Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#3| Endless factory
Aliens Vs Predator |#2| New opportunities
Aliens Vs Predator |#1| Predator's time!
Aliens Vs Predator |#5| Final fight

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
История - Валентин Пикуль Весь текст 2293.8 Kb

Фаворит (роман-хроника времен Екатерины I)

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 16 17 18 19 20 21 22  23 24 25 26 27 28 29 ... 196
   - Желаю вам успеха, - сказал гетман. - Я уже велел отнести  в  подвал
Академии печатный станок... Манифест о вашем восшествии на престол будет
опубликован сразу же, без промедления.
   - Вы меня еще любите, граф? - спросила Екатерина.
   Разумовский промолчал. Она вздохнула.
   - Благодарю за то, что вы меня любили. - Женщина с  силой  захлопнула
дверь кареты, крикнув кучеру: - Вперед, черт побери!
   Из окон Монплезира виднелось тихое море. Надсадно кричали чайки. Сол-
нечный свет легко дробился в зелени лип, посаженных  еще  Петром  I.  На
пристани со скрипом раскачивались старинные медные фонари. Екатерина за-
думчиво бродила по комнатам безлюдного павильона. От нечего делать  про-
читала инструкцию Петра I для ночующих в Монплезире: "Не разуфся с сапо-
гами на постелю не ложица" - это ее развеселило. Потом она пригнала лод-
ку к самому павильону, оставив весла наготове - в уключинах.
   - Зачем вам это? - спросила ее Шаргородская.
   - Мало ли что... лодка не помешает.
   Было очень жарко, ночью она спала с открытыми окнами.
   Через день император потребовал от жены, чтобы прибыла в Ораниенбаум,
где в Китайском дворце была разыграна пастораль. Петр сам пиликал в  ор-
кестре на скрипке, Елизавета Воронцова, следя за танцами Сантини и  Мар-
кур, искоса бросала на императрицу  настороженные  взоры  (Екатерина  не
знала, что вчера муж получил два доноса, взаимно исключающие  один  дру-
гой: некий Будберг докладывал, что Орловы уже готовы для свержения импе-
ратора, а Степан Перфильев докладывал, что у Орловых нет дня без игры  и
выпивки, никаким заговором и не пахнет, потому что все пьяные - и он сам
пьян!). Екатерина ужинать в Ораниенбауме не осталась. Петр со скрипкою в
руках вышел ее проводить. Накрапывал мелкий дождик, любимый арап  Нарцис
тащил за императором бутылки с пивом.
   - Я вас больше не держу, - сказал Петр жене. - Но  напоминаю,  что  в
четверг двадцать восьмого июня мы встретимся...
   Наступал день Петра и Павла - день именин самого императора и его сы-
на-наследника. Екатерина жестом подозвала карету.
   - Мне снова приехать в Ораниенбаум? - спросила.
   - Нет, я сам заеду за вами в Петергоф и буду надеяться, что мне и мо-
ей свите вы устроите отличный веселый ужин.
   - Хорошо. Ужин я вам устрою...
   Карету подали. Нарцис открыл бутылку с пивом. Император поднял  ее  в
одной руке, а в другой - скрипку:
   - Спокойной ночи, сударыня.
   - И вам, мой дражайший супруг...
   Больше они никогда не увидятся! (Перед  смертью  она  писала  старому
Алехану: "Разве можно забыть 24, 26 и 28 июня?" Непроницаемая тайна оку-
тала две первые даты. Нам не дано знать, как провела  эти  дни  Екатери-
на...)
   Но зато 27 июня случилось то непредвиденное, что ускорило события  28
июня... В полку Преображенском, где служил капитан Пассек,  один  капрал
подошел к поручику Измайлову:
   - А что, скоро ли учнем императора свергать?
   Измайлов поспешил с доносом, и дело пошло по инстанции - выше и выше,
пока не добрались до Пассека, который больше всех орал,  что  "петрушке"
он башку кирпичом проломит. Вечером прибыл курьер из Ораниенбаума с  ре-
золюцией императора: Пассека арестовать! Пассека  арестовали,  но  кара-
ульные замок тут же сбили.
   - Беги, мил человек, мы за тебя, - сказали солдаты.
   Пассек, человек мужественный, рассудил  здраво:  если  убежит  из-под
ареста, начнут копать дело далее и наверняка доищутся до верхушки  заго-
вора. Значит, сиди и не чирикай.
   - Закрой меня, робятки, - велел он солдатам...
   Гришка Орлов прибежал к Панину.
   - Пассек арестован, - сообщил он.
   - Ну и что ж? - зевнул Никита Иванович.
   - Как что? Вот станут ему ногти в дикастерии  нашей  клещами  вытяги-
вать, так он и распоется про дела наши...
   Панин нашел верное дипломатическое решение:
   - Пойду-ка я посплю... - И ушел.
   Григорий Орлов наскоро переговорил с братьями:
   - Поспешим, пока всех нас за шулята не перехватали...
   - Баста! - сказал Алехан, заряжая пистолеты. - Все сделаю сам. А  ты,
Гришка, дома сиди, благо Степан на тебя налип.
   Он имел в виду Перфильева. Гришка предложил:
   - Может, мне сразу зашибить его, как муху?
   - Успеется, - отвечал Алехан. - Сейчас иди к нему, вина ставь  бочку,
карты клади - играй и проигрывай... на деньги  плевать!  Завтра  или  на
плаху ляжем, или вся Россия нашею станет...
   Был уже конец дня. Григорий Орлов явился  под  надзор  Перфильева,  с
треском распечатал колоду карт. Он знал, что ему играть до утра.  В  это
же время Федор Орлов прискакал в Аничков  дворец,  сунулся  в  приватные
апартаменты гетмана Кириллы Разумовского.
   - Вы один? - спросил гетман.
   - Но за мною - вся гвардия!
   - Кто вам поручил навещать меня?
   - Мой брат Алексей. Он сейчас поскачет в Петергоф, а вы, как  полков-
ник измайловцев, сможете ли свой полк?..
   Гетман поднятой рукой придержал его речь:
   - Пошел вон... болтун!
   Изгнав Федора Орлова, он призвал адъюнкта Тауберта.
   - Иван Иваныч, - сказал он ему, - сейчас вы спуститесь в подвалы Ака-
демии, где приготовлен печатный станок и сидит наборщик. Сразу же, как в
ваши руки попадет манифест о восшествии на престол императрицы Екатерины
Второй, вы...
   - Нет, нет, нет! - в ужасе закричал Тауберт. - Ради бога,  сиятельный
граф, избавьте меня от этого... Я знаю, чем в России кончаются такие де-
ла. Умоляю - не губите меня.
   Разумовский резко поднялся из кресла:
   - Но вы уже извещены о тайне, которую я вам доверил.  А  это  значит,
что у вас осталось два выхода: или вы спускаетесь в подвал  к  печатному
станку, или...
   Он сурово замолк. Тауберт пал на колени:
   - Не принуждайте меня, высоковельможный гетман.
   Разумовский молча снял со стены дорогую запорожскую шашку. Он  свист-
нул, и в кабинет, помахивая хвостом, вошла  борзая.  Одним  ударом  граф
снял с нее голову.
   - Или я поступлю с вами, как с этой собакой!
   ...Ночью уже начал стучать печатный станок.


   6. ВИВАТ КАТЕРИНА!

   До полуночи братья - Алехан с Федором - успели обойти полки  гвардии,
предупредив конфидентов, чтобы к утру были готовы,  а  ровно  в  полночь
Алексей Орлов поехал в Петергоф. Именно так: не помчался,  а  поехал,  и
камер-юнкеру Ваське Бибикову, который взялся сопровождать  его,  сказал,
что надобно поберечь лошадей.
   - А где карету раздобыл, чья она? - спросил Бибиков.
   - Чужую зашептал, теперь наша.
   В пригородах было пустынно, будто все жители вымерли.  В  пять  часов
утра 28 июня карета неслышно подкатила к Монплезиру.
   Орлов велел Бибикову остаться с лошадьми.
   - А охрана тебя не задержит?
   - Гляди, и окна открыты: залезай - воруй...
   Не только окна, но даже двери Монплезира не были заперты, все  спали.
Хрустальные миражи рассеивались за окнами дворцасказки. В одной из  ком-
нат Алехан увидел на креслах растопыренное платье императрицы, приготов-
ленное ею для парадного обеда.
   - Кто там шляется? - послышался женский голос.
   Это проснулась Шаргородская.
   - Я шляюсь, - ответил Алехан.
   - Чего тебе, партизану, надобно?
   - Одевайся, баба, - велел ей Орлов и толкнул двери спальни императри-
цы. - Пора вставать! - зычно провозгласил он.
   Екатерина, сонно жмурясь, спросила из постели:
   - Боже, что еще случилось?
   - Пассек арестован, вот что... вставай!
   Наспех одетые, из Монплезира вышли сама Екатерина,  камерфрау  Шарго-
родская и гардеробмейстер Василий Шкурин. Алехан сказал:
   - Теперь время - золото. Погоним с ветром...
   Не уместясь в карете, Шкурин и  Бибиков  встали  на  запятки,  Алехан
яростно нахлестнул лошадей. Это был как раз тот момент, когда  в  Петер-
бурге Григорий Орлов закончил играть со Степаном Перфильевым.
   - Вишь, как тебе повезло, Степан.
   - Да, - отвечал тот, загребая выручку.
   - Поздравляю тебя, Степан, с новою государыней. Если жить хочешь, на-
чинай орать загодя: "Виват Катерина!"
   Перфильеву показалось, что Орлов сошел с ума. Но тут подкатила  каре-
та, которою правил князь Федор Барятинский.
   - Гришка! - позвал он с улицы. - Ты готов ли?
   - Мигом, - откликнулся Орлов и сбежал вниз.
   Алехан все круче нахлестывал лошадей, и они  облипли  мыльною  пеной.
Решительная скачка к столице продолжалась. Давно не было дождя, и внутрь
кареты проникла бурая пыль, наложив неприятный грим на женское лицо. На-
конец  одна  из  лошадей  пала.  Орлов  огляделся,  недалеко  от  дороги
крестьянин ковырялся с сохою на пашенке. Алехан подошел к нему, перехва-
тив его лошадь.
   - Эй-эй, - сказал мужик. - Ты чего самовольничаешь? Или на вас,  дво-
рян, уж и совсем управы не стало?
   - Молчи, пока жив, - пригрозил ему Алехан...
   Мчались дальше. Неожиданно показалась встречная коляска, в ней  сидел
саксонец Нейман, владелец столичных притонов,  который  издали  окликнул
Орлова:
   - Алехан! Ты куда в такую рань... везешь?
   - До первой ямы! - отвечал Орлов, повернувшись к женщинам. -  А  ведь
славно получилось, что он вас обложил.
   Екатерина расхохоталась. Шаргородская надулась:
   - Чего ж тут славного? Ни свет ни заря едем мы, две порядочные  дамы,
и вдруг... эдаким-то словом!
   Алехан безжалостно погонял лошадей:
   - Потому и хорошо, говорю, что Нейман не узнал вас, а это значит, что
шума раньше времени не случится... Нно-о!
   За пять верст от Калинкиной деревни их поджидал Гришка Орлов со  све-
жими лошадьми. Екатерина пересела в карету Федора Барятинского, под  ко-
лесами отгромыхал мостовой настил - впереди лежал досыпающий  Петербург.
Сытые княжеские кони рванули в слободу Измайловского  полка...  Тревога!
Заталкивая в ружья пули, гвардейцы сбегались на плац, возглашая  с  вос-
торгом:
   - Виват Катерина! Веди нас, матка...
   Раздался мягкий топот копыт - на роскошно убранном скакуне явился из-
майловский полковник граф Кирилла Разумовский.
   - Мешкать нельзя, - намекнул он женщине.
   Под руки уже волокли священника Алексия с крестом. Старец ни в  какую
не желал впутываться в престольные авантюры.
   - Сколько ж лет тебе, старче? - спросил гетман.
   - Да уж сто одиннадцатый годик напал.
   - Неужто самому тебе жить не прискучило?
   - Видит Бог - притомился я.
   - Тогда приводи солдат к присяге, а завтра и под топор оба ляжем, за-
одно отдохнешь от жизни... Виват Екатерина Вторая!
   Измайловцы разом опустились на колени, присягая императрице  на  вер-
ность. Лишь один офицер вздумал сомневаться.
   - Ты чего там хрюкаешь? - спросил его Орлов.
   - Не хрюкаю, а людским языком сказываю, что нельзя давать присягу Ка-
терине, покуда от присяги Петру не отрешились.
   Это были последние слова в его жизни.
   - До чего щепетильный народ пошел на Руси! -  сказал  Алехан,  легко,
будто тряпицу, перекидывая убитого через забор...
   - Пошли... с Богом! - скомандовал гетман.
   Через мосты Сарский (Обуховский)  и  Новый  (Семеновский)  начиналось
шествие Екатерины к престолу, которое возглавлял Мафусаил в  епитрахили.
Плотность людской массы была столь велика, что,  не  вмещаясь  в  узости
улиц, солдаты с треском обрушивали заборы, вытаптывали клумбы и огороды.
Все дрожало и тряслось от яростных воплей:
   - Виват Катерина! Матка наша... урррра-а!
   Голштинский принц Георг проснулся от шума. Кинулся  к  генерал-полиц-
мейстеру Корфу, спросил его - как немец немца:
   - Was ist das?
   - Ich Weib nicht, - отвечал Корф, пожимая плечами.
   Обоюдное непонимание двух персон было рассеяно явлением вахмистра По-
темкина; принц ему обрадовался:
   - Вот мой адъютант, сейчас он все объяснит...
   Корф (опытный, ибо давно жил в России)  не  стал  вмешиваться,  когда
вахмистр схватил фельдмаршала за ухо, крича:
   - А-а, гольштинише швайн... плех зольдатен, плех!
   От удара под зад, произведенного преданным адъютантом, его высочество
(уже готовый управлять Россией в отсутствие императора) пулей вылетел на
лестницу, где его приняли солдату шки,  бравы  ребятушки.  Они  устроили
принцу такую хорошую баню, что от него остались только тряпки мундира  и
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 16 17 18 19 20 21 22  23 24 25 26 27 28 29 ... 196
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама