Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Expedition SCP-432-3 DATA EXPUNGED
Expedition SCP-432-2
Expedition SCP-432-1
SCP-432: Cabinet Maze

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Русская фантастика - А&Б Стругацкие Весь текст 324.84 Kb

Хищные вещи века

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 5 6 7 8 9 10 11  12 13 14 15 16 17 18 ... 28
     Она, конечно, захихикала и продолжала:
     - А вот тут живет Сус. Он рыбарь. Вот это парень!
     - Рыбарь? - сказал я. - И чем же занимается, этот Сус-рыбарь?
     - Рыбарит. Что делают рыбари? Рыбарят! Или  вы  спрашиваете,  где  он
служит?
     - Нет, я спрашиваю, где он рыбарит.
     - В метро... - Она вдруг запнулась. - Слушайте, а вы сами не рыбарь?
     - Я? А что, заметно?
     - Что-то в вас есть, я сразу заметила. Знаем мы этих пчелок,  которые
кусают в спину.
     - Неужели?
     Она взяла меня под руку.
     - Расскажите что-нибудь,  -  сказала  она,  подлащиваясь.  -  У  меня
никогда не было знакомых рыбарей. Вы ведь мне что-нибудь расскажете?
     - А как же... Рассказать про летчика и корову?
     - Нет, правда...
     - Какой жаркий вечер! - сказал я. -  Хорошо,  что  вы  сняли  с  меня
пиджак.
     - Все равно ведь все знают. И Сус рассказывает, и другие...
     - Вот как? - спросил я с интересом. - Что же рассказывает Сус?
     Она сразу отпустила мою руку.
     - Я сама не слыхала... Девчонки рассказывали.
     - И что же рассказывали девчонки?
     - Ну... Мало ли что... Может быть они, врут все. Может, Сус вовсе тут
ни при чем...
     - Гм... - сказал я.
     -  Ты  только  не  подумай  про  Суса,  он  хороший  парень  и  очень
молчаливый.
     - Чего ради я стану думать про Суса? - сказал я, чтобы ее  успокоить.
- Я его и в глаза не видел.
     Она опять взяла меня под руку и с энтузиазмом сказала, что сейчас  мы
выпьем.
     - Сейчас самое время нам с тобой выпить, - сказала она.
     Она уже прочно была со мной на "ты". Мы свернули за угол и  вышли  на
магистраль. Здесь было светлее, чем днем. Сияли  лампы,  светились  стены,
разноцветными огнями полыхали витрины. Это был, вероятно, один  из  кругов
Амадова рая. Но я представлял себе все это как-то иначе. Я ожидал  ревущие
оркестры, кривляющиеся  пары,  полуголых  и  голых  людей.  А  здесь  было
довольно спокойно. Народу было много, и, по-моему, все были пьяны, но  все
были отлично и разнообразно одеты, и все были веселы. И почти все  курили.
Ветра не было ни малейшего, и волны сизого табачного дыма качались  вокруг
ламп и фонарей, как в накуренной комнате. Вузи затащила  меня  в  какое-то
заведение, высмотрела знакомых и удрала, пообещав найти меня позже.  Народ
в заведении стоял стеной. Меня прижали к стойке, и я опомниться не  успел,
как проглотил рюмку горькой. Пожилой коричневый  дядя  с  желтыми  белками
гудел мне в лицо:
     - ...Куэн повредил ногу, так? Брош пошел в артики и теперь никуда  не
годен. Это уже трое, так? А справа у них нет никого, Финни у них справа, а
это еще хуже, чем никого. Официант он, вот и все. Так?
     - Что вы пьете? - спросил я.
     - Я вообще не пью, - с достоинством ответил коричневый, дыша сивухой.
- У меня желтуха. Слыхали про такое?
     Позади  меня  кто-то  сверзился  с  табурета.  Шум  то   стихал,   то
усиливался. Коричневый, надсаживаясь,  выкрикивал  историю  про  какого-то
типа, который на работе повредил шланг и чуть не умер от свежего  воздуха.
Понять  что-нибудь  было  трудно,   потому   что   разнообразные   истории
выкрикивались со всех сторон.
     -  ...Он,  дурак,  успокоился  и  ушел,  а  она  вызвала  грузотакси,
погрузила его барахло и велела свезти за город и там все вывалить...
     - ...А я твой телевизор к себе и в сортир не  повешу.  Лучше  "Омеги"
все равно ничего не придумать, у меня есть сосед, инженер, он так прямо  и
говорит. Лучше, говорит, "Омеги" ничего не придумать...
     - ...Так у них свадебное путешествие  и  закончилось.  Вернулись  они
домой, отец его в гараж заманил, - а отец  у  него  боксер  -  и  там  его
исхлестал, ну, до потери сознания, врача потом вызывали...
     - ...Ну ладно, взяли мы на троих... А правило у них,  знаешь,  какое:
бери все, что захочешь, но сглотай все, что  берешь.  А  он  уже  завелся.
Берем, говорит, еще... А они уже  ходят  рядом  и  смотрят...  Ну,  думаю,
хватит, пора рвать когти...
     - ...Деточка, да я бы с твоим бюстом горя бы не знал, такой бюст  раз
на тысячу встречается, ты не думай,  что  я  тебе  комплименты  говорю,  я
комплиментов не люблю...
     На опустевший табурет рядом со мной вскарабкалась поджарая девчонка с
челкой до кончика носа и принялась стучать  кулачками  по  стойке,  крича:
"Бармен! Бармен! Пить!" Гомон опять немного стих, и я услышал, как  позади
двое переговариваются трагическим полушепотом: "А где достал?" - "У  Бубы.
Знаешь Бубу? Инженер..." - "И что, настоящий?" - "Жуть, сдохнуть можно!" -
"Там еще таблетки какие-то нужны..." - "Тихо, ты..." - "Да ладно, кто  нас
слушает... Есть у тебя?" - "Буба дал один пакетик, он говорит, это в любой
аптеке навалом... Во, смотри..." Пауза. "Де... Девон... Что это такое?"  -
"Лекарство какое-то, почем я знаю..." Я обернулся. Один был краснощекий, в
расстегнутой до пупа рубашке, с волосатой грудью. А  другой  был  какой-то
изможденный, с пористым носом. Оба смотрели на меня.
     - Выпьем? - предложил я.
     - Алкоголик, - сказал пористый нос.
     - Не надо, не  надо,  Пэт,  -  сказал  краснощекий.  -  Не  заводись,
пожалуйста.
     - Если нужен "Девон", могу ссудить, - громко сказал я.
     Они отшатнулись. Пористый нос  принялся  осторожно  озираться.  Краем
глаза  я  заметил,  что  несколько  лиц  повернулись  в  нашу  сторону   и
выжидательно застыли.
     - Пошли, Пэт, -  сказал  вполголоса  краснощекий.  -  Пошли,  ну  его
совсем.
     Кто-то положил руку мне на плечо. Я  оглянулся  и  увидел  загорелого
красивого мужчину с мощными мышцами.
     - Да? - сказал я.
     - Приятель, - сказал он доброжелательно, - брось ты это дело.  Брось,
пока не поздно. Ты "Носорог"?
     - Я гиппопотам, - сострил я.
     - Не нужно, я серьезно. Тебя, может, побили?
     - До синяков.
     - Ладно, не расстраивайся. Сегодня тебя, завтра ты... А "Девон" и все
прочее - это дрянь, ты мне уж поверь. Много на свете дряни, а это уж  всем
дряням дрянь, понимаешь?
     Девочка с челкой посоветовала мне:
     - Тресни ему по зубам, чего он суется... Шпик паршивый...
     - Налакалась, дура, - спокойно сказал загорелый и  повернулся  к  нам
спиной. Спина у него была огромная, обтянутая  полупрозрачной  рубашкой  и
вся в круглых буграх мускулов.
     - Не твое дело, - сказала девочка ему в спину. Затем она сказала мне:
- Слушай, друг, позови бармена, я никак не докричусь.
     Я отдал ей свой стакан и спросил:
     - Чем бы заняться?
     - А сейчас все пойдем, - ответила девочка.  Проглотив  спиртное,  она
сразу осоловела. - А заняться - это как повезет. Не повезет, так никуда не
пробьешься. Или деньги нужны, если к меценатам. Ты приезжий,  наверное?  У
нас эту горькую никто не пьет. Как там у вас, рассказал бы... Не  пойду  я
сегодня никуда, пойду в Салон. Настроение паршивое, ничего не  помогает...
Мать говорит: заведи ребенка. А ведь тоже - скука, на что он мне сдался...
     Она закрыла глаза и опустила подбородок на сплетенные пальцы.  Вид  у
нее  был  какой-то  наглый  и  обиженный  одновременно.  Я  попытался   ее
расшевелить, но она перестала обращать на  меня  внимание  и  вдруг  снова
принялась орать: "Бармен! Пить! Ба-армен!"  Я  поискал  глазами  Вузи.  Ее
нигде не было видно. Кафе стало пустеть. Все  куда-то  заспешили.  Я  тоже
слез с табурета и вышел. По улицам потоком шли люди. Все они шли  в  одном
направлении, и минут через пять меня  вынесло  на  площадь.  Площадь  была
большая и плохо освещенная - широкое сумрачное  пространство,  окаймленное
световым кольцом фонарей и витрин. И она была полна людьми.
     Люди стояли вплотную друг к  другу,  мужчины  и  женщины,  подростки,
парни и девушки, переминались с ноги на ногу и чего-то  ждали.  Разговоров
почти не было слышно. То там, то здесь разгорались огоньки сигарет, озаряя
сжатые губы и втянутые щеки. Потом в наступившей тишине начали бить  часы,
и над площадью ярко вспыхнули гигантские плафоны. Их  было  три:  красный,
синий и зеленый, неправильной формы, в  виде  закругленных  треугольников.
Толпа колыхнулась  и  замерла.  Вокруг  меня  тихонько  задвигались,  гася
сигареты. Плафоны на  мгновение  погасли,  а  затем  начали  вспыхивать  и
гаснуть поочередно: красный-синий-зеленый, красный-синий-зеленый...
     Я ощутил на лице волну горячего воздуха,  вдруг  закружилась  голова.
Вокруг шевелились. Я поднялся на цыпочки. В  центре  площади  люди  стояли
неподвижно; было такое впечатление,  словно  они  оцепенели  и  не  падают
только потому, что сжаты толпой. Красный -  синий  -  зеленый,  красный  -
синий - зеленый... Одеревеневшие запрокинутые лица, черные разинутые  рты,
неподвижные вытаращенные глаза. Они там даже не мигали,  под  плафонами...
Стало совсем уже тихо, и я вздрогнул, когда  пронзительный  женский  голос
неподалеку крикнул: "Дрожка!" И сейчас же  десятки  голосов  откликнулись:
"Дрожка! Дрожка!" Люди на тротуарах по периметру площади начали размеренно
хлопать в ладоши в такт вспышкам плафонов и скандировать ровными голосами:
"Дрож-ка! Дрож-ка! Дрож-ка!" Кто-то уперся мне в спину острым  локтем.  На
меня навалились, толкая вперед, к центру площади, под  плафоны.  Я  сделал
шаг, другой, а затем двинулся через толпу, расталкивая оцепеневших  людей.
Двое подростков, застывших, как сосульки, вдруг бешено забились, судорожно
хватая друг друга, царапаясь и колотя изо всех сил, но их неподвижные лица
по-прежнему были запрокинуты к вспыхивающему небу...  Красный  -  синий  -
зеленый, красный - синий - зеленый. И так же  неожиданно  подростки  вдруг
замерли. И тут, наконец, я понял, что все это необычайно  весело.  Мы  все
хохотали. Стало просторно, загремела музыка. Я подхватил славную  девочку,
и мы пустились в пляс, как раньше, как надо, как давным-давно, как всегда,
беззаботно, чтобы кружилась голова, чтобы все  нами  любовались,  и  я  не
отпускал ее руки, и  совсем  ни  о  чем  не  надо  было  говорить,  и  она
согласилась,  что  шофер  -  очень  странный  человек.  Терпеть  не   могу
алкоголиков,  сказал  Римайер,  этот  пористый  нос  -   самый   настоящий
алкоголик, а как же "Девон", сказал я, как же без "Девона",  когда  у  нас
замечательный зоопарк, быки любят лежать в трясине, а из трясины все время
летит мошкара, Рим, сказал я, какие-то дураки сказали, что тебе  пятьдесят
лет, вот еще вздор какой, больше двадцати пяти я тебе не дам, а это  Вузи,
я ей про тебя рассказывал, так я же вам мешаю, сказал Римайер,  нам  никто
не может помешать, сказала Вузи,  а  это  Сус,  самый  лучший  рыбарь,  он
схватил ляпник и попал скату прямо в глаз, и Хугер поскользнулся и упал  в
воду, не хватает, чтобы ты потонул, сказал Хугер, гляди, у тебя уже плавки
растворились, какой вы смешной, сказал Лэн,  это  же  есть  такая  игра  в
гангстера и мальчика, помните, вы играли с Марией... Ах, как  мне  хорошо,
почему мне еще никогда в жизни не было так хорошо, так обидно, ведь  могло
быть так хорошо каждый день, Вузи, сказал я, какие мы все молодцы, Вузи, у
людей никогда не было такой важной задачи, Вузи, и мы ее решили, была лишь
одна  проблема,  одна-единственная  в   мире,   вернуть   людям   духовное
содержание, духовные заботы, нет, Сус, сказала Вузи, я тебя  очень  люблю,
Оскар, ты такой славный, но прости меня, пожалуйста, я хочу, чтобы это был
Иван, я обнял ее и догадался, что ее можно поцеловать, и я сказал, я люблю
тебя...
     Бах! Бах! Бах! Что-то стало с треском лопаться в ночном  небе,  и  на
нас посыпались  острые  звонкие  осколки,  и  сразу  сделалось  холодно  и
неудобно. Это  были  пулеметные  очереди.  Загремели  пулеметные  очереди.
"Ложись, Вузи!" - заорал я, хотя еще ничего не сообразил, и бросил  ее  на
землю, и упал на нее, чтобы прикрыть от пуль, и тут  меня  стали  бить  по
лицу...
     Тра-та-та-та-та... Вокруг меня частоколом торчали одеревеневшие люди.
Некоторые стали приходить в себя и обалдело шевелили белками. Я  полулежал
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 5 6 7 8 9 10 11  12 13 14 15 16 17 18 ... 28
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама