Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
SCP-081: Spontaneous combustion virus
SCP-381: Pyrotechnic polyphony
Почему нет обещанного видео
Aliens Vs Predator |#6|

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
История - Милорад Павич Весь текст 566.01 Kb

Хазарский словарь

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6 7  8 9 10 11 12 13 14 ... 49
щей. Прямо у нас на глазах, прежде чем мы поняли, что происходит. Я и по
сей день помню, что, захлебываясь в щах, он вел себя так, словно  был  в
объятиях любимой, обнимал миску обеими руками, будто перед ним не щи,  а
чья-то голова. Одним словом, хоронили мы  его  так,  будто  вырывали  из
чьих-то крепких объятий... А чтобы отец не  превратился  в  вампира,  мы
бросили его сапог в Муреш. Если ты Сатана, а это так, то скажи мне,  что
означала смерть моего отца Иоаникия Бранковича?
   - Это вы узнаете сами и без моей помощи, - ответил Севаст. - Но я вам
скажу кое-что другое. Я знаю слова, которые звучали в ушах вашего  отца,
когда он умирал: "Немного вина, вымыть руки!" Это прозвенело  у  него  в
ушах в момент смерти. И теперь еще одно, чтобы не говорили потом, что  я
все из пальца высосал.
   Вы занимаетесь хазарским словарем несколько десятилетий, давайте и  я
что-нибудь к нему добавлю.
   Слушайте теперь то, чего вы не знаете. Три реки античного мира  мерт-
вых - Ахеронт, Пирифлегетон и Копит - принадлежат сейчас преисподним ис-
лама, иудаизма и христианства; их русла разделяют три ада - геенну, ад и
ледяную преисподнюю магометан,  под  территорией  бывшей  страны  хазар.
Здесь как раз и сходятся границы трех загробных  миров:  огненное  госу-
дарство Сатаны с девятью кругами христианского ада, с троном Люцифера  и
знаменами владыки тьмы; исламский ад с царством ледяных мук Иблиса и об-
ласть Гевары с левой стороны от Храма, где  сидят  еврейские  боги  зла,
вожделения и голода, геенна во власти Асмодея. Эти  три  ада  существуют
отдельно, граница между ними пропахана железным плугом, и никому не поз-
волено ее переходить. Правда, вы эти три ада представляете  себе  непра-
вильно, потому что у вас нет опыта. В еврейском аду,  в  державе  ангела
тьмы и греха Велиала, корчатся в огне вовсе не евреи,  как  вы  думаете.
Там горят одни лишь арабы и христиане. Точно так  же  и  в  христианском
пекле нет христиан - в огонь там попадают магометане или сыны  и  дочери
Давида; в то время как в магометанском аду страдают только  христиане  и
евреи, ни одного турка или араба там нет. Теперь представьте себе  Масу-
ди, который трепещет при мысли о своем таком страшном, но хорошо ему из-
вестном пекле и который вместо этого попадает в еврейский шеол или хрис-
тианский ад, где его буду встречать я! Вместо Иблиса он увидит Люцифера.
Представьте себе христианское небо над адом, в котором мучается еврей!
   Советую вам воспринять это как важнейшее,  серьезнейшее  предупрежде-
ние, господин! Как глубочайшую мудрость. Здесь, на белом свете, -  ника-
ких дел, ничего общего, в чем могут пересечься три мира: ислам,  христи-
анство и иудаизм! Чтобы не пришлось потом иметь дело с преисподними трех
этих миров. Потому что с теми, кто друг друга ненавидит, на  этом  свете
нет никаких затруднений. Они всегда похожи. Враги одинаковы  или  же  со
временем становятся одинаковыми, в противном случае они не могли бы быть
врагами. Самую большую опасность представляют те, кто действительно  от-
личается друг от друга. Они стремятся узнать друг друга, потому  что  им
различия не мешают.
   Вот эти-то хуже всего. С теми, кто спокойно относится к тому, что  мы
отличаемся от них, с теми, кому эти различия не мешают спать,  мы  будем
сводить счеты и сами и, объединив силы с собственными врагами, навалимся
на них с трех сторон разом...
   На это кир Аврам Бранкович сказал, что ему все-таки не  все  ясно,  и
спросил:
   - Почему же вы до сих пор так но сделали,  если  не  ты,  у  которого
хвост пока не отвалился, то другие, более старые и опытные? Чего вы жде-
те, пока мы строим дом на фундаменте "Отче наш"?
   - Мы выжидаем, господин. Кроме того, мы, дьяволы, можем сделать  свой
шаг только после того, как его сделаете вы, люди. Каждый наш шаг  должен
ступать в ваш след. Мы всегда на шаг отстаем от вас, мы  ужинаем  только
после вашего ужина - и так же, как и вы, не видим будущего. Итак, снача-
ла вы, потом мы. Но я скажу тебе и то, что ты,  господин,  пока  еще  не
сделал ни одного шага, который бы заставил нас преследовать  тебя.  Если
ты это когда-нибудь сделаешь, ты или кто-нибудь из  твоих  потомков,  мы
вас настигнем в один из дней недели, имя которого не упоминается. Но по-
ка все в порядке. Потому что вы - ты и твой красноглазый курос  -  никак
не сможете встретиться, даже если он и появится здесь, в Царьграде. Если
он видит во сне вас так же, как вы видите его, если он  во  сне  создает
вашу явь так же, как и его явь создана вашим сном, то вы никогда не смо-
жете посмотреть друг другу в глаза, потому что вы не можете одновременно
бдеть. Но все же не искушайте нас. Поверьте мне, господин, гораздо опас-
нее составлять словарь о хазарах из рассыпанных слов здесь, в этой тихой
башне, чем идти воевать на Дунай, где уже бьются австрийцы и турки.  Го-
раздо опаснее поджидать чудовище из сна здесь, в Царьграде, чем,  выхва-
тив саблю, мчаться на врага, а это дело, господин, по крайней мере  вам,
хорошо знакомо. Подумайте об этом и отправляйтесь туда, куда  вы  собра-
лись без сомнений, и не слушайте этого анатолийца, который апельсин  ма-
кает в соль...
   - Что же касается остального, господин, - закончил Севаст, - вы,  ко-
нечно, можете передать меня христианским духовным властям и  подвергнуть
судебному процессу, предусмотренному для нечестивых и ведьм.  Но  прежде
чем вы это сделаете, позвольте мне задать вам один-единственный  вопрос.
Уверены ли вы в том, что ваша Церковь будет существовать и сможет судить
и через триста лет так же, как она делает это сейчас?
   - Конечно уверен, - ответил папас Аврам.
   - Ну так и докажите это: ровно через двести девяносто три года встре-
тимся снова, в это же время года, за завтраком, здесь,  в  Царьграде,  и
тогда судите меня так, как бы вы сделали это сегодня...
   Папас Аврам улыбнулся, сказал, что согласен, и  убил  еще  одну  муху
кончиком хлыста.



   Кутью мы сварили на утренней заре, обложили горшок подушками и поста-
вили в дорожную сумку, чтобы папасу Авраму не  было  холодно  спать.  Мы
отправились в путь - на корабле через Черное море до устья Дуная, а  от-
туда вверх по течению. Последние ласточки пролетали над Дунаем, перевер-
нувшись вниз черными спинами, которые отражались в воде вместо их  белых
грудок. Начались туманы, и птицы летели на юг, неся за собой через  леса
и через Железные ворота такую плотную оглушающую тишину, которая,  каза-
лось, вобрала в себя тишину всего мира. На пятый день возле Кладова  нас
встретил конный отряд из Трансильвании,  пропитанный  горькой  румынской
пылью с другого берега. Как только мы оказались в лагере принца  Баденс-
кого, нам стало известно, что граф Георгий выдвинулся на позиции,  гене-
ралы Хайдерсхайм, Ветерани и Хайзел уже готовы к атаке  на  расположение
турок и цирюльники уже два дня бреют и причесывают их на ходу, бегая  за
ними. Той же ночью мы убедились и в невероятных способностях нашего гос-
подина.
   Одно время года готовилось сменить другое, утром было холодно,  а  по
ночам еще тепло - до полуночи лето, с утра  осень.  Папас  Аврам  выбрал
саблю, ему оседлали коня, из сербского лагеря  прибыл  небольшой  конный
отряд, у каждого всадника в рукаве было спрятано по живому  голубю.  Они
курили на ходу длинные трубки, нанизывая кольца  дыма  на  уши  лошадям.
Когда Бранкович сел на коня, ему тоже дали  раскуренную  трубку,  и  все
они, так же дымя, отправились к генералу Ветерани  за  приказом.  В  это
время над австрийским лагерем раздались крики:
   - Сербы голые идут! - И действительно, за всадниками  следовал  отряд
пехотинцев, которые сбросили с себя все, кроме головных уборов. Обнажен-
ные, они проходили при свете лагерных костров, а за ними, чуть  быстрее,
их голые тени, которые были старше их вдвое.
   - Вы что, собираетесь атаковать в темноте? - спросил Ветерани,  гладя
пса, такого высокого, что он мог хвостом хлестнуть по лицу человека.
   - Вот именно, - ответил ему кир Аврам, - птицы покажут нам дорогу.
   Над австрийскими и сербскими позициями возвышался холм Рс,  известный
тем, что над ним никогда не шел дождь. На этом холме находились укрепле-
ния турецкой артиллерии. К ней уже три дня не могли подобраться ни с од-
ной стороны. Генерал сказал Бранковичу, что ему предстоит эти укрепления
атаковать.
   - Если вам удастся занять эту позицию, разожгите  зеленый  костер  из
кленовых прутьев - добавил генерал, - чтобы мы могли сориентироваться.
   Всадники выслушали приказ и ускакали, по-прежнему куря трубки. Вскоре
после этого мы увидели над турецкими позициями горящих голубей - одного,
второго, третьего, прозвучало несколько выстрелов, и одновременно в  ла-
герь вернулись папас Бранкович и всадники с дымящимися длинными  трубка-
ми. Генерал удивленно спросил их, почему они не атаковали турок, на  что
папас Аврам молча показал трубкой на холм. Там полыхал зеленый огонь,  а
пушек больше не было слышно. Укрепление было взято.
   Когда наступило утро, папас Аврам, уставший от  ночного  боя,  заснул
перед своим шатром, а Масуди и Никон Севаст сели играть в  кости.  Никон
уже третий день подряд проигрывал огромные суммы, а Масуди не  прекращал
игры. Должно быть, у них - спящего Бранковича и двух игроков - были  ка-
кие-то очень серьезные причины оставаться  мишенью  под  градом  ядер  и
пуль. У меня таких причин не было, и я вовремя укрылся в безопасном мес-
те. Как раз тут на наши позиции ворвался турецкий отряд,  уничтожая  все
живое, а вслед за ними Сабляк-паша ? из Требинья, который смотрел не  на
живых, а на мертвых. За ним на место побоища влетел бледный юноша, у ко-
торого один ус был седым, словно он постарел лишь наполовину. На  шелко-
вом нагруднике паласа Аврама был вышит герб Бранковича с одноглазым  ор-
лом. Один из турок вонзил копье в эту вышитую птицу с такой  силой,  что
было слышно, как металл, пробив грудную клетку спящего, ударил в  камень
под Бранковичем. Пробуждаясь в смерть, Бранкович  приподнялся  на  одной
руке, последнее, что он увидел в жизни, был красноглазый юноша со  стек-
лянными ногтями и одним серебристым усом. Тут Бранковича прошиб  пот,  и
две струи его завязались у него на шее узлом. Рука  его  задрожала  так,
что он, уже пронзенный копьем, посмотрел на нее с удивлением и всей сво-
ей тяжестью налег на руку, чтобы унять дрожь. Она все же  еще  некоторое
время трепетала, успокаиваясь, как задетая струна, а когда затихла  сов-
сем, он без звука упал на эту руку. В тот же момент юноша  рухнул  прямо
на собственную тень, будто скошенный взглядом Бранковича, а мешок, кото-
рый был у него на плече, покатился в сторону.
   - Неужели Коэн погиб? - воскликнул паша, а турки, решив, что в  юношу
выстрелил один из игроков, в мгновение ока изрубили Никона Севаста,  все
еще сжимавшего в руке кости, которые он  собирался  бросить.  Потом  они
обернулись к Масуди, но он сказал что-то паше  по-арабски,  обращая  его
внимание на то, что юноша не мертв, а спит. Это на сутки продлило  жизнь
Масуди, потому что паша приказал зарубить его не в тот  же  день,  а  на
следующий. Так оно потом и было.

   "Я мастер сабельного боя, - так заканчивается запись Аверкия Скилы об
Авраме Бранковиче, - я знаю, что когда убиваешь, всякий раз  это  бывает
по-другому, так же как всякий раз по-другому бывает в постели  с  каждой
новой женщиной. Просто потом одних забываешь, а других нет. Опять  же  и
некоторые из убитых и женщин не забывают тебя. Смерть кира Аврама  Бран-
ковича была из тех, которые остаются в памяти. Было это  так.  Откуда-то
прибежали слуги паши с корытом горячей воды, обмыли кира Аврама и  пере-
дали его старику, который третью свою туфлю с бальзамами, травами и  ку-
делью носил подвешенной на груди. Я подумал, что он будет исцелять  раны
паласа Аврама, но он намазал его белилами и румянами, побрил, причесал и
такого отнесли его в шатер Сабляк-паши.
   "Вот еще один голый серб", - подумал я...
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6 7  8 9 10 11 12 13 14 ... 49
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама