Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
SCP-127: Живое оружие
StarCraft II: Wings of Liberty |#17| Media Blitz
StarCraft II: Wings of Liberty |#16| Supernova
DARK SOULS™: REMASTERED |#14| Gravelord Nito

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Зарубежная фантастика - Гаррисон, Шиппи Весь текст 848.05 Kb

Молот и крест

Предыдущая страница
1 ... 66 67 68 69 70 71 72  73
наследником. Каждый согласился, что на  его  территории  люди  свободны  в
своей вере - христианстве, Пути или  любой  другой  религии,  какая  может
появиться.  Но  никаким  священникам  и  никакой  религии  не  разрешается
принимать  плату  -  ценностями  или  землей,   за   исключением   заранее
договоренной платы за отправление обрядов. Церковные земли возвращаются  в
владение короны. И вскоре они станут богатейшими королями Европы.
     - Мы должны разумно распорядиться деньгами, - сказал Шеф.
     - На благотворительность?
     - Не только. Часто говорят, что новое приходит  преждевременно,  и  я
согласен с этим. Но я также считаю, что время для нового наступает, а люди
его душат. Или церковь. Посмотри на наши машины и  самострелы.  Кто  может
сказать, что их нельзя было сделать сто лет назад  или  даже  пятьсот,  во
времена римлян? Но их никто не делал. Я хочу вернуться к  старым  знаниям,
даже к искусству чисел - arithmetici. И  использовать  его  для  получения
новых знаний. И новых вещей. - И он сжал древко алебарды.
     Глядя  на  ряды  уходящих  франков,  Альфред  повернулся   к   своему
соправителю.
     - Я удивлен, что ты по-прежнему отказываешься носить молот  с  нашего
знамени. Я ведь ношу крест.
     - Молот - знак Пути. Торвин сказал, что у него есть знак для меня.  Я
посмотрю его, хотя выбор труден. А вот и он.
     К ним приближался Торвин в сопровождении жрецов Пути,  а  за  ними  -
Гутмунд и капитаны.
     - Вот твой знак, - сказал Торвин. Он протянул подвеску на  серебряной
цепочке.  Шеф  с   любопытством   взглянул   на   нее:   столб   с   пятью
кольцами-ступеньками с противоположных сторон.
     - Что это?
     - Это kraki, - ответил Торвин. - Столб для подъема. И символ Рига.
     - Никогда не слышал о таком боге. Что вы о нем расскажете?  Почему  я
должен носить его знак?
     - Он бог поднимающихся. И путников. Он силен не сам по себе, а своими
детьми. Он отец тролла, карла и ярла. И других.
     Шеф осмотрел лица собравшихся. Альфред. Торвин. Ингульф. Хунд. Многих
нет. Он не знает, каково состояние Бранда. Нет его матери Трит.  И  он  не
знает, захочет ли она его видеть.
     Но прежде всего - Годива. После битвы группа  катапультеров  принесла
тело его сводного брата, сына его матери, мужа Годивы.  Они  долго  вместе
смотрели на  посиневшее  лицо,  на  искривленную  шею,  стараясь  найти  в
воспоминаниях о детстве какой-нибудь ключ к его  ненависти.  Шеф  вспомнил
строки из древней поэмы, которую читал Торвин.  Герой  говорит  над  телом
убитого им брата:
     Я был твоим проклятием, брат. Не повезло нам обоим.
     Так решили Норны. Я никогда тебя не забуду.
     Но он не повторил этих слов. Он хотел забыть. И надеялся, что  Годива
тоже забудет. Забудет,  что  он  вначале  спас  ее,  потом  бросил,  потом
использовал. И теперь, когда не было необходимости постоянно планировать и
действовать, он понял, что любит ее так же сильно, как до того,  как  спас
из лагеря Айвара. Но что эта за любовь, которая ждет так долго признания?
     Так подумала и Годива. Она увезла тело своего мужа и  сводного  брата
для погребения и покинула Шефа, не знающего, вернется ли она когда-нибудь.
На этот раз ему придется решать самому.
     Он посмотрел мимо лиц  своих  друзей  на  мрачных  пленников,  идущих
рядами, подумал  об  униженном  Карле,  и  разгневанном  папе  Николае,  о
Змееглазом на севере, который теперь обязан отомстить за  брата.  Взглянул
на знак в своей руке.
     - Столб-лестница, - сказал он. - Трудно на нем сохранить равновесие.
     - Надо браться за одно кольцо за раз, - ответил Торвин.
     - Трудно подниматься, трудно сохранять равновесие,  трудно  добраться
до верха. Но на верху сразу два кольца. Одно против другого. Почти крест.
     Торвин нахмурился.
     - Знак Рига известен задолго до появления креста. Это не знак смерти.
Нет. Это знак подъема, подъема к лучшей жизни.
     Шеф улыбнулся, впервые за много дней.
     - Мне нравится этот знак, Торвин, - сказал он. - Я буду его носить.
     Он надел цепочку на шею, повернулся и посмотрел на туманное море.
     Какой-то узел внутри развязался, боль исчезла.
     Впервые в жизни он ощутил мир.
Гарри Гаррисон, Том Шиппи. Молот и Крест.
перевод с англ. - Д. Арсеньев.
Harry Harrison, Tom Shippey
  [as John Holm]. The Hammer and the Cross
Предыдущая страница
1 ... 66 67 68 69 70 71 72  73
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама