Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#2| New opportunities
Aliens Vs Predator |#1| Predator's time!
Aliens Vs Predator |#5| Final fight
Aliens Vs Predator |#4| Jungle shenanigans

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
История - Валентин Пикуль Весь текст 2293.8 Kb

Фаворит (роман-хроника времен Екатерины I)

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 12 13 14 15 16 17 18  19 20 21 22 23 24 25 ... 196
нив по стеклу пальцами, Екатерина окликнула камер-фрау Шаргородскую:
   - Екатерина Ивановна, а кто вон тот офицер?
   Шаргородскую даже отшатнуло от окна:
   - Да это ж Гришка Орлов! Ишь вылупил бельма  свои  бесстыжие.  И  как
только земля супостата такого носит?..
   На придворном куртаге Екатерина  заметила,  что-ее  подруга,  графиня
Прасковья Брюс, имеет подозрительно блаженный вид:
   - В чем дело? Или ты провела бурную ночь?
   Подруга призналась - да:
   - И до сих пор не могу я, Като, опомниться.
   Екатерина была заинтригована:
   - Омфала, не скрывай - кто был твой Геркулес?
   - Такой позорный волокита, что стыдно сказать.
   - Ну, графиня, не стыдись. Назови его.
   - Гришка Орлов...
   А скоро Екатерина застала подругу в слезах:
   - Этот мизерабль, этот мерзавец, этот изверг...
   - О ком ты? - спросила она.
   -  Легко  догадаться,  что  таких  слов  может   заслуживать   только
один-Гришка Орлов... Подумай, Като! Я отдала ему все самое  трепетное  и
нежное, что имею. И вдруг вчера узнаю, что, посещая меня вечерами, он по
утрам утешает эту гадкую блудницу - княгиню Ленку Куракину... Вот я отк-
рою глаза Петру Иванычу!
   Шувалова - при открывании ему глаз - мгновенно разбил  паралич,  даже
челюсть отвисла. Екатерина заинтересовалась Григорием  Орловым.  Интерес
ее был чисто женским. Извращенное время диктовало  свои  нравы,  мужчина
становился тем более желанен, чем больше у него  было  женщин.  Стороною
великая княгиня вызнала, что Орлов проживает в доме банкира  Кнутсена  -
неподалеку от Зимнего дворца.
   Со всем пылом истосковавшейся женщины Екатерина отдалась Григорию Ор-
лову-без политики, а так... просто так!
   Гришка был самый непутевый и самый добрый среди  братьев.  В  гвардии
его обожали все: рубаху последнюю снимет и отдаст, не жалея, чтобы выру-
чить человека! Зато вот Алешка Орлов (по прозванию Алехан) был прижимист
и дальновиден. Внешне добродушный и ласковый, как молочный теленочек, он
повадки имел волчьи. Своей выгоды никогда не забывал, а  прибыль  издали
чуял, словно легавая - дичь. Алехан был и самым могучим, самым  дерзким!
Ударом палаша отрубал быку голову, одной рукой  останавливал  за  колесо
карету, запряженную шестериком. Он вызывал на кулачный бой десяток  гре-
надеров, бился об заклад - на деньги. Весь в кровище, но в  ногах  стой-
кий, укладывал наземь десятерых.  Если  "сударик"  Иванушко  не  успевал
деньги отнять, шли братцы в кабак Неймана и все пропивали - в блуде и  в
пакости.
   Богатырской силе Орловых во всем гарнизоне Петербурга мог противосто-
ять только офицер армии Шванвич. В драке один на один  он  побивал  даже
Алехана, но зато если нарывался на двоих Орловых, то  уползал  домой  на
карачках. Такая война тянулась долго-долго, пока всем не прискучила. До-
говорились они по-доброму так:
   - Вот что, орлы, - сказал Шванвич братьям, - ежели где в месте нужном
сойдусь я с кем-либо из вас одним, то я до последнего грошика оберу его.
Согласны ли?
   - Идет! - согласились Орловы. - Но ежели мы тебя  вдвоем  застанем  в
трактире, тогда ты нашему нраву уступай...
   Скрепили договор выпивкой и расстались. Но однажды в осеннюю  дождли-
вую ночь двое Орловых (Алехан с Феденькой) нагрянули  в  кабак  саксонца
Неймана, а там Шванвич вовсю гуляет.
   - По уговору: вино, деньги и все грации - наши!
   Шванвич спьяна воспротивился. Тогда Орловы избили его нещадно и  выб-
росили под дождь, в уличную темень. Шванвич встал за воротами, шпагу об-
нажил. Дождался, когда на двор вылез Алешка Орлов, и рубанул его с плеча
- хрясь! Орлов кувырнулся в канаву, наполненную  грязью...  Из  трактира
выскочил Федя, стал звать:
   - Алеха-а-ан... где ты, сокол наш ясный?
   А сокол по самые уши в грязи плавает, и только "буль-буль"  слышится.
Счастье, что Шванвич был пьян, а потому удар нанес нетвердой  рукой,  не
разрубив Орлова от макушки до копчика. Но вид Алехана был  ужасен:  лицо
раскроено от уха до рта, кончик носа болтался на лоскуте кожи... Опытный
хирург Каав-Буэргаве зашил Орлову щеку, даже  нос  умудрился  поправить.
Однако шрам навеки обезобразил красавца, отчего Алехана в обществе стали
называть la balafre (рубцованный).
   Подлечившись, он с братьями нагрянул к Шванвичу.
   - Убивать пришли? - спросил тот, обнажая клинок.
   - Зачем же? Ты обидел нас, сироток, так с тебя и  причитается.  Ставь
вина на стол, граций зови, потом в биллиард сыграем.
   Орловы никогда не мстили. Как и все силачи с мужественными  натурами,
они умели прощать. Но... не дай Бог, если ты встанешь на их  пути!  Иван
Орлов вскоре собрал братьев на совещание:
   - Впереди нам ни одна божья свечечка не светит!  Прожились  так,  что
впору давиться... Отныне, Гришка, на тебя вся надежа; побольше  денег  у
курвы немецкой выманивай... Осознал?
   - Да откуда ей денег-то взять, ежели сама побирается: у  генерал-про-
курора Глебова, у графа Саньки Строганова, у всех Шуваловых  занимает...
Вот ежели б она императрицею стала!
   - Дельно помыслил, - одобрил брата Иван Орлов.
   Только потом, опомнясь от чувственных наслаждений, Екатерина  сообра-
зила, что популярность Орловых в столичной гвардии  может  сослужить  ей
большую пользу. Она сейчас нуждалась не столько в любовнике,  сколько  в
нерушимой опоре на грубую военную силу.
   Ее гардеробмейстср Шкурин был посвящен в тайну, с его помощью  Екате-
рина устраивала свидания с Григорием Орловым. Однажды  она  его  приняла
ночью, полусонная, и, лаская, ощутила под рукою  обезображенное  лицо  -
это был "рубцованный" Алехан.
   Екатерина, вскочив с постели, разрыдалась:
   - Вы, Орловы, слишком много себе позволяете. Не забывайте, кто  вы  и
кто я...
   Алехан сказал, что Гришка сегодня в караул назначен:
   - Так я за него! Какая тебе разница, матушка?
   Екатерина одарила его злобной пощечиной, но Алехан только  рассмеялся
и стал по-доброму утешать:
   - Что ты ревешь, матушка? Да ты держись за нас! Пока мы живы, с таки-
ми орлами не пропадешь...
   В конце лета 1761 года Екатерина ощутила признаки беременности. Собы-
тия при дворе вскоре последовали с такой бурной быстротой, что  любовный
роман превратился в политический союз - решающий для Екатерины, для  Ор-
ловых и для всей России.


   2. ВИЛАМИ ПО ВОДЕ

   После московской сыти жизнь в столице показалась накладной.
   Деревянной ложкою Потемкин дохлебывал миску толокна с постным маслом,
закусил горстью снетков и запил обед бутылкою щей, в которую еще с вече-
ра бросил изюминку (ради брожения приятного). На полковом  плацу  ученье
фрунтовое продолжил. Гонял парня без жалости флигельман,  ничего  толком
не объясняя, а лишь показывая: сам повернется и Потемкин  за  ним,  фли-
гельман ногу задерет - задирай и ты ногу...
   Лейб-гвардии Конный полк размещался на отшибе столицы - близ Смольной
деревни, за Невою виднелись мазанки убогой Охтенской слободки.  От  Офи-
церской улицы, застроенной светлицами офицерскими, тянулись меж  заборов
ряды изб рейтарских. Посреди полка - штабные палаты с цейхгаузом, гаупт-
вахтою, церковью и гошпиталем. Вдоль  реки  курились  полковые  кузницы,
мокли под дождем помосты для ловли жирных невских лососей, портомойни  и
кладбища... Скука! Потемкин исходил все полки и коллегии в столице, дабы
сыскать кого-либо из родственников, но таковых, увы, не нашлось, а пото-
му пришлось бедному парню секретаря Елгозина потревожить.
   - Мне бы, - сказал Потемкин, - повидать надобно командира  полка  его
высокоблагородие премьер-маеора Бергера. Жалованья просить для себя  хо-
чу. А то ведь измаялся уж... во как!
   - С чего измаялся ты, гефрейт-капрал?
   Потемкин растолковал, что, на экипировку истратясь, в полк  явился  с
тридцатью рубликами, которые по ночам в штиблет прятал, а на днях  прос-
нулся - в штиблете корочка от хлеба лежит.
   Елгозин до Бергера его не допустил:
   - Ежели ты, раззява московская, спать с открытыми глазами ишо не  об-
выкся, так и ступай на довольствие рейтарское.
   - Да я уж давно из солдатского котла хлебаю.
   - Вот и хлебай на здоровье. Нешто не слыхал, что в  Конном  регименте
даже ротмистры по восемь годков полушки не имели. Едино ради чести  слу-
жат... и ты служи. Даром!
   Потемкин поселился в избах на берегу Невы, где ютились семейные  слу-
жаки. Жили рейтары с женами, бабками и детишками, при  своих  баньках  и
огородах, бреднями артельно вычерпывали из Невы вкусную корюшку.  Обычно
солдаты из дворян платили солдатам из мужиков, чтобы те  за  них  службу
несли. Но Потемкин сам впрягся в службу, тянул лямку - без  вдохновения,
но исполнительно.
   Вскоре пошли слухи прискорбные: мол, государыня Елизавета совсем пло-
ха стала, у нее кровь носом идет, в театре перестала бывать, комедий  не
глядит и пляшет редко.
   Люди русские понимали, что стране нужны перемены.
   - Но лучше б перемен не было! - говорили  пугливо.  -  Перемены  тоже
ведь бывают разные... оттого нам, сирым, и страшно!
   Давненько не слыхали в Петербурге погребального звона, с Невского ис-
чезли похоронные процессии: Елизавета указами исключила  из  жизни  все,
что могло напоминать ей о смерти. Купцы продолжали таскать ей  на  ряды,
императрица со знанием дела рассуждала о туфлях  и  помадах,  совершенно
запустив государственные дела, внутри страны множились беспорядки, росла
постыдная нищета. Иван Шувалов в порыве откровения сказал канцлеру Миха-
иле Воронцову:
   - Мы в тупике! Повеления остаются без исполнения, главные  посты  без
уважения, а справедливость тоскует без защиты...
   Однажды на Невском большая толпа матросов окружила карету  императри-
цы, требуя выдачи жалованья.
   - Когда отдашь, матка? - орали матросы. - Нам уже и мыльца купить  не
можно, в бане песком да глиною скоблимся.
   Елизавета, искренно прослсзясь, отвечала в окошко:
   - Нечто вы, робятки мои ненаглядные, зловредно думаете, что  не  дала
бы вам, ежели б имела? Да не я вас, а вы меня как можно скорей  пожалей-
те, бедную: я ведь даже супы без гишпанских каперсов  кушаю!  Киски  мои
кой денечек печенки не ели - и воют...
   Матросы пропустили царицу, ехавшую на богомолье.
   - Вишь ты, закавыка какая! - говорили они. - Ежели у нее и  на  кошек
не хватает, так где же тут на флот набраться?..
   Растрелли торопливо достраивал Зимний дворец на  Неве,  но  Елизавета
умирала еще в деревянном дворце на Невском, тесном и неуютном, с тарака-
нами и мышками, с клопами и кисками. Она медленно погружалась в глубокую
меланхолию, иногда лишь допуская девочек-калмычек, развлекавших ее свои-
ми детскими играми, дравшихся перед ней подушками. Поглядев  в  зеркало,
Елизавета разбивала его:
   - Во, жаба какая... страх один! Господи, да неужто это  я?  Ведь  все
Эвропы знают, какая я была красивая...
   Французский посол Бретейль депешировал в Версаль:
   "Никогда еще женщина не примирялась труднее  с  потерею  молодости  и
красоты... Ужины при дворе становятся короче и скучнее, но вне стола им-
ператрица возбуждает в себе кровь сластями и крепкими ликерами..."
   Летом 1761 года Елизавета приняла Растрелли,  который  для  окончания
Зимнего дворца просил у нее 380 000 рублей.
   - Да где взять-то? - рассердилась она; нужную сумму все-таки наскреб-
ли по казенным сусекам, но тут случился пожар,  истребивший  на  складах
Петербурга колоссальные залежи пеньки и парусины для флота, -  Елизавета
распорядилась все собранные  деньги  отдать  погорельцам.  -  Видно,  не
судьба мне в новом доме пожить...
   Победоносная русская армия, поставив Фридриха II на колени, целый год
не получала жалованья. Елизавета просила два миллиона в  долг  у  купцов
Голландии - не дали, сочтя императрицу нскредитоспособной:  один  только
личный долг Елизаветы простирался до 8 147 924 рублей. Богатейшая страна
- Россия! - пребывала в унизительной бедности.  Генерал-прокурор  Глебов
советовал для исправления финансов снова ввести смертную казнь. Елизаве-
та спросила:
   - Так что я с удавленников иметь-то буду?
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 12 13 14 15 16 17 18  19 20 21 22 23 24 25 ... 196
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама