Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
DARK SOULS™ REMASTERED |#18| Seath the Scaleless
StarCraft II: Wings of Liberty |#20| Outbreak
StarCraft II: Wings of Liberty |#20| Outbreak
Объявление о переносе стрима по Starcraft 2!

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Зарубежная фантастика - Гаррисон, Шиппи Весь текст 848.05 Kb

Молот и крест

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 64 65 66 67 68 69 70  71 72 73
     Его взгляд упал на Альфгара.
     - Мне кажется, ты сказал, что дождь прекратится.
     Альфгар ничего не ответил, посмотрел в землю. Карл снова посмотрел на
прочный столб, с которого сняли флаг с молотом и  крестом.  Ткнул  в  него
пальцем.
     - Повесить английского предателя, - приказал он.
     - Я предупредил вас о машинах, - закричал Альфгар, когда его схватили
крепкие руки.
     - Что он говорит? - спросил один из рыцарей.
     - Не знаю. Какой-то английский вздор.


     На холме в стороне от маршрута франков совещались Торвин  Гейрульф  и
Фарман.
     - Ну, что вы думаете? - спросил Торвин.
     Гейрульф, жрец Тюра, летописец сражений, покачал головой.
     - Это что-то новое. Совершенно новое. Никогда ни о  чем  подобном  не
слышал. Я спрашиваю: кто вкладывает это ему  в  голову?  Кто,  кроме  Отца
Воинов? Он сын Отина. А такие люди опасны.
     - Не думаю, - возразил Торвин. - И я разговаривал с его матерью.
     - Мы знаем, что ты рассказал нам, - сказал Фарман. - Но не знаем, что
это означает. И если у тебя нет лучшего объяснения, я вынужден согласиться
с Гейрульфом.
     - Пока еще не время принимать решение, - сказал Торвин.  -  Смотрите,
снова движение. Франки отступают.


     Шеф  с  тяжелым  предчувствием   смотрел,   как   тяжелая   кавалерия
поворачивает и начинает спускаться с холма. Он  надеялся,  что  они  снова
начнут наступать, понесут еще потери, утомят коней и сами устанут. Но если
они сейчас отступят, то смогут добраться до своей базы и придут  в  другой
день. Инстинктивно он понимал, что нерегулярная армия не  может  одного  -
защищать территорию. Он и сегодня  не  пытался  это  делать,  а  франкский
король не теснил его,  уверенный,  что  обе  стороны  хотят  традиционного
столкновения боевых линий. Но должен же существовать способ заставить  его
нападать. Незащищенное население всей южной  Англии  оказывается  в  руках
короля.
     Ему нужна победа сегодня. Чтобы достичь большой цели, нужно  идти  на
большой риск. К счастью, отступающая армия уязвима в  одном  отношении,  в
котором  неуязвима  наступающая.  До  сих  пор  едва  половина  сил   Шефа
участвовала в сражении. Время призвать остальных. Созвав парней-посыльных,
Шеф начал отдавать приказы.


     На влажных склонах холмов,  поднимающихся  в  море  низин,  франкские
легкие кавалеристы  учились  осторожности.  Они  больше  не  передвигались
тесными группами, представляющими легкие цели.
     Напротив, теперь они прятались в укрытиях,  передвигались  только  по
необходимости и то коротким галопом. У тропы  в  мокрой  роще  одна  такая
группа насторожилась, услышав  топот  бегущих  ног.  Когда  мимо  пробежал
босоногий парень, занятый  только  своим  донесением,  один  из  всадников
догнал его и свирепо рубанул саблей.
     - Он безоружный, - сказал один из  франков,  глядя  на  окровавленное
тело в промокшей от дождя траве.
     - Его оружие в голове, - ответил сержант. - Пошли дальше.
     Брат парня, бежавший за ним в пятидесяти шагах, застыл  на  время  за
рябиной, покрытой яркими ягодами, следя за всадниками. Потом ускользнул  в
поисках мстителей.
     Франкские лучники до сих пор ничего  не  делали,  только  выдерживали
редкие выстрелы; у них самих тетивы давно намокли и стали бесполезны.
     - Смотрите. - Лучник указал на отряд всадников, отходивших  по  полю.
Один из них неожиданно наклонился и упал с  лошади.  И  лучники,  сидя  за
разбитым амбаром, увидели, как  какая-то  фигура  неожиданно  выскользнула
из-за живой изгороди, села на пони и поскакала незримо для своих жертв. Но
прямо в руки к лучникам. Когда она на  всем  скаку  выскочила  из-за  угла
амбара, два лучника ударили пони  в  грудь  короткими  мечами  и  схватили
стрелка, а пони упал.
     - Что это за работа дьявола? - спросил один, разглядывая самострел. -
Смотрите, лук, стрелы. А этот пояс для чего?
     - Да наплевать на пояс, Гийом, - закричал его товарищ. - Смотри,  это
девчонка! - Лучники уставились на маленькую фигуру в короткой юбке.
     - Женщины стреляют из укрытия в мужчин, - сказал Гийом. - Ну,  ладно.
У нас есть время преподать ей урок. Пусть помнит, когда отправится в ад.
     Солдаты столпились вокруг дергающейся, сопротивляющейся фигуры,  а  в
это время десяток кентских крестьян подобрались  поближе,  держа  наготове
топоры и резаки. Против всадников в кольчугах они  бы  не  устояли.  Но  с
простыми ворами и грабителями привыкли иметь дело.
     Теряя людей и лошадей, большая стальная ящерица медленно ползла назад
к базе.
     Король Карл, погрузившись в размышления, не замечал,  что  его  армия
остановилась,  пока  почти  не  наехал   на   собственных   лучников.   Он
остановился, посмотрел. Сержант поймал его стремя, указал:
     - Сир, они перед нами. И на этот раз стоят.


     Деревенский староста, которого отыскал Шеф, был  уверен,  что  шедший
весь день дождь и проход тысяч лошадей  превратят  ручей  между  Бридом  и
Бульверитом в трясину. Шеф решил рискнуть и поверить  ему.  Его  посыльные
прошли  -  почти  все.  Расчеты  катапульт-кидателей  со  своими  тяжелыми
машинами подошли с флангов, где до сих пор  ждали  в  бездеятельности  под
охраной алебардистов. Расчеты подготовили орудия, выстроили  их  линией  в
сто пятьдесят ярдов по фронту на расстоянии пяти ярдов друг от друга.
     Маршал Осмод, всматриваясь в дождь, определил, что  авангард  франков
достиг первого рубежа. Он отдал приказ,  двадцать  брусьев  устремились  в
воздух, пращи завертелись, каменный дождь обрушился с неба.


     Лошадь Карла встала на дыбы, когда мозг одного из лучников брызнул ей
в морду. Другой конь, со сломанной ногой, кричал и бил копытами воздух. Не
успел первый залп упасть, как  в  воздух  поднялся  другой.  На  мгновение
франкская армия, снова и снова испытывающая неожиданности, была  близка  к
панике.
     Карл проехал вперед,  выкрикивая  приказы,  не  обращая  внимания  на
нацеленные в него выстрелы.  Властно  послал  вперед  лучников.  За  ними,
следуя его примеру, медленной рысью двинулись его тяжелые всадники.  Прямо
в трясину, в которую превратился ручей.
     Самого Карла два графа-адъютанта стащили с увязшего  коня.  Его  люди
выбирались, некоторые  уже  спешившись,  другие  еще  верхом,  и  пытались
добраться до  машин,  посылающих  на  них  нескончаемый  град  камней.  Их
встретила  линия  воинов  в  странных  шлемах,   размахивавших   огромными
топорами, похожими на инструмент дровосека.  Лишенные  стремительности,  к
которой  привыкали   с   рождения,   франкские   рыцари   вынуждены   были
останавливаться  и  сражаться  лицом  к  лицу.  Медленно  рослые  воины  в
кольчугах  начали  теснить   своих   меньших   противников   со   странным
вооружением. Почти к самой  линии  машин,  которую  должны  были  защитить
алебардисты.
     С боков протрубили рога. Выбираясь  из  трясины,  Карл  насторожился,
ожидая последней отчаянной контратаки. Но враги, напротив, повернули - все
разом - и бежали. Бежали  без  стыда,  как  зайцы.  Оставили  свои  машины
победителям.
     Отдуваясь  от  напряжения,  Карл  понял,  что  у  него  нет   никакой
возможности захватить эти штуки. И сжечь невозможно.
     - Изрубите их, - приказал он. Лучники с сомнением смотрели на прочные
брусья. - Перерубите веревки. Сделайте что-нибудь!
     - Они потеряли совсем немного, - сказал один из графов. - И  убежали,
как трусы. Оставили свое оружие.
     - Зато мы потеряли много, - ответил  король.  -  А  сколько  мечей  и
кольчуг оставили? Приведите мне коня. Если вернется хотя бы половина  тех,
что вышли из лагеря, нам повезет.
     Да, подумал он. Но мы прошли.  Сквозь  все  ловушки.  А  у  половины,
оказавшейся в безопасности за оградой, будет новая возможность.
     И тут, словно подбадривая его, дождь начал стихать.


     Гутмунд Алчный, идя по проливу только на веслах, не обращал  внимания
на дождь и приветствовал плохую видимость, которую дождь принес  с  собой.
Если нужно высаживаться, он предпочитал делать это неожиданно. К тому же в
дождь или в туман есть  возможность  получить  информацию.  Стоя  на  носу
переднего корабля, он указал влево, отдал  приказ  усилить  гребки.  Через
несколько мгновений корабль поравнялся с шестивесельной  рыбацкой  лодкой,
экипаж которой смотрел в страхе. Гутмунд снял  с  шеи  подвеску  -  молот,
показал ее, увидел, как страх сменяется настороженностью.
     -  Мы  пришли  сражаться  с  франками,   -   сказал   он,   используя
норвежско-английскую смесь, принятую в  лагере  Пути.  Рыбаки  еще  больше
успокоились, обнаружив, что понимают его.
     - Вы опоздали, - ответил один из них. - Они сражаются сегодня.
     - Тебе лучше подняться на борт, - сказал Гутмунд.
     Слушая рассказ рыбака,  он  чувствовал,  как  ускоряется  его  пульс.
Принцип успешного занятия пиратством - высаживаться там, где самая  слабая
защита. Он снова и снова уточнял: французскую армию видели  сегодня  утром
уходящей из лагеря. Она оставила охрану в лагере и у кораблей.  Добыча  со
всей местности, включая Кентербери, в слабо охраняемом  лагере.  Рыбак  не
надеялся, что его соотечественники победят. Однако, сказал  себе  Гутмунд,
если его друг и ярл потерпит поражение, не повредит, если он  сам  ограбит
победителя. К тому же удар в тыл может послужить хорошим  отвлечением.  Он
снова повернулся к рыбаку и задал множество новых вопросов.  В  заливе  ли
флот? Как расположен лагерь? На  холме?  Каковы  подходы  к  нему?  Крутые
склоны или есть тропа?
     Под непрерывным дождем флот Пути, гребцами на котором были  уцелевшие
прикованные воины из армии Рагнарсонов, входил  в  узкое  устье  реки  под
Гастингсом и лагерем.
     - Вы хотите без лестниц преодолеть ограду? - с сомнением спросил один
из рыбаков. - Она высотой в десять футов.
     - У нас для этого кое-что есть, - ответил Гутмунд, показывая на шесть
онагров, закрепленных на палубах.
     - Их тяжело будет тащить, - сказал рыбак, глядя в  ту  сторону,  куда
направлялись корабли.
     - Носильщиков у меня хватит. - По приказу Гутмунда его люди по одному
отвязывали пленников, воинов Рагнарсонов, и снова приковывали их к брусьям
онагров.
     Когда берег заполнился людьми,  Гутмунд  решил  обратиться  к  ним  с
ободряющей речью.
     - Добыча, - сказал он, - много добычи. Взято в христианских  церквях,
отдавать не нужно. Может, поделимся с ярлом, если он  победит  сегодня.  А
может, не поделимся. Пошли.
     - А как же мы? - спросил один из прикованных.
     Гутмунд внимательно взглянул на него. Огвин из Швеции. Очень  хороший
воин. Угроз не боится. А ему нужно, чтобы эти люди  действовали  изо  всех
сил.
     - С вами вот что, - ответил он. - Если мы победим, я вас отпущу. Если
проиграем, оставлю вас прикованными к машинам. Может, христиане проявят  к
вам милосердие. Честно?
     Огвин кивнул. Пораженный неожиданной  мыслью,  Гутмунд  повернулся  к
черному дьякону, создателю машин.
     - А ты? Будешь сражаться за нас?
     Лицо Эркенберта вытянулось.
     - Против христиан? Посланцев папы, святого отца, которых я сам и  мой
хозяин призвали сюда, чтобы изгнать язычников? Я скорее  стану  мучеником,
чем...
     Кто-то потянул Гутмунда за рукав: один из немногих рабов из Йоркского
собора,  переживших  и  приступы  ярости  Айвара,  и  жестокое   обращение
Эркенберта.
     - Мы справимся, хозяин, - прошептал он. - С радостью.
     Гутмунд взмахом руки приказал  выступать.  Впереди  пошел  он  сам  с
рыбаком - на разведку, дальше люди Рагнарсона тащили свою ношу.  Медленно,
по-прежнему под дождем, шесть онагров и тысяча викингов заняли  позицию  в
четырехстах ярдах от  ограды  франкского  лагеря.  Гутмунд  неодобрительно
покачал головой, видя,  что  на  стороне,  обращенной  к  морю,  нет  даже
часовых. А может, они просто ушли в укрытие от дождя и слушают  отдаленный
гул битвы.
     Первые снаряды из онагров не долетели, ударили в землю в десяти футах
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 64 65 66 67 68 69 70  71 72 73
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама