Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
DARK SOULS™ II: Scholar of the First Sin |#6| We are getting closer and closer to the Lost Sinner.
DARK SOULS™ II: Scholar of the First Sin |#5| Flexile Sentry
DARK SOULS™ II: Scholar of the First Sin |#4| The Last Giant & The Pursuer
DARK SOULS™ II: Scholar of the First Sin |#3| Forest of Fallen Giants

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Русская фантастика - А&Б Стругацкие Весь текст 346.28 Kb

Трудно быть богом

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 14 15 16 17 18 19 20  21 22 23 24 25 26 27 ... 30
прочее... Просто удивительно, как я еще жив. Значит,  еще  что-то  задумал
этот бледный гриб.
     - Сюда, - сказал человек с властным голосом.
     Он распахнул низенькую дверь, и Румата, согнувшись, вошел в обширное,
освещенное дюжиной светильников помещение. Посередине  на  потертом  ковре
сидели и лежали связанные, окровавленные люди. Некоторые из них  были  уже
либо мертвы, либо без сознания. Почти  все  были  босы,  в  рваных  ночных
рубашках. Вдоль  стен,  небрежно  опираясь  на  топоры  и  секиры,  стояли
красномордые штурмовики, свирепые и самодовольные - победители. Перед ними
прохаживался - руки за спину - офицер при мече, в сером мундире  с  сильно
засаленным воротником. Спутник Руматы, высокий  человек  в  черном  плаще,
подошел к офицеру и что-то шепнул  на  ухо.  Офицер  кивнул,  с  интересом
взглянул на Румату и скрылся за цветастыми портьерами  на  противоположном
конце комнаты.
     Штурмовики тоже с интересом рассматривали  Румату.  Один  из  них,  с
заплывшим глазом, сказал:
     - А хорош камушек у дона!
     - Камушек будь здоров, - согласился другой. - Королю впору.  И  обруч
литого золота.
     - Нынче мы сами короли.
     - Так что, снимем?
     - Пр-рекратить, - негромко сказал человек в черном плаще.
     Штурмовики с недоумением воззрились на него.
     - Это еще кто на нашу голову? - сказал штурмовик с заплывшим глазом.
     Человек в плаще, не отвечая, повернулся  к  нему  спиной,  подошел  к
Румате и встал рядом. Штурмовики недобро оглядывали его с головы до ног.
     - Никак, поп? - сказал штурмовик с заплывшим глазом. - Эй, поп,  хошь
в лоб?
     Штурмовики загоготали.  Штурмовик  с  заплывшим  глазом  поплевал  на
ладони, перебрасывая топор из руки в руку, и двинулся к румате. Ох, и  дам
я ему сейчас, подумал Румата, медленно отводя назад правую ногу.
     - Кого я всегда бил, - продолжал штурмовик, останавливаясь перед  ним
и разглядывая человека в черном, -  так  это  попов,  грамотеев  всяких  и
мастеровщину. Бывало...
     Человек в плаще вскинул руку ладонью вверх.  Что-то  звонко  щелкнуло
под  потолком.  Ж-ж-ж!  Штурмовик  с  заплывшим  глазом  выронил  топор  и
опрокинулся на спину. Из середины лба  у  него  торчала  короткая  толстая
арбалетная стрела с густым оперением. Стало тихо.  Штурмовики  попятились,
боязливо шаря глазами по отдушинам под потолком. Человек в  плаще  опустил
руку и приказал:
     - Убрать падаль, быстро!
     Несколько штурмовиков кинулись, схватили убитого за ноги и за руки  и
поволокли прочь.  Из-за  портьеры  вынырнул  серый  офицер  и  приглашающе
помахал.
     - Пойдемте, дон Румата, - сказал человек в плаще.
     Румата пошел к портьерам, огибая кучу  пленных.  Ничего  не  понимаю,
думал он. За портьерами в темноте его схватили, обшарили, сорвали с  пояса
пустые ножны и вытолкнули на свет.
     Румата сразу понял, куда он попал. Это был знакомый кабинет дона Рэбы
в лиловых покоях. Дон Рэба сидел на том же месте и  в  совершенно  той  же
позе, напряженно выпрямившись, положив локти на стол и  сплетя  пальцы.  А
ведь у старика геморрой, ни с того, ни с сего с жалостью  подумал  Румата.
Справа от дона  Рэбы  восседал  отец  Цупик,  важный,  сосредоточенный,  с
поджатыми губами, слева  -  благодушно  улыбающийся  толстяк  с  нашивками
капитана на сером мундире. Больше в кабинете никого не было. Когда  Румата
вошел, дон Рэба тихо и ласково сказал:
     - А вот, друзья, и благородный дон Румата.
     Отец  Цупик  пренебрежительно  скривился,  а   толстяк   благосклонно
закивал.
     - Наш старый и весьма последовательный недруг, - сказал дон Рэба.
     - Раз недруг - повесить, - хрипло сказал отец Цупик.
     - А ваше мнение, брат  Аба?  -  спросил  дон  Рэба,  предупредительно
наклоняясь к толстяку.
     - Вы знаете... Я как-то  даже...  -  Брат  Аба  растерянно  и  детски
улыбнулся, разведя коротенькие ручки. - Как-то мне, знаете ли, все  равно.
Но, может быть, все-таки не вешать?.. Может быть, сжечь, как вы полагаете,
дон Рэба?
     - Да, пожалуй, - задумчиво сказал дон Рэба.
     - Вы понимаете, - продолжал очаровательный брат Аба, ласково улыбаясь
Румате, - вешают  отребье,  мелочь...  А  мы  должны  сохранять  у  народа
уважительное  отношение  к  сословиям.  Все-таки  отпрыск  древнего  рода,
крупный ируканский шпион... Ируканский,  кажется,  я  не  ошибаюсь?  -  Он
схватил со стола листок и близоруко всмотрелся. - Ах,  еще  и  соанский...
Тем более!
     - Сжечь так сжечь, - согласился отец Цупик.
     - Хорошо, - сказал дон Рэба. - Договорились. Сжечь.
     - Впрочем, я думаю, дон Румата может облегчить свою участь, -  сказал
брат Аба. - Вы меня понимаете, дон Рэба?
     - Признаться, не совсем...
     - Имущество!  Мой  благородный  дон,  имущество!  Руматы  -  сказочно
богатый род!..
     - Вы, как всегда, правы, - сказал дон Рэба.
     Отец Цупик зевнул,  прикрывая  рот  рукой,  и  покосился  на  лиловые
портьеры справа от стола.
     - Что ж, тогда начнем по всей форме, - со вздохом сказал дон Рэба.
     Отец Цупик все косился на портьеры. Он явно чего-то ждал и совершенно
не интересовался допросом. Что за комедия? - думал Румата. Что это значит?
     - Итак, мой благородный дон, - сказал дон Рэба, обращаясь к Румате, -
было бы чрезвычайно приятно услышать ваши ответы на некоторые интересующие
нас вопросы.
     - Развяжите мне руки, - сказал Румата.
     Отец Цупик встрепенулся  и  с  сомнением  пожевал  губами.  Брат  Аба
отчаянно замотал головой.
     - А? - сказал дон Рэба и посмотрел сначала на брата Аба, а  потом  на
отца Цупика. - Я вас понимаю, друзья мои.  Однако,  принимая  во  внимание
обстоятельства, о которых  дон  Румата,  вероятно,  догадывается...  -  Он
выразительным взглядом обвел ряды отдушин под потолком.  -  Развяжите  ему
руки, - сказал он, не повышая голоса.
     Кто-то  неслышно  подошел  сзади.  Румата  почувствовал,  как  чьи-то
странно  мягкие,  ловкие  пальцы  коснулись  его  рук,  послышался   скрип
разрезаемых веревок. Брат Аба с неожиданной для его  комплекции  резвостью
извлек из-под стола огромный боевой арбалет и положил перед собой прямо на
бумаги. Руки Руматы, как плети, упали вдоль тела. Он почти  не  чувствовал
их.
     - Итак, начнем, - бодро сказал дон Рэба. - Ваше имя, род, звание?
     - Румата, из рода Румат Эсторских. Благородный дворянин  до  двадцать
второго предка.
     Румата огляделся, сел на софу и стал массировать кисти рук. Брат Аба,
взволнованно сопя, взял его на прицел.
     - Ваш отец?
     - Мой благородный отец - имперский советник, преданный слуга и личный
друг императора.
     - Он жив?
     - Он умер.
     - Давно?
     - Одиннадцать лет назад.
     - Сколько вам лет?
     Румата не успел ответить. За лиловой портьерой послышался  шум,  брат
Аба  недовольно  оглянулся.  Отец  Цупик,  зловеще   усмехаясь,   медленно
поднялся.
     - Ну, вот и все, государи мои!.. - Начал он весело и злорадно.
     Из-за портьер выскочили  трое  людей,  которых  Румата  меньше  всего
ожидал увидеть здесь. Отец Цупик, по-видимому, тоже. Это были  здоровенные
монахи в черных рясах с клобуками, надвинутыми  на  глаза.  Они  быстро  и
бесшумно подскочили к отцу Цупику и взяли его за локти.
     - А... н-ня... - промямлил отец Цупик. Лицо его покрылось смертельной
бледностью. Несомненно, он ожидал чего-то совсем другого.
     - Как вы полагаете,  брат  Аба?  -  спокойно  осведомился  дон  Рэба,
наклоняясь к толстяку.
     - Ну, разумеется! - решительно отозвался тот. - Несомненно!
     Дон Рэба сделал слабое движение рукой. Монахи приподняли отца  Цупика
и, все так  же  бесшумно  ступая,  вынесли  за  портьеры.  Румата  гадливо
поморщился. Брат Аба потер мягкие лапки и бодро сказал:
     - Все обошлось превосходно, как вы думаете, дон Рэба?
     - Да, неплохо, - согласился  дон  Рэба.  -  Однако  продолжим.  Итак,
сколько же вам лет, дон Румата?
     - Тридцать пять.
     - Когда вы прибыли в Арканар?
     - Пять лет назад.
     - Откуда?
     - До этого я жил в Эсторе, в родовом замке.
     - А какова была цель этого перемещения?
     - Обстоятельства вынудили  меня  покинуть  Эстор.  Я  искал  столицу,
сравнимую по блеску со столицей метрополии.
     По рукам побежали, наконец,  огненные  мурашки.  Румата  терпеливо  и
настойчиво продолжал массировать распухшие кисти.
     - А все-таки, что же это были за обстоятельства? - спросил дон Рэба.
     - Я убил на дуэли члена августейшей семьи.
     - Вот как? Кого же именно?
     - Молодого герцога Экину.
     - В чем причина дуэли?
     - Женщина, - коротко сказал Румата.
     У него появилось ощущение, что все эти вопросы ничего не значат.  Что
это такая же игра, как и обсуждение способа казни. Все трое чего-то  ждут.
Я жду, когда у меня отойдут руки. Брат Аба - дурак - ждет,  когда  ему  на
колени посыплется золото из родовой сокровищницы  дона  Руматы.  Дон  Рэба
тоже чего-то ждет... Но монахи, монахи! Откуда во дворце  монахи?  Да  еще
такие умелые бойкие ребята?..
     - Имя женщины?
     Ну и вопросы, подумал Румата. Глупее не придумаешь. Попробую-ка я  их
расшевелить...
     - Дона Рита, - ответил он.
     - Не ожидал, что вы ответите. Благодарю вас...
     - Всегда готов к услугам.
     Дон Рэба поклонился.
     - Вам приходилось бывать в Ирукане?
     - Нет.
     - Вы уверены?
     - Вы тоже.
     - Мы хотим правды! - наставительно сказал дон Рэба. Брат Аба покивал.
- Одной только правды!
     - Ага, - сказал Румата. - А мне показалось... - Он замолчал.
     - Что вам показалось?
     - Мне показалось, что вы главным образом хотите прибрать к рукам  мое
родовое имущество. Решительно не представляю себе, дон Рэба, каким образом
вы надеетесь его получить?
     - А дарственная? А дарственная? - вскричал брат Аба.
     Румата засмеялся как можно более нагло.
     - Ты дурак, брат Аба,  или  как  тебя  там...  Сразу  видно,  что  ты
лавочник. Тебе что, неизвестно, что майорат не подлежит передаче  в  чужие
руки?
     Было видно, что брат Аба здорово рассвирепел, но сдерживается.
     - Вам не следует разговаривать в таком тоне, - мягко сказал дон Рэба.
     - Вы хотите правды? - возразил Румата. -  Вот  вам  правда,  истинная
правда и только правда: брат Аба - дурак и лавочник.
     Однако брат Аба уже овладел собой.
     - Мне кажется, мы отвлеклись,  -  сказал  он  с  улыбкой.  -  Как  вы
полагаете, дон Рэба?
     - Вы, как всегда, правы, - сказал дон Рэба. - Благородный дон,  а  не
приходилось ли вам бывать в Соане?
     - Я был в Соане.
     - С какой целью?
     - Посетить Академию наук.
     - Странная цель для молодого человека вашего положения.
     - Мой каприз.
     - А знакомы ли вы с генеральным судьей Соана доном Кондором?
     Румата насторожился.
     - Это старинный друг нашей семьи.
     - Благороднейший человек, не правда ли?
     - Весьма почтенная личность.
     - А вам  известно,  что  дон  Кондор  участник  заговора  против  его
величества?
     Румата задрал подбородок.
     - Зарубите на носу, дон Рэба, - сказал он  высокомерно.  -  Для  нас,
коренного дворянства метрополии, все эти Соаны и Ируканы,  да  и  Арканар,
были и всегда останутся вассалами имперской короны. - Он положил  ногу  на
ногу и отвернулся.
     Дон Рэба задумчиво глядел на него.
     - Вы богаты?
     - Я мог бы скупить весь Арканар, но меня не интересуют помойки...
     Дон Рэба вздохнул.
     - Мое сердце обливается кровью, сказал он. - Обрубить  столь  славный
росток столь славного рода!..  Это  было  бы  преступлением,  если  бы  не
вызывалось государственной необходимостью.
     - Поменьше думайте о государственной необходимости, - сказал  Румата,
- и побольше думайте о собственной шкуре.
     - Вы правы, - сказал дон Рэба и щелкнул пальцами.
     Румата быстро напряг и вновь распустил мышцы. Кажется, тело работало.
Из-за портьеры снова выскочили трое  монахов.  Все  с  той  же  неуловимой
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 14 15 16 17 18 19 20  21 22 23 24 25 26 27 ... 30
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (3)

Реклама