Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Проза - Умберто Эко Весь текст 421.48 Kb

Остров накануне

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 11 12 13 14 15 16 17  18 19 20 21 22 23 24 ... 36
уничижать, и это признак безрассудства. Пусть другие
нащупают в вас какие-то простительные погрешности. Для
их зависти это как бальзам, а вам без большого ущерба. Вы
должны быть значительны, а подчас казаться
пренебрежимы. Страус не стремится летать по воздуху, он
смиряется с низостью жизни: но постепенно дает увидать
прекрасность своего оперения. А в особенности, если у вас
окажутся страсти, не выставляйте их напоказ, сколь бы
возвышенны они ни казались. Не следует предоставлять
другим подход к своему сердцу. Осторожное и
осмотрительное немногословие есть дивная скрыня
мудрости".
  "Но из этой речи явствует, что первое долженствование
благородного дворянина - водить людей за нос".
  Тут с улыбкой вмешался господин Салетта. "Вдумайтесь,
и увидите, что господин Саласар призывает не играть
чужими носами, а придерживать собственный язык.
  Не выхвалять то, чего нет, а оборонять то, что есть.
  Похваляясь тем, чего вы не совершали, вы выходите
лжецом; не бахвалясь тем, что совершено вами, выйдете
хитрецом. Добродетель из добродетелей - хитрость
скрытия добродетели. Господин Саласар наущает вас
осмотрительному способу быть доблестным, иначе говоря
  - как быть доблестным осмотрительно. С тех пор как
первый человек научился глядеть глазами и увидел, что наг,
он позаботился прикрыться даже пред лицом его
Сотворшего; так усердие сокрытия родилось почти
одновременно с самим миром. Сокрывать означает
простирать покрывало честного сумрака, оно не
вырисовывает ложного, а лишь дает посильный отдых
истинному. Роза на вид хороша, потому что сокрывает свою
вящую бренность, и хотя о смертных красотах в обычае
говорить, что они не кажутся земными, они являют собой
только трупы, замаскированные благодаря преимуществу
возраста. В этой жизни не всегда надо иметь открытое
сердце, и те истины, которые для нас всего важнее, обычно
проговариваются не до конца. Маскирование не мошенство.
  Это уловка, позволяющая не показывать вещи, каковы они
на деле. Это уловка не простая: дабы в ней достигать высот,
потребно, чтобы окружающие не ведали о нашем
превосходстве. Если бы некто завоевал себе славу
способностью притворяться, как в лицедействе, всем бы
открылось, что он не таков, каким прикинулся. О
величайших притворщиках не существует сведений".
  "И заметьте, - вставил к этому Саласар, - что призывая
вас нечто скрывать, никто не требует, чтобы вы онемели,
как тупица. Наоборот. Вам следует обучиться передавать
острым словом то, что вы утаиваете от слов открытых. Вам
надо существовать в мире, где главное внимание уделяется
виду, где в почести бойкость красноречия, где надо быть
ткачом шелковых слов. Бывает стрелами пронзена грудь,
стрелами же можно пронзить душу. Пускай для вас станет
натурой то, что в машине отца Иммануила остается уделом
механики".
  "Однако прошу позволения, - не стихал Роберт. -
Машина преподобного Иммануила представляется мне
отображением Гения, а Гений тщится не побивать, не
соблазнять, а открывать и выявлять взаимосвязанности
между вещами; стремится быть новым орудием
истинности".
  "Это в глазах философов. Но имея дело с дураками,
используйте гений для их изумления, они предоставят вам
свою поддержку. Люди любят, чтоб их изумляли. Если и
судьба ваша и планида решаются не на ратном поле, а в
придворном салоне, остроумная шутка вам принесет больше
пользы, чем отважная атака. Осмотрительный человек
одной изящной фразой спасает себя из любых затруднений
и перебрасывается словами с такой легкостью, будто слова
  - пушинки. Почти за все есть возможность расплатиться
словами".
  "Вас дожидаются у ворот, Саласар", - произнес Салетта.
  Этим кончилась для Роберта неожиданная лекция о жизни и
разумности. Она не переменила Робертов нрав, но он был
благодарен поучавшим. Ими был пролит свет на многие
тонкости жизни века, о которых в имении Грив он ни от
кого не слыхивал ни слова.
  
  
  
  12. СТРАСТИ ДУШИ

                

    (Произведение Рене Декарта (1596-1650) "Les passions de
аme" (1649))

  Друзья развеивали его иллюзии, а Роберт впутывался в
любовные ковы.
  Это началось при скончании июня, в сильное пекло.
  Десять дней как распространялись слухи о первых
зачумленных у испанцев. В городе ощутилась недостача
еды. Солдатам давали только четырнадцать унций черного
хлеба, а за пинту вина казальцы хотели три флорина, то есть
дюжину реалов. Саласар в городе, Салетта в лагере
испанцев трудились без устали, выменивая пленных
офицеров; ими вырученные давали присягу не касаться
оружия. Много рассказывалось о том капитане, теперь на
взлете дипломатической карьеры, Мазарини, которого папа
уполномочил оговаривать мир.
  Небольшие надежды, небольшие эскапады, игра в кошки-
мышки в подкопах и контрподкопах, вразвалочку велась
осада города Монферрато.
  В ожидании то ли мира, то ли помощней армии
французов воинственность иссякала. Кое-кто из казальцев
замыслил выбраться за городские стены и попытаться сжать
хлеба, которые убереглись от конницы и от повозок, не
смущаясь ленивыми выстрелами испанцев с дальних
позиций их лагерей. Некоторые, впрочем, выходили на
работу и с вооружением: Роберт увидел статную,
рыжеволосую крестьянку, она откладывала серп, тянулась к
мушкету, устраивалась на жнивье под прикрытием
колосьев, обнимала ружье ухваткой бывалого солдата,
прикладом к румяной щеке, и выпускала заряд по врагам.
  Те, растревоженные наскоками этой воинственной Цереры,
отвечали, и одна пуля царапнула ее по запястью. Ей
пришлось ретироваться, кровоточа, но она не прекратила
заряжать и палить по неприятельским окопам, что-то
выкрикивая. Когда она входила в крепость, испанцы
заулюлюкали: "Puta de los franceses!" Она же ответствовала
кратко, но гордо: "Пусть я французам и даю, а вам шиш!"
Эта-то девственная краса, квинтэссенция полнокровного
пригожества и бранелюбивой досады, в сочетании с
намеком на распущенность, оскорбительность которого ее
удорожала, разожгли ощущения подростка.
  Целый день он слонялся по улицам Казале, чтоб
обновить свое видение. Он расспрашивал поселян и
услышал, что дева прозывалась, по мнению одних, Анна
Мария из Новары, Франческа - по мнению других. В
одном трактире уверяли, что ей двадцать лет, что она из
ближней деревни и завела шашню с французским солдатом.
  "Девка что надо, Франческа, огонь", - и многозначительно
ухмылялись. Для Роберта его любимая показалась желанной
тем паче, что с каждым разом все более украшалась этими
непристойными комплиментами.
  
  
  Через несколько дней, смеркалось, проходя по улице, он
увидел ее в темной комнате первого этажа. Она сидела у
окна, ловя вечерний бриз, едва унимавший знойную
монферратскую припеку, и какая-то лампа, с улицы не
видная, из-под окна озаряла ее. Сначала он ее не узнал,
рыжая грива была зачесана в узел, свисали только две пряди
впереди ушей. Было видно слегка наклоненное лицо,
чистейший овал с жемчужными капельками пота, он и сиял,
как единственный светоч среди густой полутьмы.
  Она шила на низкой подставке, внимательно вглядываясь
в шитье, и не обратила внимания на Роберта, который
застыл, искоса разглядывая ее облик, вжавшись в
противоположный дом. Сердце молотом ходило в груди,
Роберт смотрел, как белокурые волосики опушали верхнюю
губу шившей. Внезапно она подняла ко рту руку, и рука
засветилась в сиянии лампы, в руке была темная нить;
забрав нитку в алые губы, она чикнула белыми зубами, и
нитка была перекушена лютым махом, взвивом алчной и
нежной плоти, и хищница ублаготворилась собственною
кроткой ярью.
  Роберту нипочем было простоять там ночь, без дыхания,
в опасении быть увиденным; жар его леденил. Но очень
скоро обожаемая загасила лампу, и расточился дивный
призрак.
  Он и в другие дни проходил той же улицей, но ее не
видел, или видел только раз, не будучи уверен, она ли,
потому что она сидела наклонившись, шея была розовой и
голой, и водопад волос закрывал лицо. Матрона за ее
плечами, проплывая в этих львиных локонах на ладье
овечьего гребня, то и дело оставляла гребень и пускала в
работу ногти, ловя улепетывающую живность, которая от
сухого и точного щелчка похрустывала под ногтем, Роберт,
достаточно знакомый с вошебойным ритуалом, впервые
открывал для себя его благовидность, и воображал, как
заманчиво скользить рукой по шелковым струям,
подушечками пальцев по дивному затылку, и целовать
белые полоски кожи, и какое счастье, должно быть, самому
преследовать эти мирмидонские когорты, которые населяют
лес кудрей.
  Ему пришлось отрешиться от мечтаний, потому что
толпа зашумела на той дороге, и это было последним разом,
когда окно приберегало для него любовное виденье.
  Другими днями и другими вечерами он снова приходил,
чтобы видеть в окне матрону и чтоб видеть другую девушку,
однако этой больше не бывало. Он сделал вывод, что его
милая живет не в этом доме, а здесь какая-то родственница,
к которой она ходит ради работы. Куда удалилась она сама,
в течение долгих недель ему не дано было доведать.
  
  
  Поскольку любовная печаль есть зелье, обретающее
лихую крепость в тот миг, когда перетекает из наших уст в
слухи друзей, Роберт, безуспешно блуждавший по Казале,
тощавший в тщетных поисках, не потаил свое состояние от
Сен-Савена. Он рассказал, и даже тщеславясь, поскольку
обожатель щеголяет велелепием кумира, а уж в велелепии-
то ее он был весьма уверен.
  "Ну, любите себе, - беззаботно отозвался на это Сен-
Савен. - Ничего нового. Кажется, человек даже находит в
этом радость, в отличие от животных".
  "Животные не любят?"
"Нет. Простейшие механизмы любить не могут. Что
делают колеса повозки на скате? Крутятся вниз. Машина
имеет вес, вес тяготеет книзу, в повиновении слепому
закону, который требует опускаться. Таково и животное:
  оно тяготеет совокупляться. Не остановится, покуда не
совокупится, а потом остановится".
  "Но вы же говорили мне вчера, что люди тоже машины?"
"Да, но более сложные, чем минеральные машины, чем
животные машины. Люди удовлетворяются колебательно".
  "Что из этого следует?"
"Из этого следует, что вы, любя, и желаете и не желаете.
  Любовь превращает вас во врага самому себе. Вы
страшитесь, что достигнув желанной цели, разочаруетесь.
  Вы наслаждаетесь in limine (На пороге (лат.)), как говорится
у теологов, ублажаетесь оттяжкой".
  "Это неверно, ибо я... я желаю ее сразу же!"
"Если это правда, вы - все еще и всего только
деревенщина. Нет, в вас есть тонкость. Если бы вы желали
ее сразу же, вы бы ею овладели, как сущая скотина. Нет: вы
желаете, чтобы ваше желание распалилось, и чтобы в то же
время распалилось желание ее. Но если бы ее желание так
распалилось, чтобы отдаться вам сразу же, вы б, надо
думать, ее бы больше не желали. Любовь выхоливается в
ожидании. Ожидание шествует просторами Времени по
направлению к Случаю".
  "А я что должен делать до тех пор?"
"Ухаживать".
  "Но... она еще ничего не знает, и должен вам признаться,
что не имел оказии к ней приблизиться..."
"Напишите письмо и объявите ей о своей любви".
  "Но я никогда не писал любовных писем! О, стыжусь
сознаться вам, но я никогда не писал писем на моем веку".
  "Когда природа бессильна, приходится прибегать к
искусству. Я буду диктовать. Полезное упражнение для
образованного человека - сочинять письма к дамам,
которых не видел. Тут я мало кому уступаю. Не любя, я
способен говорить о влюбленности красивее, чем вы,
любовью лишенный языка".
  "Но я считаю, что каждый любит иначе... Это будет
неестественно...."
"Если вы выскажете всю свою любовь и вдобавок
естественно, получится чистый смех".
  "Но зато это будет правда".
  "Правда девица милейшая, но стыдливая, она должна
являться под покрывалом".
  "Но я изъявлю ей то, что чувствую я, а не то, что
выдумаете вы!"
"Ну так вот: чтоб вам поверили, прикидывайтесь. Не
бывает совершенства, не разубранного притворством".
  "Но тогда она поймет, что это писано не к ней".
  "Не волнуйтесь. У ней нет оснований сомневаться, что
все продиктованное замышлено для нее по мерке. Давайте
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 11 12 13 14 15 16 17  18 19 20 21 22 23 24 ... 36
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама