Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Классика - Гоголь Н.В. Весь текст 241.44 Kb

Тарас Бульба

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5  6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 21
речи; наконец и того подкосила хмельная сила, и тот повалился - и засну-
ла вся Сечь.
 
 
   IV
 
   А на другой день Тарас Бульба уже совещался с новым кошевым, как под-
нять запорожцев на какое-нибудь дело. Кошевой был умный и хитрый  козак,
знал вдоль и поперек запорожцев и сначала сказал: "Не можно клятвы прес-
тупить, никак не можно". А потом, помолчавши, прибавил: "Ничего,  можно;
клятвы мы не преступим, а так кое-что придумаем. Пусть только  соберется
народ, да не то чтобы по моему приказу, а просто  своею  охотою.  Вы  уж
знаете, как это сделать. А мы с старшинами тотчас и прибежим на площадь,
будто бы ничего не знаем".
   Не прошло часу после их разговора, как уже грянули в литавры. Нашлись
вдруг и хмельные и неразумные козаки.  Миллион  козацких  шапок  высыпал
вдруг на площадь. Поднялся говор: "Кто?..  Зачем?..  Из-за  какого  дела
пробили сбор?" Никто не отвечал. Наконец в том и  в  другом  углу  стало
раздаваться: "Вот пропадает даром козацкая сила: нет войны!.. Вот  стар-
шины забайбачились наповал, позаплыли жиром очи!.. Нет, видно, правды на
свете!" Другие козаки слушали сначала, а потом и сами стали говорить: "А
и вправду нет никакой правды на свете!" Старшины казались изумленными от
таких речей. Наконец кошевой вышел вперед и сказал:
   - Позвольте, панове запорожцы, речь держать!
   - Держи!
   - Вот в рассуждении того теперь идет речь, панове добродийство, -  да
вы, может быть, и сами лучше это знаете, - что многие запорожцы позадол-
жались в шинки жидам и своим братьям столько, что ни один черт теперь  и
веры неймет. Потом опять в рассуждении того пойдет речь, что есть  много
таких хлопцев, которые еще и в глаза не видали, что такое  война,  тогда
как молодому человеку, - и сами знаете, панове, -  без  войны  не  можно
пробыть. Какой и запорожец из него, если он еще ни разу не бил  бусурме-
на?
   "Он хорошо говорит", - подумал Бульба.
   - Не думайте, панове, чтобы я, впрочем, говорил это для  того,  чтобы
нарушить мир: сохрани бог! Я только так это говорю. Притом же у нас храм
божий - грех сказать, что такое: вот сколько лет уже,  как,  по  милости
божией, стоит Сечь, а до сих пор не то уже чтобы снаружи церковь, но да-
же образа без всякого убранства. Хотя бы серебряную ризу  кто  догадался
им выковать! Они только то и получили, что отказали в духовной иные  ко-
заки. Да и даяние их было бедное, потому что почти вс° пропили  еще  при
жизни своей. Так я все веду речь эту не к тому, чтобы начать войну с бу-
сурменами: мы обещали султану мир, и нам бы великий был грех, потому что
мы клялись по закону нашему.
   - Что ж он путает такое? - сказал про себя Бульба.
   - Да, так видите, панове, что войны не можно начать. Рыцарская  честь
не велит. А по своему бедному разуму вот что я думаю: пустить с  челнами
одних молодых, пусть немного пошарпают берега Натолии. Как думаете,  па-
нове?
   - Веди, веди всех! - закричала со всех сторон толпа. - За веру мы го-
товы положить головы!
   Кошевой испугался; он ничуть не хотел подымать всего  Запорожья:  ра-
зорвать мир ему казалось в этом случае делом неправым.
   - Позвольте, панове, еще одну речь держать!
   - Довольно! - кричали запорожцы, - лучше не скажешь!
   - Когда так, то пусть будет так. Я слуга вашей воли. Уж дело  извест-
ное, и по Писанью известно, что глас народа - глас божий. Уж умнее  того
нельзя выдумать, что весь народ выдумал. Только вот что:  вам  известно,
панове, что султан не оставит безнаказанно то удовольствие, которым  по-
тешатся молодцы. А мы тем временем были бы наготове, и силы у  нас  были
бы свежие, и никого б не побоялись. А во время отлучки и  татарва  может
напасть: они, турецкие собаки, в глаза не кинутся и к хозяину на дом  не
посмеют прийти, а сзади укусят за пяты, да и больно укусят. Да  если  уж
пошло на то, чтобы говорить правду, у нас и челнов нет столько в запасе,
да и пороху не намолото в таком количестве, чтобы можно было всем отпра-
виться. А я, пожалуй, я рад: я слуга вашей воли.
   Хитрый атаман замолчал. Кучи начали переговариваться, куренные атама-
ны совещаться; пьяных, к счастью, было немного, и потому решились послу-
шаться благоразумного совета.
   В тот же час отправились несколько человек на  противуположный  берег
Днепра, в войсковую скарбницу, где, в неприступных тайниках, под водою и
в камышах, скрывалась войсковая казна и часть добытых у неприятеля  ору-
жий. Другие все бросились к челнам, осматривать их и снаряжать в дорогу.
Вмиг толпою народа наполнился берег. Несколько плотников явились с топо-
рами в руках. Старые, загорелые, широкоплечие,  дюженогие  запорожцы,  с
проседью в усах и черноусые, засучив шаровары, стояли по колени в воде и
стягивали челны с берега крепким канатом. Другие таскали  готовые  сухие
бревна и всякие деревья. Там обшивали досками челн;  там,  переворотивши
его вверх дном, конопатили и смолили; там увязывали к бокам других  чел-
нов, по козацкому обычаю, связки длинных камышей, чтобы не затопило чел-
нов морскою волною; там, дальше по всему прибрежью, разложили  костры  и
кипятили в медных казанах смолу на заливанье судов. Бывалые и старые по-
учали молодых. Стук и рабочий крик подымался по  всей  окружности;  весь
колебался и двигался живой берег.
   В это время большой паром начал причаливать к берегу. Стоявшая на нем
толпа людей еще издали махала руками. Это были козаки в оборванных свит-
ках. Беспорядочный наряд - у многих ничего не было, кроме рубашки и  ко-
ротенькой трубки в зубах, - показывал, что они или только что  избегнули
какой-нибудь беды, или же до того загулялись, что прогуляли все, что  ни
было на теле. Из среды их отделился и стал впереди приземистый,  плечис-
тый козак, человек лет пятидесяти. Он кричал и махал рукою сильнее всех,
но за стуком и криками рабочих не было слышно его слов.
   - А с чем приехали? - спросил кошевой, когда паром приворотил к бере-
гу.
   Все рабочие, остановив свои работы и подняв топоры и долота, смотрели
в ожидании.
   - С бедою! - кричал с парома приземистый козак.
   - С какою?
   - Позвольте, панове запорожцы, речь держать?
   - Говори!
   - Или хотите, может быть, собрать раду?
   - Говори, мы все тут.
   Народ весь стеснился в одну кучу.
   - А вы разве ничего не слыхали о том, что делается на гетьманщине?
   - А что? - произнес один из куренных атаманов.
   - Э! что? Видно, вам татарин заткнул клейтухом уши, что вы ничего  не
слыхали.
   - Говори же, что там делается?
   - А то делается, что и родились и крестились, еще не видали такого.
   - Да говори нам, что делается, собачий сын! - закричал один из толпы,
как видно, потеряв терпение.
   - Такая пора теперь завелась, что уже церкви святые теперь не наши.
   - Как не наши?
   - Теперь у жидов они на аренде. Если жиду вперед не заплатишь,  то  и
обедни нельзя править.
   - Что ты толкуешь?
   - И если рассобачий жид не положит значка  нечистою  своею  рукою  на
святой пасхе, то и святить пасхи нельзя.
   - Врет он, паны-браты, не может быть того, чтобы  нечистый  жид  клал
значок на святой пасхе!
   - Слушайте!.. еще не то расскажу: и ксендзы ездят теперь по всей  Ук-
райне в таратайках. Да не то беда, что в таратайках, а то беда, что зап-
рягают уже не коней, а просто православных христиан. Слушайте! еще не то
расскажу: уже говорят, жидовки шьют себе юбки из поповских риз. Вот  ка-
кие дела водятся на Украйне, панове! А вы тут сидите на Запорожье да гу-
ляете, да, видно, татарин такого задал вам страху,  что  у  вас  уже  ни
глаз, ни ушей - ничего нет, и вы не слышите, что делается на свете.
   - Стой, стой! - прервал кошевой, дотоле  стоявший,  потупив  глаза  в
землю, как и все запорожцы, которые в важных делах никогда не отдавались
первому порыву, но молчали и между тем в тишине совокупляли грозную силу
негодования. - Стой! и я скажу слово. А что ж вы - так бы и этак поколо-
тил черт вашего батька! - что ж вы делали сами? Разве у  вас  сабель  не
было, что ли? Как же вы попустили такому беззаконию?
   - Э, как попустили такому беззаконию!  А  попробовали  бы  вы,  когда
пятьдесят тысяч было одних ляхов! да и - нечего греха таить - были  тоже
собаки и между нашими, уж приняли их веру.
   - А гетьман ваш, а полковники что делали?
   - Наделали полковники таких дел, что не приведи бог и нам никому.
   - Как?
   - А так, что уж теперь гетьман, заваренный в  медном  быке,  лежит  в
Варшаве, а полковничьи руки и головы развозят по ярмаркам напоказ  всему
народу. Вот что наделали полковники!
   Всколебалась вся толпа. Сначала пронеслось по всему берегу  молчание,
подобное тому, как бывает перед свирепою бурею, а потом вдруг  поднялись
речи, и весь заговорил берег.
   - Как! чтобы жиды держали на аренде христианские церкви! чтобы ксенд-
зы запрягали в оглобли православных христиан! Как! чтобы попустить такие
мучения на Русской земле от проклятых недоверков! чтобы вот так поступа-
ли с полковниками и гетьманом! Да не будет же сего, не будет!
   Такие слова перелетали по всем концам. Зашумели запорожцы  и  почуяли
свои силы. Тут уже не было волнений легкомысленного народа:  волновались
вс° характеры тяжелые и крепкие, которые не скоро накалялись, но,  нака-
лившись, упорно и долго хранили в себе внутренний жар.
   - Перевешать всю жидову! - раздалось из толпы. - Пусть же не шьют  из
поповских риз юбок своим жидовкам! Пусть же не ставят значков на  святых
пасхах! Перетопить их всех, поганцев, в Днепре!
   Слова эти, произнесенные кем-то из толпы, пролетели молнией  по  всем
головам, и толпа ринулась на предместье с желанием перерезать  всех  жи-
дов.
   Бедные сыны Израиля, растерявши все присутствие  своего  и  без  того
мелкого духа, прятались в пустых горелочных бочках, в печках и даже  за-
ползывали под юбки своих жидовок; но козаки везде их находили.
   - Ясновельможные паны! - кричал один, высокий и длинный,  как  палка,
жид, высунувши из кучи своих товарищей жалкую свою  рожу,  исковерканную
страхом. - Ясновельможные паны! Слово только  дайте  нам  сказать,  одно
слово! Мы такое объявим вам, чего еще никогда не слышали, такое  важное,
что не можно сказать, какое важное!
   - Ну, пусть скажут, - сказал Бульба, который всегда  любил  выслушать
обвиняемого.
   - Ясные паны! - произнес жид. - Таких панов еще никогда не  видывано.
Ей-богу, никогда! Таких добрых, хороших и храбрых не было еще  на  свете
!.. - Голос его замирал и дрожал от страха. - Как можно, чтобы мы думали
про запорожцев что-нибудь нехорошее! Те совсем не наши, те, что  аренда-
торствуют на Украйне! Ей-богу, не наши! То совсем не жиды: то черт знает
что. То такое, что только поплевать на него, да и  бросить!  Вот  и  они
скажут то же. Не правда ли, Шлема, или ты, Шмуль?
   - Ей-богу, правда! - отвечали из толпы Шлема  и  Шмуль  в  изодранных
яломках, оба белые, как глина.
   - Мы никогда еще, - продолжал длинный жид, - не снюхивались с неприя-
телями. А католиков мы и знать не хотим: пусть им черт приснится!  Мы  с
запорожцами, как братья родные...
   - Как? чтобы запорожцы были с вами братья? - произнес один из  толпы.
- Не дождетесь, проклятые жиды! В Днепр их, панове! Всех  потопить,  по-
ганцев!
   Эти слова были сигналом. Жидов расхватали по рукам и начали швырять в
волны. Жалобный крик раздался  со  всех  сторон,  но  суровые  запорожцы
только смеялись, видя, как жидовские ноги в башмаках и чулках  болтались
на воздухе. Бедный оратор, накликавший сам на свою шею беду, выскочил из
кафтана, за который было его ухватили, в одном пегом  и  узком  камзоле,
схватил за ноги Бульбу и жалким голосом молил:
   - Великий господин, ясновельможный пан! я знал и брата вашего, покой-
ного Дороша! Был воин на украшение всему рыцарству. Я ему восемьсот  це-
хинов дал, когда нужно было выкупиться из плена у турка.
   - Ты знал брата? - спросил Тарас.
   - Ей-богу, знал! Великодушный был пан.
   - А как тебя зовут?
   - Янкель.
   - Хорошо, - сказал Тарас и потом, подумав, обратился к козакам и про-
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5  6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 21
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (7)

Реклама