите,  Алла Хамзеевна,- сочувственно сказал я, по-
кидая деканат. - Вот именно так геморрой и зарабатывают...

Ай-яй-яй... Зря это я.  Глупо. На четвертом десятке уже поздновато го-
няться  за дешевыми удовольствиями,  разумнее озаботиться сохранностью
центральной нервной.  Первая заповедь дяди Коли: если уж бьешь, то бей
так, чтобы оппонент не встал. В противном случае лучше улыбайся.

И тут дядя Коля безусловно прав.



2

С девяти до одиннадцати - семинар в шестой группе потока "два-А".  Это
я люблю.  На семинарах куда безопаснее, чем на лекциях или в лаборато-
рии,  к тому же сегодня как раз зачет.  Очень люблю.  Можно не слишком
дрожать за свою шкуру: на зачете ты с потенциальным противником всегда
один на один.

Сидят, пялятся на вопросы, напрягают скудные мозги. Сложной техники им
не дают,  и правильно делают, а видеодоску и световое перо легко заме-
нить,  если что. Впрочем, дубоцефалы народ, как правило, мирный, а для
защиты от скрытых адаптантов придумана  преподавательская  кабинка  на
две персоны, стойкая к воздействию извне, и не только она одна.

Сижу в  своей цитадели,  слежу по экранчику,  что там у них на досках.
Н-да...  Как обычно.  Вот один пишет и стирает, пишет и стирает, решая
Предыдущая страница Следующая страница
1  2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 35
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама