Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#5| Unexpected meeting
Aliens Vs Predator |#4| Boss fight with the Queen
Aliens Vs Predator |#3| Escaping from the captivity of the xenomorph
Aliens Vs Predator |#2| RO part 2 in HELL

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Зарубежная фантастика - Гаррисон, Шиппи Весь текст 848.05 Kb

Молот и крест

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 20 21 22 23 24 25 26  27 28 29 30 31 32 33 ... 73
землю, разорвав стальные цепи, вырвав болты крепления. Он  разбил  раму  и
упал на одного из викингов.  Именно  он  -  мощный  сорокалетний  седеющий
человек  -  так  кричал.  Товарищи   попятились   от   него,   испуганные,
пристыженные, не обращая внимания  на  три  или  четыре  тела,  неподвижно
лежащие у цепей и рухнувшей рамы. Все молчали, если не  считать  кричащего
воина. Скоро начнутся крики, Шеф это понимал, но сейчас он может заставить
их себя выслушать. Он знает, что нужно делать.
     - Мюртач. Прекрати шум. - На него смотрели смуглые жесткие лица, явно
не узнавая. Мюртач  прошел  вперед,  вынимая  из-за  голенища  шотландский
кинжал.
     - Остальные. Откатите таран назад. Недалеко. На шесть футов.  Стойте.
Теперь... - Он  принялся  осматривать  переднюю  часть  ствола,  определяя
размеры повреждений. - Десять человек снаружи, возьмите сломанное  дерево,
древки копий, все что угодно, подкатите этот столб прямо к воротам.  Он  в
несколько футов шириной. Если  поставим  переднее  колесо  прямо  к  нему,
сможем по-прежнему раскачивать таран.
     - Теперь. Наденьте снова цепи. Мне нужен молот,  два  молота.  Тащите
таран вперед...
     Время летело лихорадочно. Шеф сознавал,  что  на  него  смотрят,  что
кто-то в серебряном шлеме проталкивается сзади  сквозь  ряды,  видел,  как
вытирает кинжал Мюртач. Но не обращал внимания. Цепи  и  болты,  гвозди  и
сломанные бревна превратились в огненные линии в голове,  передвигающиеся,
меняющие место, когда он думал, как следует действовать. Он не  сомневался
в правильности своего решения.
     Громкие крики в стороне: это армия попыталась осуществить неожиданный
штурм с помощью наспех  сооруженных  лестниц.  Стены  как  будто  остались
беззащитными. Но тут же появились англичане и сбросили лестницы.
     Внутри напряженные выдохи, голоса:
     - Это кузнец, одноглазый кузнец. Делай, что он говорит.
     Готовы. Шеф отошел назад, дал знак взяться снова за веревки,  увидел,
как таран продвинулся вперед, пока его колеса не приблизились  к  колонне;
металлическая голова, измятая и сбитая, снова оказалась на одном уровне  с
воротами, дуб против дуба. Воины снова схватились  за  рукояти,  подождали
приказа, оттянули ствол, двинули вперед. И еще вперед. Теперь они  пели  -
песня гребцов, всю силу своих тел вкладывали в удар. Шеф  вынырнул  из-под
щитов на дневной свет.
     Вокруг местность стала походить на поле битвы. Повсюду тела,  раненые
уходят или их уводят назад, земля усеяна стрелами и копьями, их  подбирают
лучники. К нему обратились беспокойные лица. Потом к воротам.
     Они  начали  раскалываться.  Когда  ударял  таран,  они  приходили  в
движение;  один  ствол  утрачивал  связь  с  другим.  Люди  внутри  тарана
напрягались. Еще пятьдесят ударов сердца, может,  сто,  и  ворота  рухнут.
Тогда  воины  Нортумбрии  выйдут,  размахивая   мечами   с   позолоченными
рукоятями,  чтобы  помериться  силами  с  воинами   Дании,   Норвегии,   с
отступниками из Ирландии. Это будет поворотный момент сражения.
     Шеф обнаружил всего в нескольких футах от  себя  Айвара  Бескостного.
Светлые глаза смотрят на него с ненавистью  и  подозрительностью.  Но  тут
Айвар  посмотрел  в  другую  сторону.  Он  тоже  понимал,  что   наступает
критический момент в битве. Повернувшись, он обеими  руками  дал  условный
сигнал. Из-за домов на  берегу  Узы  появились  толпы  воинов.  Они  несли
длинные лестницы, не наспех сооруженные, как в первой попытке, а  прочные,
заранее подготовленные и спрятанные. Свежие силы, еще не  участвовавшие  в
битве, они знали, что  нужно  делать.  Теперь,  когда  все  силы  англичан
сосредоточились у ворот, Айвар посылает на штурм лишенных защиты башен.
     Англичанам конец, подумал Шеф.  Их  оборона  трещит  в  двух  местах.
Теперь Армия прорвется.
     Почему я это делаю? Почему помогаю Айвару и  Армии?  Той  самой,  что
сожгла мне глаз?
     Из-за качающихся ворот донесся странный глухой звон, словно порвалась
струна арфы, но звук гораздо громче,  он  перекрыл  шум  битвы.  В  воздух
поднялся какой-то огромный предмет, камень такого веса, что его не  смогли
бы  пошевелить  десять  сильных  мужчин.  Это  невозможно,  подумал   Шеф.
Невозможно.
     Но камень продолжал подниматься,  все  выше  и  выше,  так  что  Шефу
пришлось задрать голову, чтобы  видеть  его.  Казалось,  на  мгновение  он
повис.
     И потом рухнул.
     Он приземлился прямо посредине тарана, пробил  щиты,  раму  и  опоры,
словно это детский домик из коры. Таран подпрыгнул и дернулся  в  сторону,
как умирающая рыба. Изнутри послышались крики боли.
     Нападающие уже прислонили лестницы к стенам, поднимались по ним; одну
лестницу отбросили, остальные стояли. В двухстах ярдах  дальше,  за  Узой,
тоже  что-то  происходило  на  деревянной  ограде  Мэристауна:  там   люди
сгрудились возле какой-то машины.
     На этот раз не  камень,  а  линия,  с  ревом  пронеслась  над  рекой,
нацеленная на лестницы. На одной из них стоял воин, он уже протянул руку и
взялся за парапет, собираясь перебраться на него. И  линия  пересеклась  с
его телом.
     Он полетел вперед, словно  ударенный  рукой  гиганта.  Удар  был  так
силен, что лестница под ним сломалась. Он повернулся,  расставив  руки,  и
Шеф увидел, что из его спины торчит гигантская стрела. Воин сложился вдвое
и медленно упал на толпу товарищей.
     Стрела. И в то же время не стрела. Никто не смог бы выстрелить  такой
стрелой. И никакой человек  не  поднял  бы  этот  камень.  И  все  же  это
произошло. Шеф медленно прошел  вперед  и  принялся  разглядывать  камень,
лежащий в обломках тарана. Он не обращал внимания на крики боли и  просьбы
о помощи.
     Это может быть сделано только машинами. И какими машинами!  Где-то  в
крепости, может, среди черных монахов,  есть  мастер,  какого  он  себе  и
представить не может. Он должен найти его. Однако теперь Шеф понял, почему
помогает армии. Потому что не может вынести вида  неправильно  управляемой
машины. Но теперь машины есть с обеих сторон.
     Бранд схватил его, сунул в руки "Месть  тролла",  оттаскивал,  гневно
рыча.
     - ...стоишь, как блаженный, сейчас в любую минуту начнется вылазка!
     Шеф увидел, что  они  чуть  ли  не  последние  в  этом  месте,  месте
убийства. Остальные уже отошли, спустились по склонам холма.
     Штурм Йорка, предпринятый Рагнарсонами, не удался.


     Очень осторожно, высунув от напряжения язык, Шеф поднес лезвие своего
ножа к нити. Нить лопнула. Вес на одном конце деревянной планки опустился,
другой конец взлетел вверх. Над горном неторопливо пролетел булыжник.
     Шеф со вздохом сел.
     - Вот как это действует, -  сказал  он  Торвину.  -  Короткое  плечо,
большой вес: длинное плечо, меньший вес. Вот и все.
     - Я рад, что ты наконец удовлетворен, - ответил Торвин. - Два дня  ты
играешь с кусками дерева и нитями, а я выполняю всю работу. Теперь  можешь
мне помочь.
     - Помогу, да, но это тоже важно. Это новое знание, то, что ищет Путь.
     - Конечно. И это важно. Но есть и ежедневная работа,  ее  тоже  нужно
выполнять.
     Торвин живо интересовался экспериментами Шефа,  но  после  первых  же
попыток помочь понял, что мешает воображению своего бывшего подмастерья, и
потому  занялся  огромной  грудой   поврежденного   оружия,   принесенного
солдатами Армии.
     - Но новое ли это знание? - спросил  Хунд.  -  Ингульф  может  делать
такое, чего не может ни один англичанин. И узнает он этого новое на опыте,
а также вскрывая тела мертвых. Ты тоже учишься на опыте,  но  то,  что  ты
стараешься узнать, уже  знают  черные  монахи.  А  они  не  забавляются  с
моделями.
     Шеф кивнул.
     - Знаю. Я трачу время. Теперь я понимаю, как это действует, но многое
мне еще не понятно. Если у меня был бы здесь настоящий груз, такой,  какой
они бросили, то какой же груз должен быть на другом плече? Гораздо больше,
чем может поднять десяток людей. И если  он  такой  тяжелый,  как  я  могу
опустить вниз длинный рычаг, который бросает вес? Нужна какая-то  лебедка.
Но теперь я знаю, что это был за звук,  перед  тем  как  появился  камень.
Кто-то  перерезал  веревку  и  освободил  груз.  Но  меня  гораздо  больше
беспокоит другое. Они бросили один камень - и разбили таран.  Если  бы  не
попали, ворота рухнули бы и все мастера, изготовившие машины, погибли  бы.
Они должны быть очень уверены, что попадут с первого же броска.
     Он неожиданно стер линии, начерченные на земле.
     -  Пустая  трата  времени.  Понимаешь,  о  чем  я,   Торвин?   Должно
существовать  какое-то  искусство,  мастерство,  в  котором  все  это  уже
известно. Мне не нужно пробовать снова и снова.  Когда  я  впервые  увидел
ограду вокруг вашего лагеря у Стура, я был поражен. Я  думал,  откуда  они
знают, сколько именно бревен нужно, чтобы  построить  такую  ограду,  куда
вместятся все воины. Но теперь я знаю,  как  это  делают  Рагнарсоны.  Они
берут  палочки,  по  одной  на  каждый  экипаж,  делают  на  них  зарубки,
складывают их в груды, потом берут и подсчитывают,  сколько  всего.  И  на
этом основываются лучшие полководцы, руководители Великой Армии. На  груду
палок. Но какие знания скрываются за этими стенами? Знания римлян, которые
умели записывать числа так же легко, как буквы. Если  бы  я  сумел  писать
римские цифры, я мог бы построить машину.
     Торвин отложил клещи и задумчиво взглянул на серебряный молот у  себя
на груди.
     - Не думай, что у римлян был ответ на все, - заметил он.  -  Если  бы
это было так, они по-прежнему правили бы Британией из Йорка.  И  они  были
всего лишь христиане, и этим все сказано.
     Шеф нетерпеливо вскочил.
     - Ха! А как ты объяснишь другие их машины? Ту,  что  послала  большую
стрелу? Я думал и думал об этом.  Ничего  не  получается.  Нельзя  сделать
такой большой лук. Дерево не выдержит. Но из чего  можно  стрелять,  кроме
лука?
     - Тебе нужен беглец из города, - сказал Хунд, -  или  из  Мэристауна.
Такой, который видел машины в действии.
     - Может, такой и найдется, - сказал Торвин.
     Наступило  молчание,  прерываемое  только  возобновившимися   ударами
молота Торвина и шумом мехов, которые раздувал Шеф. О  беглецах  лучше  не
говорить.  После  неудачи  штурма  Рагнарсоны  обрушили   свой   гнев   на
окрестности,  на  беззащитные  деревни,  потому  что  вооруженные  люди  и
дворяне, витязи и таны закрылись с королем Эллой в городе.
     - Если не можем взять город, -  воскликнул  Айвар,  -  опустошим  всю
местность.
     И началось опустошение.
     - Меня тошнит от этого,  -  признался  Бранд  Шефу  после  одного  из
набегов на уже опустошенную местность. Все экипажи участвовали в  этом  по
очереди. - Не думай, что я тряпка. Я не христианин. Я хочу  разбогатеть  и
мало на что не согласился бы ради денег. Но в  том,  что  мы  делаем,  нет
денег. И ничего нет забавного в том, что делают Рагнарсоны,  гадгедлары  и
весь сброд. Не смешно смотреть на деревню, в которой они побывали. Я знаю,
это  всего  лишь  христиане,  может,  они  и  заслужили  это,  потому  что
подчиняются своим жрецам.
     - Но я бы не стал этого делать. У нас  теперь  сотни  рабов,  хороший
товар. Но где их продавать? На юге? Но туда нужно отправляться  с  сильным
флотом и держаться настороже. Мы там не очень популярны - и я виню в  этом
Рагнара и его отродье. В Ирландию? Далеко. Много времени  пройдет,  прежде
чем получишь деньги. А кроме рабов, тут  ничего  нет.  Церкви  переправили
свое золото и серебро в Йорк еще до нашего появления. А деньги крестьян  и
даже танов плохие. Очень плохие. Странно. Это богатая  земля,  всякий  это
видит. Куда девалось все их серебро? Так мы никогда не разбогатеем. Иногда
я жалею, что принес Рагнарсонам в Бретраборг известие  о  смерти  Рагнара,
что бы ни говорили мне жрецы Пути. Мне от этого мало пользы.
     Но Бранд снова увел свой экипаж, хотел пройти к церкви в  Стреншелле,
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 20 21 22 23 24 25 26  27 28 29 30 31 32 33 ... 73
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама