Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#3| Endless factory
Aliens Vs Predator |#2| New opportunities
Aliens Vs Predator |#1| Predator's time!
Aliens Vs Predator |#5| Final fight

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
История - Валентин Пикуль Весь текст 2293.8 Kb

Фаворит (роман-хроника времен Екатерины I)

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 13 14 15 16 17 18 19  20 21 22 23 24 25 26 ... 196
   Глебов объяснил, что, упорствуя в милосердии своем, царица  семьдесят
тысяч преступников в живых оставила, а еще десять тысяч солдат  стерегут
их по тюрьмам и каторгам.
   - Сто тыщ сидят на шее нашей-всех корми! А за что? Не лучше ли  сразу
головы отсекать? По вашей милости число преступлений увеличилось, а само
преступление без наказания осталось. Народ же наш столь закоснел  в  уп-
рямстве, что кнута уже не пужается.
   - А что скажут... Эвропы? - спросила Елизавета.
   Зимою ей стало хуже, кровь пошла горлом, чулки присохли к  застарелым
язвам.
   В покои великой княгини проник воспитатель Павла Никита Иванович  Па-
нин, и Екатерина приняла его, сидя в широких одеждах, чтобы скрыть приз-
наки беременности. Панин дал понять, что престольные дела потребуют  из-
менений в наследовании короны. Шуваловы охотно поддерживают  его  мысль:
на престол - в обход Петра! - следует сажать малолетнего сына Павла.
   - Шуваловы не прочь стать регентами при вашем сыне, но я более  скло-
нен к решению, что бразды регентской власти надобно вручить  вам,  я  же
останусь воспитателем Павла Петровича...
   Екатерина поняла, в какой глубокий омут закидывает Панин свои удочки,
и отвечала с гневным пылом:
   - Оставьте вздор, Никита Иваныч! Императрица еще жива, а ваше  предп-
риятие есть рановременное и незрелое...
   Отвергая престол для сына, она оставляла престол для себя. 24 декабря
Елизавета, пребывая еще в сознании, простилась с близкими,  придворными,
генералами, лакеями, башмачниками, ювелирами и портнихами.  Агония  дли-
лась всю ночь, под утро она преставилась. Тело  покойной  перенесли  под
балдахин, окна отворили настежь, стали читать над усопшей  Евангелие,  а
новый император Петр III петушком скакал на одной ножке, высовывая язык,
кричал:
   - Ура, ура! - И повелел жене: - Мадам, следуйте в церковь, где  сразу
же дадите присягу на верность моему величеству.
   - С каких это пор жены обязаны давать присягу мужьям?
   - А иначе я вам не верю...
   Екатерина записала для истории: "Петр был вне себя от радости, и оной
нимало не скрывал, и имел совершенно позорное поведение, кривляясь  вся-
чески и не произнося окромя вздорных речей, представляя более  Арлекина,
нежели иного чево, требуя однако к себе всякое высокое почтение". В кур-
тажной галерее был накрыт стол на 150 персон...
   Екатерина вдруг резко поднялась из-за стола.
   - Сядь! - крикнул ей муж; Екатерина сослалась на недомогание от прос-
туды. - Я знаю, какая у тебя инфлюенция... Черт ее разберет, - продолжал
Петр, обращаясь к иностранным послам, - я уже забыл, когда спал с нею на
одной постели, а она все рожает. Но теперь-то я выясню, кто помогает мне
в этом нехитром деле.
   Пажи едва поспевали за молодою императрицею, подхватывая с полу длин-
нейший трен ее траурных одежд. Она поехала в Аничков дворец, где в  оди-
ночку горевал граф Алексей Григорьевич Разумовский. Екатерина  поступила
очень правильно, что навестила именно его. Ведь он был не только  курти-
заном, но и законным мужем Елизаветы, а в гиблое время  бироновщины  оба
они, Елизавета и Разумовский, ходили по самому лезвию ножа... "Он  хотел
пасть к ногам моим, но я, не допустя его до того, сама  обняла  его,  и,
обнявшись оба, мы завыли голосом и не могли почти говорить..."
   Потом старый фаворит сказал:
   - Дочка моя, я хоть и мужик, хохол щирый и неотесанный,  но  в  жизни
всякое видывал, любые заботы сердцу моему внятны.  Ежели  с  тобою  беда
случится, ты на меня уповай - выручу!
   На выходе из Аничкова дворца Екатерину задержал младший брат фаворита
- гетман Кирилла Разумовский.
   - Ваше величество, - изящно поклонился он, - я остаюсь попрежнему ры-
царем вашим. В моем распоряжении две имперские  силы:  Академия  наук  и
лейб-гвардии полк Измайловский. Наука сейчас бессильна, но  зато  солда-
ты... зато штыки их...
   Потемкин, стыдясь бедности, офицерских компании избегал, а дабы время
напрасно не уходило, повадился бывать на острове Васильевском: дважды  в
неделю там открывалась для петербуржцев  библиотека  академическая,  где
немало людей учености изыскивали.
   Потемкин здесь отдыхал! Но иногда, от чтения отвлекшись, капрал сидел
недвижим, сладко грезя о любви и славе... Будущее писалось вилами по во-
де.
   Впрочем, будущее так и пишется во дни младости.


   3. КОМУ НУЖЕН БЕДНЫЙ КАПРАЛ?

   Вслед за Елизаветой отдал Богу грешную  душу  и  парализованный  граф
Петр Шувалов. Известие о его кончине вызвало бурную радость на  окраинах
Санкт-Петербурга, на его похороны собралось все  простонародье  столицы.
День был ядрено-морозный, но толпа не расходилась. Гроб с телом вельможи
долго не вывозили из дома на Мойке, а люди, уставшие ждать, потешались в
зазорных догадках:
   - Не везут, чай, оттого, что табаком посыпают!
   Покойный продавал народу табак - за сколько хотел.
   - Не табаком, а солью! - кричали некурящие бабы.
   Недосол на столе был трагичен. Ладно уж табак,  но  Шувалов  безбожно
вздувал цены на соль, отчего народ, не в силах ее покупать, страдал цин-
готной болезнью.
   Когда же гроб с телом графа Шувалова показался на Невском, толпа  ра-
зом присела от хохота:
   - Ой, потеха! Из гроба-то сало моржовое вытекает...
   Сало тоже было на откупе у Петра Шувалова, но он поставлял и  треску,
а потому - в отместку ему - из толпы полетели, противно шмякаясь о крыш-
ку гроба, тухлые рыбины. Генерал-полицмейстер Корф велел обставить цере-
монию солдатами и сам возглавил ее - верхом, при обнаженной шпаге.  Гро-
мадная камбала, прилетев издалека, словно блин, слякотно  залепила  лицо
барона.
   - Эй! - закричал он. - Хватайте дерзостных!
   Но в полицию уже сыпались камни, мужики быстро раздергали  заборы  на
Старо-Невском, началась свалка. С большим трудом Корф  удержался,  чтобы
не скомандовать - к открытию огня. Народ бранью  проводил  процессию  до
самых ворот Александро-Невской лавры.
   Вечером Корф навестил молодую императрицу:
   - Поверьте мне, старому солдату, что столько драк и столько ругани  я
за всю жизнь еще не наблюдал, как сегодня. Мне  кажется,  раздайся  хоть
один выстрел - и Петербург был бы охвачен таким бунтом,  какого  еще  не
знала столица России.
   - Благодарю за рассказ, Николай Андреевич, - ответила ему  Екатерина.
- Сии похороны да послужат уроком! Теперь ясно вижу, что  любая  частная
монополия народу противна. Нельзя промыслы  государственные  отдавать  в
откуп единоличный. С одного монополиста и прибытков казна возьмет немно-
го... Я об этом еще подумаю!
   После генерал-полицмейстера она приняла (опять-таки сидя) генерал-по-
ручика артиллерии Вильбоа:
   - Извещена я стала, Александр Никитич, что на место, ставшее  вакант-
ным по смерти Шувалова, рекомендовать вас станут. Обещаю приложить  свое
влияние, дабы видеть вас, человека умного и благородного, на посту гене-
рал-фельдцейхмейстера...
   Вильбоа, услышав такое, припал к ее руке. Екатерина нагнулась из кре-
сел и поцеловала артиллериста в лоб. После чего  хитрая  женщина  повела
дальновидную интригу:
   - Наслышана я, что в Артиллерийском  штате  обнаружилось  еще  упалое
"вакантное" место цалмейстера... Имеете ли вы  кого  на  примете,  чтобы
казну русской артиллерии ему доверить? - Вильбоа наморщил лоб, Екатерина
помогла ему: - Предлагаю вам Орлова Григория, а уж вы озаботьтесь, чтобы
из поручиков получил он чин капитанский...
   Вильбоа догадывался, что сделать Орлова казначеем - все равно что до-
верить козлу капусту. Но за речами Екатерины  артиллерист  уловил  нечто
значительное и обещал ей повиноваться.
   За высокой оградой, весь осыпанный хрустким инеем, притих  воронцовс-
кий замок - напротив него, еще недостроенные, темнели ряды гостиных дво-
ров. Болящий ювелир Жером Позье еще вчера думал, что умрет от колик,  но
коммерция важнее смерти, и по первому зову Елизаветы Романовны  Воронцо-
вой он притащился с набором драгоценностей. Фаворитка приняла мастера  в
постели (это была последняя мода парижских дам!), держа на подносе чашку
с бразильским шоколадом, вся в окружении противно лающих мосек.
   - О, так ты живой, негодяй! - обрадовалась она.
   Позье разложил на одеяле новинки. Лизка надела на  палец  перстень  с
мизерными часиками, прицепила серьги с алмазными подвесками ("Я ценю  их
в пятнадцать тысяч", - остерег ее Позье. "А  мне  плевать!"  -  ответила
куртизанка) и набросила на шею ожерельную нитку из крохотных бриллиантов
с рубином в кулоне.
   - Все мое! - сказала  она,  а  моськи  заворчали.  Позье  намекнул  о
деньгах. - Получишь с государя... он сейчас явится.
   Ноги императора, продетые в жесткие футляры ботфортов, не сгибались в
коленях, и Петр плюхнулся в кресло, растопырив свои ходули  как  длинные
палки. Воскликнул радостно:
   - А, вот и ты, старина Позье! Выходит, мне  вчера  неправду  сказали,
будто ты собрался отойти в лучший из миров.
   - Я передумал, - отвечал находчивый ювелир, - и решил еще  пожить  на
свете, чтобы иметь счастье видеть вас императором.
   - Да. Теперь ты будешь иметь немало заказов.
   - Ах, государь, - с чувством отвечал художник, - напомните, пожалуйс-
та, какого цвета бывают деньги, которых я не видел от вас на  протяжении
долгих пятнадцати лет.
   Император велел лакеям подать пива:
   - Побольше и покрепче! Тетка моя была скупа, и ты сам знаешь,  Позье,
как я нуждался. Но теперь все изменилось... Для начала я делаю тебя бри-
гадиром [5]. Но предупреждаю: головы у тебя не будет, если узнаю, что ты
осмелишься исполнять заказы моей жены.
   Воронцова, пользуясь удобным случаем, сказала:
   - В курантах европских писано, что знатные дамы Парижа бюсты свои бу-
кетами из бриллиантов искусно украшают.
   Позье с опаскою заявил, что такой "букет" может стоить тысяч сорок  -
не меньше, на что Петр отвечал с хохотом:
   - До чего же глупый народ эти швейцарцы! Позье, что ты считаешь  руб-
ли, если мне теперь принадлежит вся Россия... Ты только посмотри на  мою
Романовну: разве ее бюст не стоит сорока тысяч?
   А дома ювелира ждала записка от Екатерины, просившей мастера  прибыть
к ней немешкотно. Позье не посмел ослушаться,  но  доложил  императрице,
что ее муж грозил лишить его головы:
   - Если я приму заказ от вашего величества.
   - Перестаньте, Позье! Я не та  женщина,  которую  украшает  ваше  ис-
кусство. Дело мое к вам государственное. В короне покойной Елизаветы бы-
ли изумруды, сапфиры и рубины, которые кто-то уже повыдергивал из бордю-
ра. Догадываюсь, кто это сделал...
   - Я тоже, - тихонько вставил Позье.
   - Сможете ли быстро изготовить погребальную корону?
   Позье сказал, что у него есть запасной бордюр,  который  он  за  одну
ночь оформит поддельными бриллиантами.
   - Я буду признательна вам, Позье, если завтра к ночи вы навестите ме-
ня у одра тетушки с готовой короной...
   Позье раскрыл перед нею футляр черного бархата, внутри его сияла  го-
лубым огнем дивная прозрачная табакерка.
   - Это авантурин из окрестностей Мадрида, а до России еще не дошла мо-
да иметь ценности из этого камня. Я сам только вчера получил эту вещь из
рук мсье Луи Дюваля, приехавшего из Женевы.
   - Какая прелесть! Но у меня нет денег...
   - Догадываюсь, ваше величество, - засмеялся Позье. - И табакерку  эту
я ни за какие деньги не продам - я дарю ее вам!
   Екатерину снова навестил Никита Панин:
   - Все обеспокоены, что в манифесте о вступлении на престол ваш супруг
не упомянул ни вас, ни даже вашего сына.
   - А мы немножечко почихаем, - сказала Екатерина,  протягивая  к  нему
новую табакерку. - Прошу, Никита Иваныч...
   Табак она брала всегда левой рукой, чтобы правая, даваемая для  поце-
луя, табаком не пахла. Ею учитывались даже мелочи!
   Русский поклон для дам император заменил германским реверансом, гвар-
дию именовал "янычарами", третируя ее на парадах всяко:
   - Эй, вы! Шевелись, проклятая банда...
   Стало известно, что из ссылки возвращаются курляндский герцог Бирон и
фельдмаршал Миних, уже спешит на русские хлеба обширная голштинская род-
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 13 14 15 16 17 18 19  20 21 22 23 24 25 26 ... 196
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама