Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#4| New artifact
Aliens Vs Predator |#3| Endless factory
Aliens Vs Predator |#2| New opportunities
Aliens Vs Predator |#1| Predator's time!

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Русская фантастика - А&Б Стругацкие Весь текст 346.28 Kb

Трудно быть богом

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 15 16 17 18 19 20 21  22 23 24 25 26 27 28 ... 30
быстротой  и  точностью,  свидетельствующими  об   огромном   опыте,   они
сомкнулись вокруг еще продолжавшего умильно улыбаться брата Аба,  схватили
его и завернули руки за спину.
     - Ой-ей-ей-ей!.. - завопил брат Аба. Толстое лицо его  исказилось  от
боли.
     - Скорее, скорее, не задерживайтесь! - брезгливо сказал дон Рэба.
     Толстяк бешено упирался, пока его тащили за  портьеры.  Слышно  было,
как он кричит и взвизгивает, затем он вдруг  заорал  жутким,  неузнаваемым
голосом и сразу затих. Дон Рэба встал и осторожно разрядил арбалет. Румата
ошарашенно следил за ним.
     Дон  Рэба  прохаживался  по  комнате,   задумчиво   почесывая   спину
арбалетной  стрелой.  "Хорошо,  хорошо,  -  бормотал  он  почти  нежно.  -
Прелестно!.." Он словно забыл про Румату. Шаги  его  все  убыстрялись,  он
помахивал на ходу стрелой, как дирижерской палочкой. Потом он вдруг  резко
остановился за столом, отшвырнул стрелу, осторожно сел и сказал,  улыбаясь
во все лицо:
     - Как я их, а?.. Никто и не пикнул!.. У вас, я думаю, так не могут...
     Румата молчал.
     - Да-а... - протянул дон Рэба мечтательно. -  Хорошо!  Ну  что  ж,  а
теперь поговорим, дон Румата... А может быть, не Румата?.. И, может  быть,
даже и не дон? А?..
     Румата  промолчал,  с  интересом  его  разглядывая.  Бледненький,   с
красными жилками на носу, весь трясется от возбуждения, так и хочется  ему
закричать, хлопая в ладоши: "А я знаю! А я знаю!"  А  ведь  ничего  ты  не
знаешь, сукин сын. А узнаешь, так не поверишь. Ну, говори, я слушаю.
     - Я вас слушаю, - сказал он.
     - Вы не дон Румата, - объявил дон Рэба. - Вы самозванец. - Он  строго
смотрел на Румату. - Румата Эсторский  умер  пять  лет  назад  и  лежит  в
фамильном склепе своего рода. И святые  давно  упокоили  его  мятежную  и,
прямо скажем, не очень чистую душу. Вы  как,  сами  признаетесь,  или  вам
помочь?
     - Сам признаюсь, - сказал Румата. - Меня зовут Румата Эсторский, и  я
не привык, чтобы в моих словах сомневались.
     Попробую-ка я тебя немножко рассердить, подумал он. Бок болит,  а  то
бы я тебя поводил за салом.
     - Я вижу, что нам придется продолжать  разговор  в  другом  месте,  -
зловеще сказал дон Рэба.
     С лицом  его  происходили  удивительные  перемены.  Исчезла  приятная
улыбка, губы сжались в прямую линию. Странно и жутковато задвигалась  кожа
на лбу. Да, подумал Румата, такого можно испугаться.
     - У вас правда геморрой? - участливо спросил он.
     В глазах у дона Рэбы что-то мигнуло, но выражения лица он не изменил.
Он сделал вид, что не расслышал.
     - Вы плохо использовали Будаха,  -  сказал  Румата.  -  Это  отличный
специалист. Был... - добавил он значительно.
     В выцветших глазах  что-то  мигнуло.  Ага,  подумал  Румата,  а  ведь
Будах-то еще жив... Он уселся поудобнее и обхватил руками колено.
     - Итак, вы отказываетесь признаться, - произнес дон Рэба.
     - В чем?
     - В том, что вы самозванец.
     - Почтенный  Рэба,  -  сказал  Румата  наставительно,  -  такие  вещи
доказывают. Ведь вы меня оскорбляете!
     На лице дона Рэбы появилась приторность.
     - Мой дорогой дон Румата, -  сказал  он.  -  Простите,  пока  я  буду
называть вас этим  именем.  Так  вот,  обыкновенно  я  никогда  ничего  не
доказываю. Доказывают там, в Веселой Башне. Для этого я  содержу  опытных,
хорошо оплачиваемых специалистов, которые  с  помощью  мясокрутки  святого
Мики, поножей господа бога,  перчаток  великомученицы  Паты  или,  скажем,
сиденья... э-э-э... виноват, кресла Тоца-воителя могут доказать  все,  что
угодно. Что бог есть и бога нет. Что люди ходят на руках и люди  ходят  на
боках. Вы понимаете меня? Вам, может быть, неизвестно, но существует целая
наука о добывании доказательств. Посудите сами: зачем мне  доказывать  то,
что я и сам знаю? И потом ведь признание вам ничем не грозит...
     - Мне не грозит, - сказал Румата. - Оно грозит вам.
     Некоторое время дон Рэба размышлял.
     - Хорошо, - сказал  он.  -  Видимо,  начать  придется  все-таки  мне.
Давайте посмотрим, в чем замечен дон Румата Эсторский за  пять  лет  своей
загробной жизни в Арканарском королевстве. А вы потом объясните мне  смысл
всего этого. Согласны?
     - Мне бы не хотелось давать опрометчивых обещаний, - сказал Румата, -
но я с интересом вас выслушаю.
     Дон Рэба, покопавшись в письменном столе, вытащил  квадратик  плотной
бумаги и, подняв брови, просмотрел его.
     - Да будет вам известно, - начал он, приветливо улыбаясь, - да  будет
вам  известно,  что  мною,  министром  охраны  арканарской  короны,   были
предприняты некоторые действия против так называемых книгочеев,  ученых  и
прочих бесполезных и вредных для государства людей.  Эти  акции  встретили
некое странное противодействие. В то время как весь народ в едином порыве,
храня верность королю, а также  арканарским  традициям,  всячески  помогал
мне:   выдавал   укрывшихся,   расправлялся   самосудно,    указывал    на
подозрительных, ускользнувших от моего  внимания,  -  в  это  самое  время
кто-то неведомый, но весьма энергичный выхватывал  у  нас  из-под  носа  и
переправлял  за  пределы  королевства  самых  важных,  самых   отпетых   и
отвратительных преступников. Так ускользнули от  нас:  безбожный  астролог
Багир Киссэнский; преступный алхимик Синда,  связанный,  как  доказано,  с
нечистой силой и с ируканскими властями; мерзкий памфлетист  и  нарушитель
спокойствия Цурэн и ряд иных рангом поменьше. Куда-то скрылся  сумасшедший
колдун и механик Кабани. Кем-то была затрачена уйма золота, чтобы помешать
свершиться гневу народному в отношении богомерзких шпионов и  отравителей,
бывших лейб-знахарей его величества. Кто-то  при  поистине  фантастических
обстоятельствах,  заставляющих   опять-таки   вспомнить   о   враге   рода
человеческого, освободил из-под  стражи  чудовище  разврата  и  растлителя
народных душ, атамана крестьянского бунта Арату Горбатого...  -  Дон  Рэба
остановился и, двигая кожей  на  лбу,  значительно  посмотрел  на  Румату.
Румата, подняв глаза к потолку, мечтательно улыбался. Арату  Горбатого  он
похитил, прилетев  за  ним  на  вертолете.  На  стражников  это  произвело
громадное впечатление. На Арату, впрочем,  тоже.  А  все-таки  я  молодец,
подумал он. Хорошо поработал.
     - Да будет вам известно, - продолжал дон Рэба, - что указанный атаман
Арата в  настоящее  время  гуляет  во  главе  взбунтовавшихся  холопов  по
восточным областям метрополии, обильно проливая  благородную  кровь  и  не
испытывая недостатка ни в деньгах, ни в оружии.
     - Верю, - сказал Румата. - Он сразу показался мне  очень  решительным
человеком.
     - Итак, вы признаетесь? - сейчас же сказал дон Рэба.
     - В чем? - удивился Румата.
     Некоторое время они смотрели друг другу в глаза.
     - Я продолжаю, - сказал дон Рэба. - За спасение этих растлителей  душ
вы, дон Румата, по моим скромным и неполным подсчетам, потратили не  менее
трех пудов золота. Я не говорю о том, что при этом  вы  навеки  осквернили
себя общением с нечистой силой. Я не говорю также и  о  том,  что  за  все
время пребывания в пределах Арканарского королевства  вы  не  получили  из
своих эсторских владений даже медного гроша, да и  с  какой  стати?  Зачем
снабжать деньгами покойника, хотя бы даже и родного? Но ваше золото!
     Он открыл шкатулку, погребенную под бумагами на столе,  и  извлек  из
нее горсть золотых монет с профилем Пица Шестого.
     - Одного этого золота достаточно было бы для того, чтобы сжечь вас на
костре! - завопил он. - Это дьявольское золото!  Человеческие  руки  не  в
силах изготовить металл такой чистоты!
     Он сверлил Румату взглядом. Да, великодушно подумал  Румата,  это  он
молодец. Этого мы, пожалуй, недодумали. И, пожалуй, он первый заметил. Это
надо учесть... Рэба вдруг снова погас. В голосе его  зазвучали  участливые
нотки:
     - И вообще вы ведете себя очень неосторожно, дон Румата.  Я  все  это
время так волновался за вас... Вы такой  дуэлянт,  вы  такой  задира!  Сто
двадцать шесть дуэлей за пять лет! И ни одного убитого... В  конце  концов
из этого могли сделать выводы. Я, например, сделал. И не  только  я.  Этой
ночью, например, брат Аба - нехорошо говорить дурно о покойниках,  но  это
был очень жестокий человек, я его терпел с трудом, признаться... Так  вот,
брат Аба выделил для вашего ареста не самых умелых бойцов, а самых толстых
и сильных.  И  он  оказался  прав.  Несколько  вывихнутых  рук,  несколько
отдавленных шей, выбитые зубы не в счет... и вот вы здесь! А  ведь  вы  не
могли не знать, что деретесь за свою жизнь.  Вы  мастер.  Вы,  несомненно,
лучший меч Империи. Вы, несомненно, продали душу дьяволу, ибо только в аду
можно научиться этим невероятным, сказочным  приемам  боя.  Я  готов  даже
допустить, что это умение было дано вам с условием не убивать. Хотя трудно
представить, зачем дьяволу понадобилось такое условие.  Но  пусть  в  этом
разбираются наши схоласты...
     Тонкий поросячий визг прервал его. Он недовольно посмотрел на лиловые
портьеры. За портьерами дрались. Слышались глухие удары,  визг:  "Пустите!
Пустите!" - и еще какие-то хриплые голоса, ругань, возгласы на  непонятном
наречии. Потом портьера с треском оборвалась и упала. В кабинет ввалился и
рухнул  на  четвереньки  какой-то  человек,  плешивый,   с   окровавленным
подбородком, с  дико  вытаращенными  глазами.  Из-за  портьеры  высунулись
огромные лапы, схватили человека за ноги и поволокли обратно. Румата узнал
его: это был Будах. Он дико кричал:
     - Обманули!.. Обманули!.. Это же был яд! За что?..
     Его утащили в темноту. Кто-то в черном  быстро  подхватил  и  повесил
портьеру. В наступившей тишине из-за  портьер  послышались  отвратительные
звуки - кого-то рвало. Румата понял.
     - Где Будах? - спросил он резко.
     - Как видите, с ним случилось какое-то несчастье, - ответил дон Рэба,
но было заметно, что он растерялся.
     - Не морочьте мне голову, - сказал Румата. - Где Будах?
     - Ах, дон  Румата,  -  сказал  дон  Рэба,  качая  головой.  Он  сразу
оправился. - На что вам Будах? Он что, ваш родственник? Ведь вы  его  даже
никогда не видели.
     - Слушайте, Рэба! - сказал Румата бешено. - Я с вами не шучу! Если  с
Будахом что-нибудь случится, вы подохнете, как собака. Я раздавлю вас.
     - Не успеете, - быстро сказал дон Рэба. Он был очень бледен.
     - Вы дурак, Рэба. Вы опытный интриган, но  вы  ничего  не  понимаете.
Никогда в жизни вы еще не брались за такую опасную игру, как сейчас. И  вы
даже не подозреваете об этом.
     Дон Рэба сжался за столом, глазки его  горели,  как  угольки.  Румата
чувствовал, что сам он тоже никогда еще не был так близок к гибели.  Карты
раскрывались. Решалось, кому быть хозяином в этой игре.  Румата  напрягся,
готовясь прыгнуть. Никакое оружие - ни  копье,  ни  стрела  -  не  убивает
мгновенно.  Эта  мысль  отчетливо  проступила  на  физиономии  дона  Рэбы.
Геморроидальный старик хотел жить.
     - Ну  что  вы,  в  самом  деле,  -  сказал  он  плаксиво.  -  Сидели,
разговаривали... Да жив ваш Будах, успокойтесь, жив и здоров. Он меня  еще
лечить будет. Не надо горячиться.
     - Где Будах?
     - В Веселой Башне.
     - Он мне нужен.
     - Мне он тоже нужен, дон Румата.
     - Слушайте, Рэба, - сказал Румата, - не сердите меня.  И  перестаньте
притворяться. Вы же меня боитесь. И правильно делаете.  Будах  принадлежит
мне, понимаете? Мне!
     Теперь они оба  стояли.  Рэба  был  страшен.  Он  посинел,  губы  его
судорожно дергались, он что-то бормотал, брызгая слюной.
     - Мальчишка! - прошипел он. - Я никого не боюсь! Это я могу раздавить
тебя, как пиявку!
     Он вдруг  повернулся  и  рванул  гобелен,  висевший  за  его  спиной.
Открылось широкое окно.
     - Смотри!
     Румата подошел к окну. Оно выходило на  площадь  перед  дворцом.  Уже
занималась заря.  В  серое  небо  поднимались  дымы  пожаров.  На  площади
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 15 16 17 18 19 20 21  22 23 24 25 26 27 28 ... 30
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (3)

Реклама