Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Machinarium |#5| The Bremen Town Musicians (1)
Machinarium |#4| Lower street
Machinarium |#3| Jail
Machinarium |#2| Pit & Boiler

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Фэнтези - Олег Авраменко Весь текст 686.27 Kb

Собирающая стихия

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4  5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 59
сомневаюсь, что  у тебя  хватит мужества  покончить с собой. Жертвуя
чужими жизнями,  ты будешь жить и надеяться, что я умру раньше тебя.
Ну что ж, живи и надейся.
   С этими  словами  он  развернулся,  вышел  из  дома  и  не  спеша
направился  к   своему   летательному   аппарату -   скорее   всего,
космическому кораблю.  Некоторое время  я неподвижно сидел в кресле,
борясь с  оцепенением, затем  резко вскочил на ноги, сорвал со стены
лазерное ружье  и  выпустил  в  спину  Александра  длинную  очередь.
Смертоносные лучи  прошли сквозь  него, не причинив ему ни малейшего
вреда. Он  не остановился,  не сбавил  шаг и  даже не  оглянулся,  а
продолжал свой путь, как будто вовсе ничего не произошло.
   Эта пренебрежительность  добила меня  окончательно. Я  швырнул на
пол ружье, взбежал на второй этаж в свою спальню, бухнулся ничком на
кровать и  так пролежал несколько часов в полной прострации. Если бы
я  мог  заплакать,  рассмеяться  или  в  какой-нибудь  другой  форме
закатить истерику,  мне было  бы гораздо  легче.  Но  я  не  мог.  И
продолжал страдать молча, беззвучно.
   В моем  персональном аду  обстановка изменялась  по классическому
инфернальному сценарию -  чем дальше,  тем хуже.  Даже тогда, когда,
казалось бы, хуже быть не может...

*    *                                *
   На закате  того же дня я похоронил незадачливых слуг Александра в
одной братской  могиле (на  три отдельных  меня не  хватило)  позади
дома. Насыпав сверху холмик, я после некоторых колебаний увенчал его
наспех сработанным деревянным крестом. Усопшие, по крайней мере двое
из них,  явно принадлежали к белой расе, к тому же Александр, будучи
религиозным фанатиком,  вряд ли потерпел бы в своем окружении людей,
почитавших иного  бога, кроме  Иисуса. Затем  я прочел  над  могилой
короткую заупокойную  молитву и  вернулся  в  дом -  мне  предстояла
кропотливая работа  по уборке холла и ремонту изуродованного взрывом
фасада.
   Весь следующий  год прошел в тревожном ожидании очередного визита
Александра. Под  конец я  уже не  находил себе места от нетерпения и
даже испытал  какое-то противоестественное удовлетворение, когда мой
злой гений явился точно в срок.
   Увы, он  выполнил свою  угрозу  и  опять  привел  с  собой  троих
человек, причем  на этот  раз одна из них была женщина. Ее звали Рут
Якоби - позже  я нашел  при ней  удостоверение  медицинской  сестры,
выданное департаментом  здравоохранения  Нового  Хеврона.  Очевидно,
Александр сказал ей, что я свихнувшийся мизантроп и остро нуждаюсь в
дозе успокоительного. Возможно, он предъявил ей фальшивое заключение
психиатра. А  может, ничего  не предъявлял -  если она  находилась у
него на службе, - просто сказал, что так нужно, без объяснений.
   Я не  пытался сопротивляться  и безропотно  позволил вколоть себе
очередную годовую  дозу дьявольского  зелья, нивелирующего  мой Дар.
Пока женщина выполняла свою нехитрую работу, мужчины держали меня за
руки - на  всякий  случай.  Александр  наблюдал  за  происходящим  с
полнейшим равнодушием  и даже  несколько  отрешенно.  Казалось,  его
мысли витали очень далеко отсюда.
   Когда инъекция была сделана, он подошел ко мне ближе и спросил:
   - Кстати, ты знал, что Кевин нашел мою дочь?
   Я ничего  не ответил  и подумал  лишь,  что  Диана,  как  всегда,
оказалась  права.   Та  Дженнифер,   о  которой   упоминал  Кевин  в
подслушанном нами  разговоре,  на  самом  деле  дочь  Александра  и,
похоже,  ожидает   ребенка  от  сына  его  злейшего  врага.  Вот  уж
действительно ирония судьбы!
   Так и не дождавшись ответа, Александр внушительно произнес:
   - Если ты  знал об  этом, то  совершил роковую  ошибку, ничего не
рассказав Морису. Тогда я не стал бы трогать тебя и уступил бы вашей
семейке Софи,  чтобы без  проблем  заполучить  дочь.  А  теперь  мне
придется рискнуть.
   Чуть ли не целую минуту я соображал, что он имеет в виду. Наконец
понял: Александр собирается похитить дочь, подстроив, как и в случае
со мной,  ее "гибель".  Естественно, ее тело найдено не будет. Такое
совпадение, ясное дело, не может не вызвать подозрений наших родных.
Особенно параноика  Кевина. В  этот момент я был искренне рад, что у
меня есть  такой психованный  кузен. Это  был мой шанс на спасение -
крохотный, почти невероятный, и все же шанс...
   Вместе с  тем, мне было заранее жаль эту девушку, Дженнифер. Я не
знал ее  и никогда  не видел,  но почему-то  был уверен,  что она не
обрадуется такому папаше...
   Папаше, который  только  что  хладнокровно  прикончил  еще  троих
человек, в  том числе  женщину, и  лениво, вразвалочку  направился к
своему кораблю.
   Корабль не  взлетел. Он  просто исчез  вместе с  Александром.  До
следующей встречи через год...
   В моем комфортабельном и кошмарном аду.




        Глава 3. АРТУР
ТРУДНО БЫТЬ КОРОЛпМ Неладно что-то в королевстве Датском. Явно неладно. И давно неладно... Я так часто повторяю в мыслях эти слова, что порой мне начинает казаться, будто я и есть принц Гамлет с его вечным вопросом: "Быть или не быть?.." Правда, у меня нет дяди-злодея, и тень коварно убиенного отца не тревожит меня по ночам, требуя отмщения. Зато мне хватает забот с двумя Офелиями и целым выводком детей, которыми шекспировский Гамлет, по причине ранней смерти, обзавестись не успел. Да и мое королевство побольше Датского. У меня целый Дом - с большой буквы, - причем единственный сущий в Срединных мирах, что только добавляет проблем, ибо нельзя списать внутренние неурядицы на происки других Домов. К тому же, в отличие от Гамлета, я не наследный принц, с которого, в сущности, взятки гладки. Я царствующий король, абсолютный монарх, обладающий всей полнотой власти в Доме и, следовательно, всей полнотой ответственности за власть. Впрочем, государственные дела донимают меня гораздо меньше, нежели личные. Но это еще не значит, что я плохой король; надеюсь, что нет. Просто в моем королевстве дела идут в целом неплохо, а если случаются какие-нибудь досадные эксцессы, то большей частью это издержки роста. Дом у Источника очень молод, совсем недавно мы отметили четвертьвековой юбилей со дня его основания - короткий срок для любого государства, а что уж говорить о Домах Властелинов, иные из которых насчитывают десятки тысячелетий своей истории. Поэтому, когда назревает очередной кризис, я стараюсь не драматизировать ситуацию, а, засучив рукава, берусь за решение проблемы, походя убеждая всех и каждого, что никаких причин для беспокойства нет. Зачастую одной лишь непоколебимой уверенности в благоприятном исходе дела (умноженной, разумеется, на авторитет) оказывается вполне достаточно, чтобы предрешить оный исход. Нужно только уметь заразить своих сторонников оптимизмом, а противникам с самого начала внушить чувство обреченности. Я это умею. Что ж до моей личной жизни, то, увы, она неотделима от жизни всего государства. И нелады в семье правителя не лучшим образом влияют на имидж верховной власти в Доме, олицетворением которой являюсь я, король Артур II Кевин Пендрагон, император Авалонский, владыка Земли Артура, покровитель Срединных миров, Главный Страж Источника - и так далее. Нельзя сказать, что я привык к тому, что люблю двух женщин одновременно. Боюсь, к этому привыкнуть невозможно... во всяком случае, человеку моего склада - пусть и любвеобильному, но по натуре своей убежденному приверженцу моногамии. Последние двадцать восемь лет я будто хожу по лезвию бритвы. Это сущая каторга, но при всем том я отнюдь не считаю себя несчастным страдальцем. По-своему я даже счастлив... правда, только по-своему. Так уж получилось, что Диана - женщина, которую я любил и которую давно считали погибшей, - была чудом возвращена к жизни. Чудо это сотворила Дэйра, Хозяйка Источника, - женщина, которую я любил после Дианы и которую бросил, когда влюбился в Дану, мою нынешнюю жену. Не знаю, чем был продиктован поступок Дэйры - милосердием или жаждой мести, а может, и тем, и другим, - но я на нее не в обиде. У меня просто язык не поворачивается упрекнуть ее в этом. Я искренне, всей душой благодарен ей за то, что она разрушила нашу с Даной семейную идиллию и превратила мою жизнь в нескончаемую пытку. Да и вообще, с какой стороны ни глянь, Дэйру не в чем винить. В моих мучениях повинен лишь я сам, и только я один. Когда Диана вернулась из царства теней, я оказался перед выбором - она или Дана. Но я не смог выбрать. Не могу это сделать и по сей день - обе равно дороги мне, хоть и по-разному, обеих я одинаково сильно люблю. А обвинять в моих бедах Дэйру, значит перекладывать с больной головы на здоровую. Это не в моих привычках. Еще одна моя головная боль - дети. В общей сложности, их у меня тринадцать - семь дочек и шесть сыновей - чертова дюжина. Впрочем, я не суеверен, и меня не смущает зловещая магия этого числа. К тому же три года назад, еще до рождения Дункана, дела обстояли ничуть не лучше. И все-таки я нет-нет да задумываюсь: какой же сюрприз преподнесет мне мой тринадцатый отпрыск, когда вырастет? А что сюрприз будет, я почти не сомневаюсь. С каждым взрослым сыном у меня полно хлопот. С дочками тоже, но сыновья... сыновья... Джона. Он так жаждал моей крови, что пролил кровь десятков ни в чем не повинных людей и едва не спровоцировал войну между Израилем и Царством Света. Я признаю, что Джона имел полное право мстить мне за разбитую жизнь своей матери Ребекки, но, ослепленный ненавистью, он перешел все допустимые границы и из мстителя превратился в преступника. Шон. Мой сын - мой соперник. Живой упрек моей совести. Он тоже любит Диану и этим причиняет мне страдания. Мне больно не за себя, а за него. Будь у Шона хоть малейший шанс, я ушел бы с его пути, но - увы. Извини, сынок, в этом нет ни твоей, ни моей вины, это наша общая беда. Надеюсь, ты еще встретишь свое счастье... Артур. Мой тезка. Рыцарь без страха и упрека. Ярый поборник справедливости, защитник слабых и угнетенных. Он странствует по мирам, беспощадно искореняя зло, учит людей жить в мире и согласии друг с другом, а если темные и невежественные людишки не желают добровольно встать на праведный путь, то он силой принуждает их возлюбить ближнего, как самого себя. Ему невдомек, чем стелится дорога в ад... Марвин. Мое разочарование. Ему только пятнадцать лет, а он уже твердо решил стать священником. В принципе, нет ничего плохого в том, что человек решил посвятить себя целиком служению Богу, в которого искренне верит. Но Марвин слишком резок, нетерпим и обладает чересчур бурным темпераментом для будущего пастыря человеческих душ. К тому же его одержимость религией живо напоминает мне фанатизм Александра. Я очень за него беспокоюсь... И, наконец, Кевин. Мой наследник. Моя гордость - и моя боль. Он так похож на меня - и внешне, и характером, и складом ума, и даже комплексами, - что это приводит его в бешенство. И вовсе не потому, что он видит во мне плохой пример для подражания, дело в другом. Как и любая незаурядная личность, Кевин стремится к самоутверждению, он хочет быть похожим только на себя, и, ясное дело, его раздражают постоянные, а порой неуместные, сравнения со мной. Я прекрасно понимаю, что он чувствует, когда слышит умиленное: "Ах, вылитый отец!". Я понимаю, почему он всячески отмежевывается от меня, по малейшему поводу и без всякого повода идет на конфронтацию, при любом удобном случае подчеркивает наши разногласия. Все это я понимаю - но от понимания мне легче не становится... Особенно сильно меня огорчает, что целых четырнадцать лет Кевин ни единым словом не обмолвился о своем открытии, которое коренным
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4  5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 59
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама