Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Explanations of the situation why there is no video
StarCraft II: Wings of Liberty |#14| The Moebius Factor
StarCraft II: Wings of Liberty |#13| Breakout
StarCraft II: Wings of Liberty |#12| In Utter Darkness

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Русская фантастика - А&Б Стругацкие Весь текст 225.09 Kb

Сказка о Тройке

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 7 8 9 10 11 12 13  14 15 16 17 18 19 20
зоологического сада!
     - Будет! - ответил Лавр Федотович и тут же демократически пошутил:  -
Простой сад у вас есть, детский тоже есть, а теперь и зоологический будет.
Тройка троицу любит.
     Взрыв  предобеденного  хохота  побудил   Кузьму   еще   раз   сделать
неприличность.
     Лавр   Федотович   погрузил   в   портфель   свои    председательские
принадлежности,  поднялся  из-за  стола  и  степенно  двинулся  к  выходу.
Хлебовводов и Выбегалло, сбив с ног  зазевавшегося  Фарфуркиса,  кинулись,
отпихивая друг друга, открывать ему дверь.
     - Бифштекс - это мясо, - благосклонно сообщил им Лавр Федотович.
     - С кровью! - преданно закричал Хлебовводов.
     - Ну, зачем же с кровью, - донесся  голос  Лавра  Федотовича  уже  из
приемной.
     Мы с Эдиком распахнули все окна.  С  лестницы  доносилось:  "Нет  уж,
позвольте, Лавр Федотович... Бифштекс без крови, Лавр Федотович, это хуже,
чем выпить и не закусить..." - "Наука полагает, что...  эта...  с  лучком,
значить..." - "Народ любит хорошее мясо, например, бифштекс..."
     - В гроб они меня вгонят, - озабоченно сказал комендант.  -  Погибель
они моя, мор, глад и семь казней египетских...



                         ДЕЛО N 15 И ВЫЕЗДНАЯ СЕССИЯ

     Вечернее заседание не состоялось, официально было объявлено, что Лавр
Федотович, а также товарищ Хлебовводов и Выбегалло  отравились  за  обедом
грибами и врач рекомендовал им всем  до  утра  полежать.  Однако  дотошный
комендант не поверил официальной версии. Он при нас позвонил в гостиничный
ресторан и переговорил со своим кумом, метрдотелем. И что же?  Выяснилось:
за обедом Лавр Федотович и профессор Выбегалло, выступая  против  товарища
Хлебовводова   в   практической   дискуссии   относительно   сравнительных
преимуществ прожаренного бифштекса перед  бифштексом  с  кровью,  стремясь
выяснить на деле,  какое  из  этих  состояний  бифштекса  наиболее  любимо
общественностью, а следовательно, перспективно, пили пльзеньское бархатное
по четыре экспериментальных порции из фонда  шеф-повара.  Теперь  им  всем
плохо. До утра, во всяком случае, на людях появиться не смогут.
     Я ликовал, как школьник, у которого внезапно тяжело заболел  учитель.
Мы попрощались с ним, купили себе по стаканчику мороженного и возвратились
к себе в гостиницу. Весь  вечер  мы  просидели  в  номере,  обсуждая  свое
положение. Эдик признался,  что  Кристобаль  Хозевич  был  прав  -  Тройка
оказалась  более  крепким  орешком,  нежели  он   предполагал.   Разумная,
рациональная сторона ее психики оказалась сверхъестественно консервативной
и   сверхупругой.   Правда    она    поддавалась    воздействию    мощного
реморализирующего поля, но немедленно возвращалось в  исходное  состояние,
как только поле выключалось. Я было  предложил  Эдику  не  выключать  поле
вовсе, но Эдик отверг это предложение. Запасы разумного, доброго,  вечного
были у Тройки весьма ограничены, и сколько - нибудь длительное воздействие
реморализатора грозило истощить их до последней капли. Наше  дело  научить
их думать: но они не учатся. Эти бывшие канализаторы  разучились  учиться.
Впрочем, не все еще потеряно. Осталась еще эмоциональная сторона  психики.
Область чувств. Раз не удается разбудить  в  них  разум,  надо  попытаться
разбудить в них совесть.  Именно  этим,  он,  Эдик,  намерен  заняться  на
следующем же заседании.
     Мы обсуждали  этот  вопрос  до  тех  пор,  пока  к  нам  не  ввалился
возбужденный Клоп Говорун. Оказывается, он подал заявление,  чтобы  Тройка
приняла его без всякой очереди и обсудило одно его предложение. Только что
он от коменданта получил извещение и теперь вот заглянул узнать, будем  ли
мы присутствовать на завтрашнем утреннем заседании, которое обещает  стать
историческим. Завтра мы все поймем, завтра мы все узнаем,  что  он  такое.
Тогда благодарное человечество станет носить его на руках,  и  он  нас  не
забудет. Он кричал, размахивая лапками, бегал  по  стенам  и  мешал  Эдику
сосредоточиться. Мне пришлось взять его за шиворот и вынести в коридор. Он
не обиделся, он был выше  этого.  Завтра  все  разъяснится,  пообещал  он,
спросил номер апартамента Хлебовводова и удалился. Я лег  спать,  а  Эдик,
расстелив  на  столе  лист  бумаги,  еще  долго  сидел   над   разобранным
реморализатором.
     Когда Говоруна вызвали, он появился в  комнате  заседаний  не  сразу.
Было слышно, как он препирается в приемной с комендантом, требуя какого-то
церемониала, какого-то повышенного пиетета,  а  также  почетного  караула.
Эдик начал волноваться, и мне пришлось выйти в приемную и  сказать  клопу,
чтобы он перестал ломаться, а то будет плохо.
     - Но я требую, чтобы он сделал три шага мне  навстречу,  -  кипятился
Говорун. - Пусть нет караула, но какие-то элементарные правила  должны  же
выполняться! Я же не требую, чтобы он  встречал  меня  у  дверей...  Пусть
сделает три шага навстречу и обнажит голову!
     - О ком ты говоришь? - спросил я, опешив.
     - Как это о ком? Об этом, вашем... Кто там у вас главный? Вунюков?
     - Балда, - прошипел  я.  -  ты  хочешь,  чтобы  тебя  выслушали?  Иди
немедленно! В твоем распоряжении тридцать секунд!
     И Говорун сдался. Бормоча что-то насчет нарушения  всех  и  всяческих
правил,  он  вошел  в  комнату  заседаний,  и,  нахально,  ни  с  кем   не
поздоровавшись, развалился на демонстрационном  столе.  Лавр  Федотович  с
мутными и пожелтевшими после вчерашнего глазами,  тотчас  взял  бинокль  и
стал Клопа рассматривать. Хлебовводов страдая от тухлой отрыжки, проныл:
     - Ну чего там с ним говорить? Ведь уже все говорено... Он нам  только
голову морочит...
     - Минуточку, - сказал Фарфуркис, бодрый  и  розовый,  как  всегда.  -
Гражданин Говорун, - обратился  он  к  Клопу,  -  Тройка  сочла  возможным
принять вас вне процедуры и выслушать ваше,  как  вы  пишете,  чрезвычайно
важное заявление. Тройка предлагает вам быть по возможности кратким  и  не
отнимать у нее драгоценное время. Что вы имеете заявить? Мы вас слушаем.
     Несколько секунд Говорун выдерживал  ораторскую  паузу.  Затем  он  с
шумом подобрал под себя  ноги,  принял  горделивую  позу  и,  надув  щеки,
заговорил:
     - История человеческого племени,  -  начал  он,  -  хранит  на  своих
страницах немало позорных свидетельств  варварства  и  недомыслия.  Грубый
невежественный солдат заколол Архимеда. Вшивые попы сожгли Джордано Бруно.
Оголтелые фанатики  травили  Чарльза  Дарвина,  Галилео  Галилея.  История
клопов также сохранила упоминание о жертвах  невежества  и  обскурантизма.
Всем памятны  великие  мучения  клопа-энциклопедиста  Сапукла,  указавшего
нашим предкам, травоядным и древесным клопам, путь истинного  прогресса  и
процветания. В забвении и нищете закончил свои  дни  Имперутор,  создатель
теории групп крови,  Рексофорб,  решивший  проблему  плодовитости,  Пульп,
открывший анабиоз. Варварство и невежество обоих наших племен не могло  не
наложить,  и   действительно   наложило,   свой   роковой   отпечаток   на
взаимоотношения между нами. Втуне  погибли  идеи  великого  клопа-утописта
Платуна, проповедовавшего идею  симбиоза  клопа  и  человека  и  видевшего
будущность клопиного племени не на исконном пути паразитизма, а на светлых
дорогах дружбы и взаимной помощи. Мы знаем случаи, когда человек предлагал
клопам мир, защиту и покровительство, выступая  под  лозунгом:  "Мы  одной
крови, вы и я", но жадные, вечно голодные клопиные массы игнорировали этот
призыв, бессмысленно твердя: "Пили, пьем и будем пить". -  Говорун  залпом
осушил стакан воды, облизнулся и продолжал, надсаживаясь, как на  митинге:
- сейчас мы впервые в истории наших племен  стоим  перед  лицом  ситуации,
когда клоп предлагает человечеству мир, защиту и  покровительство,  требуя
взамен  только  одного:  признания.  Впервые  клоп  нашел  общий  язык   с
человеком. Впервые клоп общается с человеком не в  постели,  а  за  столом
переговоров. Впервые клоп  взыскует  не  материальных  благ,  а  духовного
общения. Так неужели же на распутье истории, перед  поворотом,  поворотом,
который вознесет оба племени на недосягаемую высоту, мы будем топтаться  в
нерешительности, вновь идя на поводу у невежества  и  взаимоотчужденности,
отвергая очевидное и  отказываясь  признать  свершившееся  чудо?  Я,  Клоп
Говорун, единственный говорящий  клоп  во  Вселенной,  единственное  звено
понимания между  нашими  племенами,  говорю  вам  от  имени  миллионов:  -
опомнитесь! Отбросьте предрассудки, растопчите косность, соберите  в  себе
все доброе и разумное и открытыми  и  ясными  глазами  взгляните  в  глаза
великой  истине:  Клоп  Говорун  есть  личность  исключительная,   явление
необъясненное и, быть может, даже необъяснимое!
     Да,  тщеславие  этого  насекомого  способно   поразить   даже   самое
заскорузлое воображение. Я чувствовал,  что  добром  это  не  кончится,  и
толкнул Эдика локтем, чтобы он был готов. Оставалась надежда  на  то,  что
состояние желудочной простуды, в котором пребывала большая и лучшая  часть
Тройки, помешает взрыву страстей.
     Отсутствовал  обожравшийся  до  постельного  шока  Выбегалло.   Лавру
Федотовичу было не до клопа, он бал бледен и обильно потел,  Фарфуркис  не
знал, на что решиться, и с беспокойством поглядывал  по  сторонам.  Я  уже
подумал, что все обошлось, как вдруг Хлебовводов произнес:
     - "Пили, пьем и будем пить"... Это же он про кого? Это же он про нас,
поганец! Кровь нашу! Кровушку! А? - он дико  огляделся.  -  Да  я  же  его
сейчас к ногтю!.. Ночью от них спасу нет, а теперь и днем! Мучители!  -  и
он принялся яростно чесаться.
     Говорун  несколько  испугался,  но,  однако,  продолжал  держаться  с
достоинством, впрочем, краем глаза  он  осторожно  высматривал  на  всякий
случай  подходящую  щель.  По  комнате  распространялся  крепчайший  запах
дорогого коньяка.
     - Кровопийцы! - прохрипел  Хлебовводов,  вскочил  и  ринулся  вперед.
Сердце у меня замерло. Эдик схватил меня за  руку  -  он  тоже  испугался.
Говорун прямо-таки присел от ужаса.  Но  Хлебовводов,  держась  за  живот,
промчался мимо демонстрационного стола,  распахнул  дверь  и  исчез.  Было
слышно, как он грохочет  каблуками  по  лестнице.  Говорун  вытер  со  лба
холодный пот и обессиленно опустил усы.
     - Грррм, - как-то жалобно произнес Лавр Федотович. - Кто  еще  просит
слова?
     - Позвольте мне, - сказал Фарфуркис. Я понял, что машина  заработала.
- Заявление гражданина Говоруна произвело  на  меня  совершенно  особенное
впечатление. Я искренне и категорически возмущен. И дело здесь не только в
том, что гражданин Говорун искаженно трактует  историю  человечества,  как
историю страдания отдельных выдающихся личностей. Я также  готов  оставить
на  совести   оратора   его   абсолютно   несамокритические   высказывания
относительно собственной особы. Но его предложение, его  идея  о  союзе...
Даже сама мысль о таком союзе,  звучит  на  мой  взгляд,  оскорбительно  и
кощунственно. За кого вы нас принимаете,  гражданин  Говорун?  Или,  может
быть, ваше оскорбление преднамеренно? Лично я склонен квалифицировать  его
как преднамеренное и более того, я сейчас посмотрел материалы  предыдущего
заседания по делу гражданина Говоруна,  и  с  горечью  убедился,  что  там
отсутствуют, совершенно, на мой взгляд, необходимое частное определение по
этому делу. Это,  товарищи,  наша  ошибка,  это,  товарищи,  наш  просчет,
который нам надлежит исправить, с наивозможнейшей быстротой. Что я имею  в
виду? Я имею в виду тот простой и очевидный акт,  что  в  лице  гражданина
Говоруна  мы  имеем  дело  с  типичным  говорящим  паразитом,  то  есть  с
праздношатающимся тунеядцем без определенных занятий, добывающим  средства
к жизни предосудительными путями, каковые  вполне  можно  квалифицировать,
как преступные...
     В эту минуту на пороге появился измученный Хлебовводов. Проходя  мимо
Говоруна,  он  замахнулся  на  него  кулаком,  пробормотав:  "У-у,  собака
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 7 8 9 10 11 12 13  14 15 16 17 18 19 20
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама