Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Русская фантастика - А&Б Стругацкие Весь текст 397.84 Kb

Гадкие лебеди

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 6 7 8 9 10 11 12  13 14 15 16 17 18 19 ... 34
вспомнил мокреца, который пришел в зал, и как дети встали,  и  какое  лицо
было у Ирмы. - Вы это серьезно? - спросил он.
     - Это не я, - сказал Павор. - Это голос нации. Вокс попули. Киски  из
города сбежали, а детишки обожают мокрецов, шляются к  ним  в  лепрозорий,
днюют и ночуют там,  отбились  от  рук,  никого  не  слушаются.  Воруют  у
родителей деньги и  покупают  книги...  Говорят,  сначала  родители  очень
радовались, что дети не рвут штанов, лазая по заборам, а тихо сидят дома и
почитывают книжки. Тем более, что погода плохая. Но теперь уже все  видят,
к чему это привело и то это затеял. Теперь уже никто больше  не  радуется.
Однако мокрецов по старинке боятся и только рычат им вслед...
     Голос нации, подумал Виктор.  Голос  Лолы  и  господина  бургомистра.
Слыхали мы этот голос...  Кошки,  дожди,  телевизоры.  Кровь  христианских
младенцев...
     - Я не понимаю, - сказал он. - Вы это серьезно или от скуки?
     - Это не я! - сказал Павор проникновенно. - Так говорят в городе.
     - Как говорят в городе, мне ясно, - сказал Виктор. - А вы-то сами что
об этом думаете?
     Павор пожал плечами.
     - Течение жизни, - туманно сказал он. Трепотня пополам с  истиной.  -
Он посмотрел на Виктора поверх платка.  -  Не  считайте  меня  идиотом,  -
сказал он, - вспомните лучше детей, где вы еще видели таких детей? Или, по
крайней мере, столько таких детей?
     Да, подумал Виктор, таких детей... Кошки кошкам,  но  этот  мокрец  в
зале - это вам не кошка пополам с дождем... Есть  такое  выражение:  лицо,
освещенное  изнутри.  Именно  такое  лицо  было  у  Ирмы,  а   когда   она
разговаривает со мной, лицо ее освещено только снаружи. А  с  матерью  она
вообще  не  разговаривает  -  цедит  сквозь  зубы   что-то   брезгливо   -
снисходительное... Но  если  это  так,  если  это  правда,  а  не  грязная
болтовня, то выглядит это крайне нечист плотно. Что им нужно от детей? Они
же больные люди, обреченные... И вообще, что  за  свинство  -  настраивать
детей против родителей, даже против  таких  родителей,  как  мы  с  Лолой.
Хватит с нас господина Президента: нация  выше  родительских  уз,  Легионы
Свободы - ваш отец и  ваша  мать,  и  мальчик  идет  в  ближайший  штаб  и
сообщает, что отец назвал господина Президента странным человеком, а  мать
назвала поход Легиона разорительным предприятием. А  теперь  еще  является
черный мокрый дядя и уже безо всяких объясняет, что  отец  твой  -  пьяная
безмозглая скотина, а мать - дура и шлюха. Положим, что это верно, но  все
равно свинство, все это должно делаться не так, и не их это собачье  дело,
не  они  за  это  отвечают,   и   никто   не   просит   заниматься   таким
просветительством... Патология какая-то. Если только это просветительство.
А если похуже?  Дитя  начинает  розовыми  губками  лепетать  о  прогрессе,
начинает строить страшные жестокие вещи, не ведая, что лепечет, но уже  от
младых ногтей приучаясь к интеллектуальной жестокости,  к  самой  страшной
жестокости, какую  можно  придумать,  а  они,  намотав  черные  тряпки  на
шелушащиеся физиономии, стоят за стеной и дергают  ниточки...  и,  значит,
никакого нового поколения нет, а есть вся та же старая и  грязная  игра  в
марионетки, и я был вдвойне ослом, когда обмирал сегодня  на  сцене...  До
чего же это мерзкая затея - наша цивилизация...
     - ...имеющий глаза да видит, - говорил Павор.  -  Нас  не  пускают  в
лепрозорий. Колючая проволока, солдаты, ладно. Но кое-что можно  видеть  и
здесь, в городе. Я видел, как мокрецы разговаривают с  мальчишками  и  как
ведут себя при этом эти мальчишки, какими они  становятся  ангелочками,  а
спроси у него, как пройти к фабрике - он тебя обольет презрением с ног  до
головы...
     Нас не пускают в лепрозорий, - думал Виктор. - Колючая проволока -  а
мокрецы гуляют по городу свободно. Но  не  Голем  же  это  выдумал...  Вот
сволочь, подумал он, отец нации. Вот мерзавец. Значит, и здесь его работа.
Лучший друг детей... Очень может быть, очень на него похоже. А вы  знаете,
господин Президент, на вашем  месте  я  бы  попытался  разнообразить  свои
приемы. Слишком легко стало отличить ваш хвост  от  всех  других  хвостов.
Колючая проволока, солдаты, пропуска - значит, господин Президент; значит,
обязательно какая-нибудь мерзость...
     - На кой черт там колючая проволока? - спросил Виктор.
     - А я откуда знаю? - сказал Павор.  -  Никогда  раньше  там  не  было
колючей проволоки.
     - Значит, вы там бывали?
     - Почему? Не был. Но не первый же я здесь санитарный инспектор...  да
дело и не в колючей проволоке, мало ли на свете колючей проволоки. Детишек
туда пускают беспрепятственно, мокрецов оттуда выпускают беспрепятственно,
а нас с вами туда не пустят - вот это удивительно.
     Нет, это все-таки не Президент, - думал Виктор. - Президент и  чтение
Зурзмансора,  да  еще  и  Банева  -  это  как-то  не  совмещается.  И  эта
разрушительная идеология... Если бы я  такое  написал,  меня  бы  распяли.
Непонятно, непонятно... и нечисто. Спрошу-ка я у Ирмы, подумал он.  Просто
спрошу и посмотрю, что она будет делать... Между прочим,  и  Диана  должна
кое-что знать...
     - Вы не слушаете? - спросил Павор.
     - Виноват, задумался.
     - Я говорю, что не удивился бы, если бы город  принял  бы  меры.  При
чем, как и полагается городу, жестокие.
     - Я тоже не удивился бы, - пробормотал Виктор. - Я не удивлюсь,  если
даже мне самому захочется принять кое-какие меры.
     Павор поднялся и подошел к окну.
     - Ну и погодка, - сказал он с тоской. - Уехать  бы  отсюда  поскорее.
Дадите вы мне книгу или нет?
     - У меня нет книг, - сказал Виктор. - Все, что я с собой привез,  все
в санатории... Слушайте, а зачем мокрецам наши дети?
     Павор пожал плечами.
     - Это же больные люди, - ответил он. - Откуда нам знать, мы то с вами
здоровые.
     В дверь постучали, и вошел Голем, грузный и мокрый.
     - Спросим Голема, - сказал Павор. - Голем, зачем мокрецам наши дети?
     - Ваши дети? - спросил Голем,  внимательно  разглядывая  этикетку  на
бутылке с джином, - у вас есть дети, Павор?
     - Павор утверждает, - сказал Виктор, - будто ваши мокрецы настраивают
городских детей против родителей. Что вы об этом знаете, Голем?
     - Гм, - сказал Голем. - Где у  вас  чистые  стаканы?  Ага...  Мокрецы
настраивают детей? Ну что ж... Не они первые, не они последние. Он прямо в
плаще повалился на кушетку и понюхал джин в стакане. - И почему бы в  наше
время не настраивать детей против родителей, если белых настраивают против
черных, а желтых настраивают против белых,  а  глупых  настраивают  против
умных... Что вас, собственно, удивляет?
     - Павор утверждает, - повторил Виктор, - что ваши мокрецы шляются  по
городу и  учат  детей  всяким  странным  вещам.  Я  тоже  заметил  кое-что
подобное, хотя пока ничего не утверждаю. Так вот я ничему не  удивляюсь  а
спрашиваю вас: правда это или нет?
     - Насколько я знаю, - сказал Голем,  -  мокрецы  спокон  веков  имели
совершенно свободный доступ в город. Не знаю, что вы имеете в виду,  когда
говорите про обучение всяким странным вещам,  но  позвольте  мне  спросить
вас, аборигена этих мест: знакома  ли  вам  игрушка  под  названием  "злой
волчок"?
     - Ну, конечно, - сказал Виктор.
     - У вас была такая игрушка?
     - У меня, конечно, нет... но  у  ребят,  пожалуй,  была...  -  Виктор
замялся. - Да, действительно, - сказал он. -  Ребята  говорили,  что  этот
волчок подарил им мокрец. Вы это имеете в виду?
     - Да, именно это. И "погодник", и "деревянную руку"...
     - Пардон, - сказал  Павор.  -  Можно  ли  узнать  мне,  пришельцу  из
столицы, о чем говорят аборигены?
     - Нельзя, - сказал Голем. - Это не входит в вашу компетенцию.
     - Откуда вы знаете, что входит в мою компетенцию? - спросил  Павор  с
обиженным видом.
     - Знаю, - сказал Голем. - Догадываюсь, потому что мне так  хочется...
И перестаньте врать, вы  же  торговали  у  Тэдди  "погодник"  и  прекрасно
знаете, что это такое.
     - Идите вы к черту, - сказал Павор капризно. - Я не про "погодник"...
     - Погодите, Павор, -  нетерпеливо  сказал  Виктор.  -  Голем,  вы  не
ответили на мой вопрос.
     - Разве? А мне показалось, что ответил... Видите ли, Виктор,  мокрецы
- глубоко и безнадежно больные люди. Это  страшная  штука  -  генетическая
болезнь. Но при этом они сохраняют доброту  и  ум,  так  что  не  надо  их
обижать.
     - Кто их обижает?
     - А разве вы их не обижаете?
     - Пока нет. Пока даже наоборот.
     - Ну, тогда все в  порядке,  -  сказал  Голем  и  поднялся.  -  Тогда
поехали.
     Виктор вытаращил глаза.
     - Куда поехали?
     - В санаторий. Я еду в санаторий, вы,  я  вижу,  тоже  собираетесь  в
санаторий, а вы, Павор, ложитесь в постель. Хватит распространять грипп.
     Виктор посмотрел на часы.
     - Не рано ли? - сказал он.
     - Как угодно. Только  имейте  в  виду,  с  сегодняшнего  дня  автобус
отменили. За нерентабельностью.
     - А может быть, сначала пообедаем?
     - Как угодно, - повторил Голем. - Я  никогда  не  обедаю.  И  вам  не
советую.
     Виктор пощупал живот.
     - Да, - сказал он. Потом он посмотрел на Павора. - Поеду, пожалуй.
     - А мне-то что? - сказал  Павор.  Он  был  обижен.  -  Только  книжек
привезите.
     - Обязательно, - пообещал Виктор и стал одеваться.
     Когда они влезли в машину, под сырой брезент,  в  сырой,  провонявший
табаком, бензином и медикаментами кузов, Голем сказал:
     - Вы намеки понимаете?
     - Иногда, - ответил Виктор. - Когда знаю, что это намеки. А что?
     - Так вот, обратите внимание: намек. Перестаньте трепаться.
     - Гм, - пробормотал Виктор. - И как прикажете это понимать?
     - Как намек. Перестаньте болтать языком.
     - С удовольствием, - сказал Виктор и замолчал, раздумывая.
     Они пересекли город, миновали  консервную  фабрику,  проехали  пустой
городской парк - запущенный, низкий, полусгнивший от  сырости,  промчались
мимо стадиона, где полосатые от грязи "Братья  по  разуму"  упорно  лупили
разбухшими бутсами по разбухшим мячам, и  выкатили  на  шоссе,  ведущее  к
санаторию. Вокруг, за пеленой дождя,  лежала  мокрая  степь,  ровная,  как
стол, когда-то сухая, выжженная, колючая, а теперь медленно превращающаяся
в топкое болото.
     - Ваш намек, - сказал Виктор, - напомнил  мне  один  разговор  -  мой
разговор  с  его  превосходительством  господином   референтом   господина
Президента по государственной идеологии... Его  превосходительство  вызвал
меня в свой скромный кабинет -  тридцать  на  двадцать  -  и  осведомился:
"Виктуар,  вы  хотите  по-прежнему  иметь  кусок  хлеба  с   маслом?"   Я,
естественно,  ответил  утвердительно.  "Тогда  перестаньте  бренчать!"   -
гаркнул его превосходительство и отпустил меня мановением руки.
     Голем ухмыльнулся.
     - А чем вы, собственно, бренчали?
     - Его  превосходительство  намекал  на  мои  упражнения  с  банджо  в
молодежных клубах.
     Голем покосился на него прищуренными глазами.
     - Почему вы, собственно, так уверены, что я не шпик?
     - А я в этом не уверен, - возразил Виктор. -  Просто  мне  наплевать.
Кроме того, сейчас не говорят "шпик".  Шпик  -  это  архаизм.  Сейчас  все
культурные люди говорят "дятел".
     - Не ощущаю разницы, - сказал Голем.
     - Я практически тоже, - произнес Виктор. -  Итак,  не  будем  болтать
языком. Ваш пациент выздоровел?
     - Мои пациенты никогда не выздоравливают.
     - У вас прекрасная репутация. Но я-то  спрашиваю  про  того  беднягу,
который угодил в капкан. Как его нога?
     Голем помолчал, а потом сказал:
     - Которого из них вы имеете в виду?
     - Не понимаю, - сказал Виктор. - Того, естественно, который  попал  в
капкан.
     - Их было несколько, - сказал Голем, глядя на дорогу. - Один попал  в
капкан, другого вы тащили на спине, третьего я увез  на  машине,  а  из-за
четвертого вы давеча затеяли безобразную драку в ресторане.
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 6 7 8 9 10 11 12  13 14 15 16 17 18 19 ... 34
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (2)

Реклама