Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#3| Groundhog Day
Aliens Vs Predator |#2| And again the factory
Aliens Vs Predator |#1| To freedom!
Aliens Vs Predator |#10| Human company final

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Зарубежная фантастика - Гаррисон, Шиппи Весь текст 848.05 Kb

Молот и крест

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 23 24 25 26 27 28 29  30 31 32 33 34 35 36 ... 73
места по сторонам, а  в  это  время  Халвдан  посредине  повторял  правила
поединка. Краем глаза Шеф видел Сигварта, тот стоял впереди, теперь к нему
присоединился молодой человек с выступающими вперед зубами,  которого  Шеф
уже видел. Хьорварт, сын ярла, отвлеченно подумал он.  Его  сводный  брат.
Сразу за этими двумя стояла  группа  во  главе  с  Торвином.  И  хоть  Шеф
старался внимательно слушать Халвдана, он  заметил,  что  каждый  из  этих
людей выставил на всеобщее обозрение свою подвеску. Торвин собрал людей  в
поддержку - на всякий случай.
     - ...соперники должны ударять по очереди.  Если  попытаетесь  ударить
дважды подряд, даже если соперник не  успел  защититься,  вы  проигрываете
хольмганг и  вашу  участь  решают  судьи.  И  решение  их  будет  строгим!
Начинайте. Магнус, как обиженный, бьет первым.
     Халвдан отступил, внимательно наблюдая, подняв  меч,  чтобы  отразить
незаконный удар. Шеф обнаружил, что его окружила полная тишина. Перед  ним
два противника.
     Он двинул алебарду вперед и нацелил ее острие в лицо  Магнусу,  левой
рукой он держал свое оружие сразу под массивной сложной  головкой.  Правая
рука готова перехватить древко или парировать удар с  любого  направления.
Магнус  нахмурился,  он  понял,  что  должен  сделать  шаг  и  тем  выдать
направление своего удара. Он сделал шаг вперед и направо,  к  самому  краю
линии, которую провел по земле Халвдан, чтобы разделить  противников.  Меч
его устремился справа вниз, нацеленный на голову.  Самый  элементарный  из
возможных ударов. Он  хочет  кончить  побыстрее,  подумал  Шеф.  Удар  был
безжалостный и быстрый, как молния. Шеф поднял левую руку, и удар пришелся
в середину металлического щита.
     Звон, отскок. По всей длине щита появилась борозда. А что такой  удар
сделал с лезвием, Шеф, кузнец, даже думать не хотел.
     Магнус отступил от линии, Колбейн сделал шаг  вперед,  прикрывая  его
щитом. Шеф поднял алебарду обеими руками над правым плечом, сделал  шаг  к
линии и нацелил острие прямо в сердце Магнуса, не обращая внимания на щит.
Треугольное острие прошло сквозь липовую древесину щита, как  сквозь  сыр,
но при этом Колбейн рванул щит вверх, и острие  только  оцарапало  Магнусу
щеку. Шеф рванул, повернул, снова рванул и  с  треском  дерева  высвободил
свое оружие. Теперь в серой крашеной поверхности щита зияло  отверстие,  и
Колбейн и Магнус с обеспокоенным выражением переглянулись.
     Магнус снова прошел вперед. Он понял, что не должен бить  со  стороны
щита. Ударил слева, но опять нацелился в голову.  Он  по-прежнему  считал,
что человек без настоящего меча и щита не имеет хорошей защиты.  Не  меняя
хватки, Шеф поднял алебарду навстречу опускающемуся мечу и принял удар  не
головкой молота, а противоположной стороной,  острием  шириной  в  большой
палец.
     Меч вылетел из  рук  Магнуса  и  упал  на  стороне  Шефа.  Все  глаза
устремились к судьям. Шеф сделал шаг назад, еще  шаг,  посмотрел  в  небо.
Собравшиеся  загудели,  начали   понимать,   что   происходит,   гул   был
одобрительный.  Зрители  видели  теперь   преимущества   оружия   Шефа   и
затруднительное положение гебридцев. Магнус с  каменным  лицом  переступил
через линию, поднял  оружие,  быстро  сделал  им  приветственный  взмах  и
вернулся на свою половину.
     На этот раз Шеф поднял  алебарду  над  левым  плечом  и  ударил,  как
дровосек,  валящий  дерево,  руки  его  скользнули  по  древку,  вся  сила
сосредоточилась в  ударе  металлического  полумесяца  в  пол-ядра  длиной.
Колбейн подскочил, чтобы спасти товарища, и высоко поднял щит над головой.
Лезвие разрубило кромку щита, направление его  движения  при  этом  слегка
изменилось, потом прорезало два фута липовой древесины и с  гулким  ударом
вонзилось в землю. Шеф выдернул его и стоял наготове.
     Колбейн взглянул на половину щита, еще  висящую  на  руке,  и  что-то
прошептал Магнусу. Халвдан Рагнарсон с  лишенным  выражения  лицом  прошел
вперед, подобрал отрубленный овал дерева и отбросил в сторону.
     - Щит можно заменить по согласию обеих сторон, - сказал он. - Бей.
     Магнус с отчаянием в глазах сделал шаг вперед и  ударил  без  всякого
предупреждения на высоте колена. Мечник в таком случае подскочил бы -  или
попробовал бы подскочить, это вполне возможно  для  человека.  Шеф  слегка
двинул правую руку и усиленным металлом древком остановил удар намертво. И
едва успел Магнус спрятаться за щитом товарища, Шеф шагнул вперед,  ударил
снизу вверх  острием  алебарды.  Удар,  с  которым  острие  встретилось  с
остатками щита, сопротивление на этот раз не только древесины, и Колбейн с
недоумением смотрел на острие,  которое  пробило  щит  и  руку,  раздробив
локтевую и плечевую кости.
     С застывшим лицом Шеф ухватил алебарду под самой  головкой  и  рывком
высвободил острие. Колбейн пошатнулся, перешагнул через  линию,  пришел  в
себя и выпрямился  с  побледневшим  от  шока  и  боли  лицом.  Послышалось
множество криков.
     - Схватка кончена, он перешел линию!
     - Он ударил носителя щита!
     - Он ударил бойца. А если носитель щита подставил руку...
     - Кузнец первым пустил кровь, он победил!
     - Прекратите! Прекратите! - Это голос Торвина. Но еще  громче  другой
голос, Сигварта: - Пусть дерутся! Они воины, а не девчонки, чтобы  хныкать
из-за царапины.
     Шеф  взглянул  в  сторону,  увидел,  как  Халвдан  с  серьезным,   но
взволнованным лицом сделал знак продолжать.
     Колбейн был потрясен, он возился с пряжками своего бесполезного  щита
и явно не мог уже держать его. Магнус тоже побледнел. Каждый удар алебарды
едва не приводил его к гибели. А теперь у него вообще не осталось  защиты.
Но спасения нет, ни убежать, ни сдаться невозможно.
     С побледневшими губами, с решимостью отчаяния он сделал  шаг  вперед,
поднял меч и обрушил его прямо вниз. От такого удара любой  уклонится,  не
задумываясь; но в хольмганге нужно стоять  неподвижно.  Впервые  за  время
схватки Шеф повернул левую руку и отразил удар  лезвием  топора  алебарды.
Алебарда встретила опускающийся меч на середине и отбила  его  в  сторону,
лишив Магнуса равновесия. Придя в себя, он взглянул на свое оружие. Оно не
раскололось, но было перерублено почти наполовину и согнулось.
     - Мечи можно заменять только по согласию обеих сторон, - провозгласил
Халвдан.
     Лицо Магнуса исказилось от отчаяния. Он попытался  собраться,  встать
прямо в ожидании смертоносного удара. Колбейн немного продвинулся вперед и
пытался поднять руку.
     Шеф взглянул на лезвие алебарды, провел по  нему  пальцем.  Небольшая
зарубка. Придется поработать напильником, подумал  он.  Оружие  называется
"Месть тролла". Он сражается, потому что этот человек убил тролла. Настала
пора мести за этого тролла и за многих других.
     Но ведь он ударил гебридца не потому, что тот убил  раба,  а  потому,
что раб был нужен ему, Шефу. Он хотел расспросить его о  машинах,  которые
делал этот раб. Если он убьет Магнуса, знания все равно не вернет. К  тому
же у него самого теперь больше знаний.
     В полной тишине  Шеф  отступил,  вогнал  алебарду  острием  в  землю,
отстегнул шит, отбросил  его.  Повернулся  к  Халвдану  и  сказал  громко,
стараясь, чтобы его услышала вся Армия:
     - Я прекращаю хольмганг и прошу справедливости у  судей.  Я  сожалею,
что в гневе ударил Магнуса Рагнальдсона, выбил ему два  передних  зуба,  и
если Магнус откажется от хольмганга, обещаю ему  плату  за  эту  обиду,  а
также плату его другу Кольбейну, которого я ранил. Я прошу их о  дружбе  и
поддержке в битве.
     Стон  разочарования  смешался  с  одобрительными  криками.  В   толпе
раздавались крики, начались стычки, когда две точки зрения находили  своих
выразителей. Халвдан и двое судей собрались  и  начали  совещаться,  через
несколько минут  они  подозвали  к  себе  двоих  гебридцев.  Они  достигли
соглашения, и толпа начала медленно  стихать,  чтобы  услышать  решение  и
утвердить его. Шеф  не  испытывал  страха,  не  вспоминал  о  том,  как  в
последний раз стоял в присутствии Рагнарсонов и ждал решения. Он знал, что
правильно угадал настроение толпы, что судьи не посмеют идти против него.
     - Все трое судей считают, что хольмганг велся честно  и  справедливо,
что никто из участников не заслуживает осуждения и что ты, Шеф... -  он  с
трудом  справился  с  произношением  английского  имени...  -  Скейф,  сын
Сигварта, имеешь право предлагать уплату, поскольку твоя очередь  ударить.
- Халвдан осмотрелся и  повторил.  -  Потому  что  твоя  очередь  ударить.
Соответственно, так как Магнус Рагнальдсон согласен с нашим  решением,  мы
объявляем,  что  поединок  заканчивается  и  ни  одна  сторона  не   несет
наказания.
     Вперед выступил гебридец Магнус.
     - Я заявляю, что принимаю предложение Скейфа Сигвартсона о  плате  за
обиды, причиненные мне и  Колбейну  Колбрандсону.  Мы  оцениваем  плату  в
полмарки серебра каждому... - крики и свистки встретили эту  исключительно
низкую плату, но Магнус продолжал:  -  ...На  одном  условии.  Этот  Скейф
Сигвартсон в своей кузнице изготовит  для  нас  оружие,  такое  же,  каким
пользовался, за плату в половину марки серебра за  каждое.  И  с  этим  мы
предлагаем ему дружбу и поддержку.
     Магнус, широко улыбаясь, прошел вперед и  пожал  руку  Шефу,  Колбейн
тоже подошел. В кольце оказался и Хунд, он тут  же  схватил  окровавленную
руку Колбейна, щелкая языком из-за грязного рукава. И Сигварт оказался тут
же, он возвышался за обоими дуэлянтами и пытался что-то сказать.  Но  весь
гул прервал ледяной голос.
     - Ну, что ж, вы согласились  о  том  и  другом.  Если  намерены  были
прекратить хольмганг после первых капель крови, могли  устроить  потасовку
за нужником и не тратить время всей Армии.
     - Но скажи мне, петушок... - Теперь Бескостный говорил в  наступившем
молчании; сверкая глазами, он прошел вперед.  -  Что  ты  можешь  сделать,
чтобы получить мою дружбу и поддержку?  А?  Потому  что  между  нами  тоже
кровь. Что ты мне предложишь в обмен на нее?
     Шеф повернулся и возвысил голос, вложив в него вызов и презрение, так
чтобы Армия знала: он не смолчал перед Айваром:
     - Я могу дать тебе кое-что, Айвар Рагнарсон. Я  уже  пытался  однажды
дать это. Мы знаем, что сам ты это не можешь получить. Нет, я не о женской
юбке... - Айвар шагнул назад, глаза его не отрывались от лица Шефа, и  Шеф
знал, что теперь Айвар никогда не оставит  его,  никогда  не  забудет  его
слов, пока один из них не умрет. - Нет. Дай мне пятьсот человек, и  я  дам
кое-что тебе и всей Армии. Дам машины, которые мощнее христианских. Оружие
сильнее, чем то, что использовалось раньше. И когда я сделаю  все  это,  я
дам тебе кое-что еще.
     - Я дам тебе Йорк!
     Он  закончил  выкриком,  и  Армия  подхватила  его   крик,   раздался
одобрительный лязг оружия.
     - Хорошая похвальба,  -  ответил  Айвар,  взглянув  на  Сигварта,  на
гебридцев,  на  группу  носителей  подвесок.  Все  они  собрались  вокруг,
поддерживая Шефа. - Но  печально  кончится  она  для  парня,  если  он  не
выполнит своего обещания.



                                    4

     Трудно решить, когда английской зимой наступает рассвет, подумал Шеф.
Облака опускаются до самой земли, попеременно проносятся  потоки  дождя  и
мокрого снега, солнце не может пробиться сквозь тучи. Ему нужен  свет  для
работы. Но пока придется ждать.
     Он пошевелил занывшим  телом  под  слоем  пропитанной  потом  шерсти,
которая по-прежнему была его единственной одеждой,  и  под  слоем  жесткой
кожи - единственных доспехов, которые он  успел  приобрести.  Пот  остывал
после многих  часов  тяжелой  работы.  Больше  всего  ему  теперь  хочется
раздеться и растереться сухим плащом. И люди в темноте вокруг него  должны
испытывать то же самое.
     Но каждый из них должен теперь  думать  только  об  одном,  выполнять
только одну обязанность; много раз повторяя и повторяя, он учил их  этому.
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 23 24 25 26 27 28 29  30 31 32 33 34 35 36 ... 73
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама