Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100
Проза - Джон Голсуори Весь текст 5058.45 Kb

Сага о Форсайдах. Конец главы.

Предыдущая страница Следующая страница
1 2  3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 432
Суизин. Помогли они ему? Полюбуйтесь, он стал еще толще - настоящая  ту-
ша. Помогли они ему сбавить вес? Посмотрите на него!
   Суизин Форсайт, огромный, широкоплечий, подошел к ним горделивой  по-
ходкой, выставив вперед высокую, как у зобастого голубя, грудь  во  всем
великолепии ярких жилетов.
   - Э-э... здравствуйте, - проговорил он тоном денди, - здравствуйте!
   Каждый из братьев смотрел на двух других с неприязнью, зная по опыту,
что те постараются преуменьшить его недомогания.
   - Мы только что говорили про тебя, - сказал Джемс, - ты совсем не ху-
деешь.
   Суизин напряженно прислушивался к его  словам,  вытаращив  бесцветные
круглые глаза.
   - Не худею? У меня прекрасный вес, - сказал  он,  наклоняясь  немного
вперед, - не то что вы - щепки!
   Но, вспомнив, что в таком положении его грудь кажется не столь  широ-
кой, Суизин откинулся назад и замер в неподвижности, ибо  ничто  так  не
ценилось им, как внушительная внешность.
   Тетя Энн переводила свои старческие глаза с одного на другого. Взгляд
ее был и снисходителен и строг. В свою очередь и братья смотрели на Энн.
Она сильно сдала за последнее время. Поразительная женщина!  Восемьдесят
седьмой год пошел, и еще проживет, пожалуй, лет десять, а  ведь  никогда
не отличались крепким здоровьем. Близнецам Суизину и Джемсу - всего-нав-
сего по семьдесят пять. Николае - просто младенец - семьдесят или  около
того. Все здоровы, и выводы из этого напрашивались  самые  утешительные.
Из всех видов собственности здоровье, конечно,  интересовало  их  больше
всего.
   - Я чувствую себя неплохо, - продолжал Джемс, - только  нервы  никуда
не годятся. Малейший пустяк выводит меня из равновесия.  Придется  съез-
дить в Бат.
   - Бат! - сказал Николае. - Я испробовал Хэрроугейт. Ничего  хорошего.
Мне необходим морской воздух. Лучше всего Ярмут. Там я по  крайней  мере
сплю.
   - У меня печень пошаливает, - не спеша прервал его Суизин. -  Ужасные
боли вот тут, - и он положил руку на правый бок.
   - Надо побольше двигаться, - пробормотал Джемс, не  отрывая  глаз  от
фарфоровой вазы. И поспешно добавил: - У меня там тоже побаливает.
   Суизин покраснел и стал похож на индюка.
   - Больше двигаться! - сказал он. - Я и так много двигаюсь: никогда не
пользуюсь лифтом в клубе.
   - Ну, я не знаю, - заторопился Джемс. - Я вообще ничего не знаю:  мне
никогда ничего не рассказывают.
   Суизин посмотрел на него в упор и спросил:
   - А что ты принимаешь против этих болей?
   Джемс оживился.
   - Я, - начал он, - принимаю такую микстуру...
   - Как поживаете, дедушка?
   И Джун с протянутой рукой остановилась перед Джемсом, решительно гля-
дя на него снизу вверх.
   Оживление моментально исчезло с лица Джемса.
   - Ну, а ты как? - сказал он, хмуро уставившись  на  нее.  -  Уезжаешь
завтра в Уэлс, хочешь навестить теток своего жениха? Там  сейчас  дожди.
Это не настоящий Вустер, - он постучал пальцем по вазе. - А вот  сервиз,
который я подарил твоей матери к свадьбе, был настоящий.
   Джун по очереди поздоровалась с двоюродными дедушками и подошла к те-
те Энн. На лице старой леди появилось умиленное выражение; она поцелова-
ла девушку в щеку с трепетной нежностью.
   - Значит, ты уезжаешь на целый месяц, дорогая!
   Джун отошла, и тетя Энн долго смотрела вслед  ее  стройной  маленькой
фигурке. Круглые, стального цвета глаза старой леди, которые уже завола-
кивались пеленой, как глаза птиц, с грустью следили за Джун, смешавшейся
с суетливой толпой, - гости уже собирались уходить; а кончики ее пальцев
сжимались все сильнее и сильнее, помогая ей набраться  силы  воли  перед
неизбежным уходом из этого мира.
   "Да, - думала тетя Энн, - все так ласковы с  ней;  так  много  народу
пришло ее поздравить. Она должна быть очень счастлива".
   В толпе у двери - хорошо одетой толпе, состоявшей из семей докторов и
адвокатов, биржевых дельцов и представителей всех  бесчисленных  профес-
сий, достойных крупной буржуазии, - Форсайтов было  не  больше  двадцати
процентов, но тете Энн все казались Форсайтами - да и разница между теми
и другими была невелика - она всюду  видела  свою  собственную  плоть  и
кровь. Эта семья была ее миром, а другого мира она  не  знала;  никогда,
вероятно, не знала. Их маленькие тайны, их болезни, помолвки и  свадьбы,
то, как у них шли дела, как они наживали деньги, - все было ее собствен-
ностью, ее усладой, ее жизнью;  вне  этой  жизни  простиралась  неясная,
смутная мгла фактов и лиц, не заслуживающих особого  внимания.  Все  это
придется покинуть, когда настанет ее черед умирать, - все, что давало ей
сознание собственной значимости, сокровенное чувство собственной  значи-
мости, без которого никто из нас не может жить, - и за все это она  цеп-
лялась с тоской, с жадностью, растущей день ото  дня.  Пусть  жизнь  ус-
кользает от нее, это она сохранит до самого конца.
   Тетя Энн вспомнила отца Джун, молодого Джолиона, который ушел  к  той
иностранке. Ах, какой это был удар для его отца, для них  всех!  Мальчик
подавал такие надежды! Какой удар! Хотя, к  счастью,  все  обошлось  без
особенной огласки, потому что жена Джо не потребовала развода. Давно это
было! А когда шесть лет назад мать Джун умерла, молодой Джолион  женился
на той женщине, и теперь у них, говорят, двое детей. И все-таки он утра-
тил право присутствовать здесь, он украл у  нее,  у  тети  Энн,  полноту
чувства гордости за семью, отнял принадлежавшую ей когда-то радость  ви-
деть и целовать племянника, которым она так гордилась,  который  подавал
такие надежды! Память об этой обиде, нанесенной столько лет назад, отоз-
валась горечью в ее упрямом старом сердце. Глаза тети  Энн  увлажнились.
Она украдкой вытерла их тончайшим батистовым платком.
   - Ну, что скажете, тетя Энн? - послышался чей-то голос позади нее.
   Сомс Форсайт, узкий в плечах, узкий в талии, гладко выбритый, с узким
лицом, но, несмотря на это, производивший всем своим обликом впечатление
чего-то закругленного и замкнутого, смотрел на тетю Энн искоса,  как  бы
стараясь разглядеть ее сквозь препятствие в виде собственного носа.
   - Как вы относитесь к этой помолвке? - спросил он.
   Глаза тети Энн покоились на нем с гордостью:  этот  племянник,  самый
старший с тех пор, как молодой Джолион покинул родное гнездо,  стал  те-
перь ее любимцем; тетя Энн видела в нем надежного хранителя духа семьи -
духа, который ей уже недолго осталось охранять.
   - Очень удачный шаг для молодого человека, - сказала она. - Внешность
у него хорошая. Только я не знаю, такой ли  жених  нужен  нашей  дорогой
Джун.
   Сомс потрогал край позолоченного канделябра.
   - Она его приручит, - сказал он и, лизнув украдкой палец, потер узло-
ватые выпуклости канделябра. - Настоящий старинный лак; теперь такого не
делают. У Джонсона за него дали бы хорошую цену. -  Сомс  смаковал  свои
слова, как бы чувствуя, что они придают бодрости его  старой  тетке.  Он
редко бывал так разговорчив. - Я бы сам не отказался от  такой  вещи,  -
добавил он, - старинный лак всегда в цене.
   - Ты так хорошо разбираешься во всем этом, - сказала тетя  Энн.  -  А
как себя чувствует Ирэн? Аукционный зал.
   Улыбка на губах Сомса сейчас же увяла.
   - Ничего, - сказал он. - Жалуется на бессонницу,  а  сама  спит  куда
лучше меня, - и он посмотрел на жену, разговаривавшую в дверях с Боснии.
   Тетя Энн вздохнула.
   - Может быть, - сказала она, - ей не следует так часта встречаться  с
Джун. У нашей Джун такой решительный характер!
   Сомс вспыхнул; когда он краснел, румянец быстро перебегал у  него  со
щек на переносицу и оставался там как клеймо,  выдававшее  его  душевное
смятение.
   - Не знаю, что она находит в этой трещотке, - вспылил Сомс, но, заме-
тив, что они уже не одни, отвернулся и опять  стал  разглядывать  канде-
лябр.
   - Говорят, Джолион купил еще один дом, - услышал он рядом с собой го-
лос отца. - У него, должно быть, уйма денег - не знает, куда их  девать!
На Монпелье-сквер, кажется; около Сомса! А мне ничего не сказали -  Ирэн
мне Никогда ничего не рассказывает!
   - Прекрасное место, в двух минутах ходьбы от меня, - послышался голос
Суизина, - а я доезжаю до клуба в восемь минут.
   Местоположение домов было для Форсайтов вопросом громадной  важности,
и в этом не было ничего удивительного, ибо дом олицетворял  собой  самую
сущность их жизненных успехов.
   Отец их, фермер, приехал в Лондон из Дорсетшира в начале столетия.
   "Гордый Досеет Форсайт", как его называли близкие, был  по  профессии
каменщиком, а впоследствии поднялся до положения  подрядчика  по  строи-
тельным работам. На склоне лет он перебрался в Лондон,  где  работал  на
постройках до самой смерти, и был похоронен на Хайгетском кладбище. Пос-
ле кончины отца десять человек детей получили свыше тридцати тысяч  фун-
тов стерлингов. Старый Джолион, вспоминая о нем, что случалось  довольно
редко, говорил так: "Упорный был человек, кремень; и  не  очень  отесан-
ный". Второе поколение Форсайтов чувствовало, что такой родитель,  пожа-
луй, не делает им особой чести. Единственная аристократическая черточка,
которую они могли уловить в характере "Гордого Доссета", было его прист-
растие к мадере.
   Тетя Эстер - знаток семейной истории - описывала отца так:
   - Я не помню, чтобы он чем-нибудь занимался; по крайней  мере  в  мое
время. Он... э-э... у него были свои дома, милый. Цвет  волос  приблизи-
тельно как у дяди  Суизина;  довольно  плотного  сложения.  Высокий  ли?
Н-нет, не очень. ("Гордый Досеет" был пяти футов пяти дюймов роста, лицо
в багровых пятнах.) Румяный. Помню, он всегда пил мадеру. Впрочем, спро-
си лучше тетю Энн. Кем был его отец? Он... э-э... у него  были  какие-то
дела с землей в Дорсетшире, на побережье.
   Как-то раз Джемс отправился в Дорсетшир посмотреть собственными  гла-
зами на то место, откуда все они были родом. Он  нашел  там  две  старые
фермы, дорогу к мельнице на берегу, глубоко врезавшуюся колеями в  розо-
ватую землю; маленькую замшелую церковь с оградой на подпорках  и  рядом
совсем маленькую и совсем замшелую часовню Речка, приводившая в движение
мельницу, разбегалась, журча, на десятки ручейков, а вдоль ее устья бро-
дили свиньи. Легкая дымка застилала все вокруг. Должно быть, первобытные
Форсайты веками, воскресенье за воскресеньем, мирно шествовали к  церкви
по этой ложбине, увязая в грязи и глядя прямо на море.
   Лелеял ли Джемс надежду на наследство или думал найти там  что-нибудь
достопримечательное - неизвестно; он вернулся в Лондон обескураженный  и
с трогательным упорством постарался хоть как-нибудь смягчить свою неуда-
чу.
   - Ничего особенного там нет, - сказал  он,  -  настоящий  деревенский
уголок, старый, как мир.
   Почтенный возраст этого местечка подействовал на всех  успокоительно.
Старый Джолион, которого иногда обуревала безудержная  честность,  отзы-
вался о своих предках так: "Иомены - мелкота, должно быть". И все же  он
повторял слово "иомены", как будто находил в нем утешение.
   Форсайты так хорошо повели  свои  дела,  что  стали,  как  говорится,
"людьми с положением". Они вкладывали капиталы во  всевозможные  бумаги,
за исключением консолей - не в пример Тимоти, - потому что больше  всего
на свете их пугали три процента. Кроме того, они коллекционировали  кар-
тины и состояли в тех благотворительных обществах,  которые  могли  ока-
заться полезными для их заболевшей прислуги. От отца-строителя  Форсайты
унаследовали таланты по части кирпича и известки. Предки их были,  веро-
ятно, членами какой-нибудь примитивной секты, а теперешние Форсайты, ра-
зумеется, росли в лоне англиканской церкви и следили за  тем,  чтобы  их
жены и дети аккуратно посещали самые фешенебельные храмы столицы. Малей-
шее сомнение в искренности их верований повергло бы Форсайтов в  горест-
ное изумление. Некоторые из них платили за постоянные  места  в  церкви,
весьма практически выражая этим свое сочувствие учению Христа.
Предыдущая страница Следующая страница
1 2  3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 432
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама