Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Проза - Умберто Эко Весь текст 421.48 Kb

Остров накануне

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 21 22 23 24 25 26 27  28 29 30 31 32 33 34 ... 36
  Как бы то ни было, Роберта оставили, и постепенно,
поскольку де Бар (единственный имевшийся там с ним
товарищ) не возвращался, Роберт пододвинулся к скопищу
и то выжидая, то поджимая, подтеснился до порога самой
дальней двери.
  В дальней комнате, в кровати, на сугробе подушек, он
увидел, почивала тень того, которого вся Франция трепетала
и кого немногие любили. Великий Кардинал был окружен
врачами в темных одеждах, которых явно больше
интересовала дискуссия, нежели больной. Какой-то монах
обтирал ему губы, на них даже от слабого покашливания
выступала красная пена, под покрывалами угадывалось
натужное дыхание изможденного тела, в кулаке,
выступавшем из манжета, был крест. У монаха вырвался
всхлип. Ришелье через силу повернул голову, осклабился и
прошептал: "Вы правда думали, что я бессмертен?"
Роберт недоумевал, кто же вызвал его к умирающему.
  Тут за спиной раздался шум. Разнеслось имя каноника де
Сент-Эсташ, и при расступившейся толпе прошел каноник с
сопровождающими, неся соборовальный елей.
  Роберта тронули за плечо, это был де Бар. "Идемте, -
сказал он Роберту. - Его Высокопреосвященство ждет".
  Ничего не понимая, Роберт двинулся по коридору. Де Бар
ввел его в залу, дал знак снова ждать и покинул помещение.
  
  
  Зала была просторная, в центре бросался в глаза большой
глобус и часы на подставке в одном из углов на фоне
красных драпри. Левее драпри, под огромным
полнофигурным портретом Ришелье, Роберт не сразу
разглядел стоявшего к нему спиною, в кардинальском
пурпуре, занятого письмом на конторке человека.
  Порфироносец покосился и кивнул Роберту подойти, но
пока Роберт пересекал залу, снова нагорбился над своей
конторкой, огораживая лист левой рукой, хотя никак не
удалось бы Роберту с того почтительного расстояния, на
котором он оставался, прочесть что бы то ни было.
  Потом кардинал повернулся, бархатные складки
всплеснули, и замер на несколько мгновений, будто
воспроизводя висевший за его спиной портрет: правой
рукой опираясь на подставку, левую поднеся к груди и
манерно выворачивая наверх ладонью. Затем он уселся на
пышные кресла около часов, разгладил усы и эспаньолку и
осведомился: "Шевалье де ла Грив?"
Шевалье де ла Грив до этой минуты не знал как ему
поступить с кошмарным наваждением, потому что тот же
самый Кардинал, он видел, расставался с жизнью в десяти
метрах от этих стен; но разглядев лицо, он убедился, что
черты стали моложе, разгладились, как будто на бледном
аристократическом абрисе с портрета кто-то подрозовил
щеки и подвел губы решительным извивом; и вдобавок
голос с иностранным акцентом пробудил в нем давнее
воспоминание о капитане, который за дюжину лет до того
гарцевал перед двойньм фрунтом неприятельских войск в
Казале.
  Роберт находился перед кардиналом Мазарини, и
понимал, что постепенно, под агонию покровителя, этот
человек перенимает его полномочия, и вот уже офицер
говорит "Высокопреосвященство", как будто других
высокопреосвященств нет на свете.
  Он не ответил, он вовремя понял, что кардинал только по
форме задает вопросы, а по существу вещает, предполагая,
что в любом случае собеседник может только с ним
соглашаться.
  "Роберт де ла Грив, - убедительно продолжал кардинал,
  - из рода владетелей Поццо ди Сан Патрицио. Известен
нам и замок, как известна вся земля Монферрато. Изобильна
до того, что могла бы быть Францией. Ваш отец во дни
Казале бился с мужеством и был нам более предан, нежели
другие ваши товарищи". Он говорил "нам", как будто в ту
эпоху уже состоял креатурой короля Франции. "Да и вы в
том обстоятельстве повели себя отважно, как нам было
рассказано. Не думаете ли вы, что тем более, и отечески,
отягощается наша душа, видя, что ныне, гость государства,
вы не соблюдаете священный долг визитера? Не известно
ли вам, что в этом государстве законы равно
распространены и на подданных, и на приезжих?
  Разумеется, не будет забыто ваше благородное
происхождение, каков бы ни был проступок; вам окажутся
те же послабления, что и Сен-Мару, чей опыт, похоже, не
мерзок вам, как долженствовало бы. Вас тоже казнят
секирой, а не удавкой".
  Роберт, конечно, знал, о чем речь: об этом говорила вся
Франция. Маркиз де Сен-Мар пытался убедить короля
уволить Ришелье, но Ришелье убедил короля, что Сен-Мар
замышляет против королевства. В Лионе приговоренный
старался сохранять достоинство перед палачом, но палач
превратил его шею в такое крошево, что возмущенная толпа
превратила в крошево самого палача.
  Потрясенный Роберт порывался ответить, но кардинал
воспретил рукой. "Ну же. Сан Патрицию, - и Роберт понял,
что родовое имя требовалось, дабы подчеркнуть, что он -
чужестранец; в то же время разговор велся по-французски,
хотя Мазарини мог бы говорить с ним и на итальянском. -
Вы переняли пороки этого города, этой страны. Как говорит
Его Высокопреосвященство, французы по легкомыслию и
посредственности алчут перемен, наскучивая настоящим.
  Некоторые из этих легкомысленных, которых король велел
облегчить и от голов, соблазнили вас бунтарскими
прожектами. По таким делам не беспокоят судей.
  Государства, сохранность которых является
наидрагоценным благом, падали бы неотлагательно, если
бы при разборе преступлений, замышляемых против их
цельности, была нужда в уликах настолько же явных, как
для зауряд-судопроизводства. Третьего дня вечером вас
видели с друзьями Сен-Мара, снова подстрекавшими против
нашей короны. Тот, кто видел вас с ними, заслуживает веры,
он был внедрен нами. Довольно, - утомленно отмахнулся
он. - Не затем вас привели, чтоб выслушивать заверения в
невинности. Успокойтесь и запоминайте".
  Роберт нисколько не успокоился, но сделал
умозаключения. В тот самый час, когда Лилея с ним
уславливалась, его видели в другом месте с
государственными заговорщиками. Мазарини был
настолько в этом убежден, что идея становилась
реальностью. Повсюду шептали, что гнев Ришелье еще не
утолился, все боялись оказаться на месте нового примера.
  Роберт на нем оказался; как бы ни обстояло дело, Роберт
пропал.
  Иному подумалось бы, что нередко, и не только за два
вечера до того, он задерживался побеседовать у дверей
Рамбуйе; что не исключен среди собеседников какой-нибудь
друг Сен-Мара; что если Мазарини зачем-то хочет погубить
его, достаточно перетолковать любую фразу осведомителя...
  Но, как обычно у Роберта, его размышления шли в иной
плоскости и подтверждали его обычные страхи: некто
участвовал в подрывном совещании под его именем и в его
обличье.
  Опять-таки повод, чтоб не защищаться. Только была
непонятна причина, по которой - если уж он приговорен
  - кардинал утруждается объявлять его судьбу. Ведь не
Роберту предназначен пример. Он - только средство,
символ, острастка иным, кому еще неясны намерения
короля... Молча Роберт ждал следующих фраз.
  "Видите ли, Сан Патрицио, не будь мы облечены
высокосвященническим саном, коим Его Святейшество, и
желание короля, удостоили нас в прошедшем году, мы бы
сказали, что само Провидение руководило вашей
неосмотрительностью. Уже давно мы следили за вами,
гадая, как бы получить услуги, которые вы вовсе не должны
оказывать. Ваш ошибочный шаг три дня назад мы
расценили как дар небес. Теперь, когда вы наш должник,
наша роль меняется, не говоря о вашей".
  "Должник?"
"Вы должны нам жизнь. Разумеется, не в нашей власти
помиловать, но мы можем помочь. Дадим возможность
спастись от преследований закона путем бегства. По
прошествии года, или более года, память
свидетельствующего против вас затуманится, и он без
колебаний поручится честью, что заговорщиком три вечера
назад были не вы. Может также открыться, что именно в это
время вы играли в триктрак с капитаном де Баром. И тогда,
  - мы не решаем, имейте в виду... а предполагаем, и
возможно, что произойдет как раз обратное... но будем
считать, что мы видим верную перспективу, - на вашей
стороне окажется правосудие и вам безусловно возвратится
свобода. Садитесь, прошу вас, - сказал кардинал. - Я
намерен предложить вам работу".
  Роберт сел.
  "Деликатного свойства. При ее выполнении, незачем
скрывать, имеется вероятность расстаться с жизнью. Но
такова суть нашего пакта: вместо полной уверенности в
гибели от рук палача, вам предоставляется вероятная
возможность возвратиться во здравии, если окажетесь
осмотрительны. Подытожим: год передряг против утраты
целой жизни".
  "Высокопреосвященство, - отвечал Роберт, сознавая
прежде всего, что свидание с палачом откладывается. -
Насколько я понимаю, нет толку присягать честью или на
Святом кресте, что..."
"Было бы противородно принципу христианского
милосердия совершенно отметать, что вы невинны, а мы в
недоразумении. Но недоразумение настолько соответствует
нашему предначертанию, что нет резона его устранять.
  Надеюсь, вас не возмущает постановка вопроса? Или
предпочтете попасть невинному под секиру, а не
виновному, пусть даже облыжно - в услужение к нам?"
"Я далек от подобных безрассудных намерений.
  Высокопреосвященство".
  "Прелестно. Мы предлагаем вероятный риск и верную
славу. И объясним, по какой причине остановили взгляд на
вас еще до того, как узнали о вашем пребывании в Париже.
  Город, видите ли, достаточно интересуется тем, что
происходит в салонах, и весь Париж недавно шумел о том,
как на одном вечере вы блистали перед очами дам. Да, весь
Париж, и не краснейте. О том вечере, где вы изящно
описали достоинства так называемого Симпатического
Порошка и вашему описанию ирония сообщила соль,
парономасии - вежество, сентенции - торжественность,
гиперболы - богатство, сравнения - проницательность...
  так принято выражаться у них в среде, не правда ли?.."
"Высокопреосвященство, я лишь пересказывал сведения,
которые..."
"Ценю вашу скромность, но, кажется, вы выказали
незаурядные познания тайных свойств натуры. Короче, мне
нужен человек подобного образования, не француз, никак не
связанный с нашей короной, который сумеет внедриться в
экипаж судна, отплывающего из Амстердама, и открыть
один новый секрет, как-то связанный с использованием
порошка".
  Он предупредил еще одно возражение Роберта. "Не
беспокойтесь, мы позаботимся, чтобы вы понимали, что
именно ищете, и могли истолковать даже самые неявные
знаки. Мы идеально подготовим вас по теме, раз уж, как
догадываюсь, вы расположены пойти нам навстречу. Вам
будет дан одаренный наставник, и не обманывайтесь его
юным видом". Он дернул за шнур. Никакого звука. Но, по-
видимому, где-то вдалеке сигнал был получен: так
подумалось Роберту, хотя обычно в этом столетии господа,
чтобы подозвать слуг, надрывали глотки.
  Действительно, в скором времени вступил юноша чуть
старше двадцати лет.
  "Кольбер, это тот, о ком мы вам сегодня говорили, -
обратился к нему Мазарини. Затем он сказал Роберту:
  - Кольбер подает большие надежды на
тайносовещательном поприще и довольно давно занимается
вопросом, интересующим кардинала Ришелье, а
следовательно, меня. Может быть, вы знаете. Сан Патрицио,
что до того как Кардинал принял руль того могучего челна,
коего Людовик XIII является капитаном, французский флот
был в ничтожестве по сравнению с флотами наших
соперников, как во времена войн, так и во время мира.
  Сейчас мы можем гордиться нашими верфями и на
восточном побережье, и на западе, и вы помните, с каким
успехом не далее как шесть месяцев назад маркиз Брезе
вывел к Барселоне флотилию из сорока четырех корветов,
четырнадцати галер и не помню уж скольких шкун. Мы
упрочили Новую Францию, закрепили господство на
Мартинике и Гуадалупе и на всяких прочих Перуанских
островах, как любит подшучивать Кардинал. Мы создаем
коммерческие компании, хотя все еще не с полным успехом.
  К сожалению, в Объединенных Провинциях, а также в
Англии, Португалии и Испании нет благородного семейства
без отпрыска на морях, а во Франции, увы, такое не в
заводе. И вот результат: мы, возможно, знаем не так уж
мало о Новом Свете, но прискорбно мало о Новейшем.
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 21 22 23 24 25 26 27  28 29 30 31 32 33 34 ... 36
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама