Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Лирика - Мишель Монтень Весь текст 235.5 Kb

Эссе

Предыдущая страница Следующая страница
1 2  3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 21
норовистом коне или фехтующими с рапирой в руке с сильным противником,
или когда они впервые берутся за аркебузу. Но ведь тут ничего не
поделаешь: кто желает, чтобы его сын вырос настоящим мужчиною, тот
должен понять, что молодежь от всего этого не уберечь и что тут, хочешь
не хочешь, а нередко приходится поступаться предписаниями медицины:

    Vitamque sub divo et trepidis agat
    In rebus [17].

    Недостаточно закалять душу ребенка; столь же необходимо закалять и
его тело. Наша душа слишком перегружена заботами, если у нее нет
должного помощника; на нее тогда возлагается непосильное бремя, так как
она несет его за двоих. Я-то хорошо знаю, как тяжело приходится моей
душе в компании со столь нежным и чувствительным, как у меня, телом,
которое постоянно ищет ее поддержки. И, читая различных авторов, я не
раз замечал, что то, что они выдают за величие духа и мужество, в
гораздо большей степени свидетельствует о толстой коже и крепких костях.
Мне довелось встречать мужчин, женщин и детей, настолько
нечувствительных от природы, что удары палкою значили для них меньше,
чем для меня щелчок по носу: получив удар, такие люди не только не
вскрикнут, но даже и бровью не поведут. Когда атлеты своею выносливостью
уподобляются философам, то здесь скорее сказывается крепость их мышц,
нежели твердость души. Ибо привычка терпеливо трудиться - это то же, что
привычка терпеливо переносить боль: labor callum obducit dolori [18].
Нужно закалять свое тело тяжелыми и суровыми упражнениями, чтобы
приучить его стойко переносить боль и страдания от вывихов, колик,
прижиганий и даже от мук тюремного заключения и пыток. Ибо надо быть
готовым в к этим последним; ведь в иные времена и добрые разделяют порой
участь злых. Мы хорошо знаем это по себе! Кто ниспровергает законы, тот
грозит самым добропорядочным людям бичом и веревкой. Добавлю еще, что и
авторитет воспитателя, который для ученика должен быть непререкаемым,
страдает и расшатывается от такого вмешательства родителей. Кроме того,
почтительность, которою окружает ребенка челядь,, а также его
осведомленность о богатстве и величии своего рода являются, на мой
взгляд, немалыми помехами в правильном воспитании детей этого возраста.

    Что до той школы, которой является общение с другими людьми, то тут
я нередко сталкивался с одним обычным пороком: вместо того, чтобы
стремиться узнать других, мы хлопочем только о том, как бы выставить
напоказ себя, и наши заботы направлены скорее на то, чтобы не дать
залежаться своему товару, нежели чтобы приобрести для себя новый.
Молчаливость и скромность - качества, в обществе весьма ценные. Ребенка
следует приучать к тому, чтобы он был бережлив и воздержан в
расходовании знаний, которые он накопит; чтобы он не оспаривал глупостей
и вздорных выдумок, высказанных в его присутствии, ибо весьма невежливо
и нелюбезно отвергать то, что нам не по вкусу. Пусть он довольствуется
исправлением самого себя и не корит другого за то, что ему самому не по
сердцу; пусть он не восстает также против общепринятых обычаев. Licet
sapere sine pompa, sine invidia [19]. Пусть он избегает придавать себе
заносчивый и надменный вид, избегает ребяческого тщеславия, состоящего в
желании выделяться среди других и прослыть умнее других, пусть не
стремится прослыть человеком, который бранит все и вся и пыжится
выдумать что-то новое. Подобно тому как лишь великим поэтам пристало
разрешать себе вольности в своем искусстве, так лишь великим и
возвышенным душам дозволено ставить себя выше обычая. Si quid Socrates
et Aristippus contra morem et consuetudtnem fecerint, idem sibi ne
arbitretur licere: magnis enim illi et divinis bonis hanc licentiam
assequebantur [20]. Следует научить ребенка вступать в беседу или в спор
только в том случае, если он найдет, что противник достоин подобной
борьбы; его нужно научить также не применять все те возражения, которые
могут ему пригодиться, но только сильнейшие из них. Надо приучить его
тщательно выбирать доводы, отдавая предпочтение наиболее точным, а
следовательно, и кратким. Но, прежде всего, пусть научат его склоняться
перед истиной и складывать перед нею оружие, лишь только он увидит ее, -
независимо от того, открылась ли она его противнику или озарила его
самого. Ведь ему не придется подыматься на кафедру, чтобы читать
предписанное заранее. Ничто не обязывает его защищать мнения, с которыми
он не согласен. Он не принадлежит к тем, кто продает за наличные денежки
право признаваться в своих грехах и каяться в них. Neque, ut omnia quae
praescripta et imperata sint, defendat, necessitate ulla cogitur [21].

    Если его наставником будет человек такого же склада, как я, он
постарается пробудить в нем желание быть верноподданным, беззаветно
преданным и беззаветно храбрым слугой своего государя; но, вместе с тем,
он и охладит пыл своего питомца, если тот проникается к государю
привязанностью иного рода, нежели та, какой требует от нас общественный
долг. Не говоря уже о всевозможных стеснениях, налагаемых на нас этими
особыми узами, высказывания человека, нанятого или подкупленного, либо
не так искренни и свободны, либо могут быть приняты за проявление
неразумия или неблагодарности. Придворный не волен - да и далек от
желания - говорить о своем повелителе иначе, как только хорошее; ведь
среди стольких тысяч подданных государь отличил его, дабы осыпать
своими милостями и возвысить над остальными. Эта монаршая
благосклонность и связанные с ней выгоды убивают в нем, естественно,
искренность и ослепляют его. Вот почему мы видим, что язык этих господ
отличается, как правило, от языка всех прочих сословий и что слова их не
очень-то достойны доверия.

    Пусть совесть и добродетели ученика находят отражение в его речи и
не знают иного руководителя, кроме разума. Пусть его заставят понять,
что признаться в ошибке, допущенной им в своем рассуждении, даже если
она никем, кроме него, не замечена, есть свидетельство ума и
чистосердечия, к чему он в первую очередь и должен стремиться; что
упорствовать в своих заблуждениях и отстаивать их - свойства весьма
обыденные, присущие чаще всего наиболее низменным душам, и что умение
одуматься и поправить себя, сознаться в своей ошибке в пылу спора -
качества редкие, ценные и свойственные философам.

    Его следует также наставлять, чтобы, бывая в обществе, он
присматривался ко всему и ко всем, ибо я нахожу, что наиболее высокого
положения достигают обычно не слишком способные и что судьба осыпает
своими дарами отнюдь не самых достойных. Так, например, я не раз
наблюдал, как на верхнем конце стола, за разговором о красоте какой-
нибудь шпалеры или с вкусе мальвазии, упускали много любопытного из
того, что говорилось на противоположном конце. Он должен добраться до
нутра всякого, кого бы ни встретил - пастуха, каменщика, прохожего;
нужно использовать все и взять от каждого по его возможностям, ибо все,
решительно все пригодится, - даже чьи-либо глупость и недостатки
содержат в себе нечто поучительное. Оценивая достоинства и свойства
каждого, юноша воспитывает в себе влечение к их хорошим чертам и
презрение к дурным.

    Пусть в его душе пробудят благородную любознательность, пусть он
осведомляется обо всем без исключения; пусть осматривает все
примечательное, что только ему ни встретится, будь то какое-нибудь
здание, фонтан, человек, поле битвы, происходившей в древности, места,
по которым проходили Цезарь или Карл Великий:
    Quae tellus sit lenta gelu, quae putris ad aestu,
    Ventus in Italiam quis bene vela ferat [22].

    Пусть он осведомляется о нравах, о доходах и связях того или иного
государя. Знакомиться со всем этим весьма занимательно и знать очень
полезно.

    В это общение с людьми я включаю, конечно, и притом в первую
очередь, и общение с теми, воспоминание о которых живет только в книгах.
Обратившись к истории, юноша будет общаться с великими душами лучших
веков. Подобное изучение прошлого для иного - праздная трата времени;
другому же оно приносит неоценимую пользу. История - единственная наука,
которую чтили, по словам Платона [23], лакедемоняне. Каких только
приобретений не сделает он для себя, читая жизнеописания нашего милого
Плутарха! Пусть, однако, наш воспитатель не забывает, что он старается
запечатлеть в памяти ученика не столько дату разрушения Карфагена,
сколько нравы Ганнибала и Сципиона; не столько то, где умер Марцелл,
сколько то, почему, окончив жизнь так-то и так-то, он принял недостойную
его положения смерть [24]. Пусть он преподаст юноше не столько знания
исторических фактов, сколько уменье судить о них. Это, по-моему, в ряду
прочих наук именно та область знания, к которой наши умы подходят с
самыми разнообразными мерками. Я вычитал у Тита Ливия сотни таких вещей,
которых иной не приметил; Плутарх же - сотни таких, которых не сумел
вычитать я, и, при случае, даже такое, чего не имел в виду и сам автор.
Для одних - это чисто грамматические занятия, для других - анатомия,
философия, открывающая нам доступ в наиболее сокровенные тайники нашей
натуры. У Плутарха мы можем найти множество пространнейших рассуждений,
достойных самого пристального внимания, ибо, на мой взгляд он в этом
великий мастер, но вместе с тем и тысячи таких вещей, которых он
касается только слегка. Он всегда лишь указывает пальцем, куда нам идти,
если мы того пожелаем; иногда он довольствуется тем, что обронит
мимоходом намек, хотя бы дело шло о самом важном и основном. Все эти
вещи нужно извлечь из него и выставить напоказ. Так, например, его
замечание о том, что жители Азии были рабами одного-единственного
монарха, потому что не умели произнести один-единственный слог "нет",
дало, быть может, Ла Боэси тему и повод к написанию "Добровольного
рабства" [25]. Иной раз он также отмечает какой-нибудь незначительный с
виду поступок человека или его брошенное вскользь словечко, - а на деле
это стоит целого рассуждения. До чего досадно, что люди выдающегося ума
так любят краткость! Слава их от этого, без сомнения, возрастает, но мы
остаемся в накладе. Плутарху важнее, чтобы мы восхваляли его за ум, чем
за знания; он предпочитает оставить нас алчущими, лишь бы мы не ощущали
себя пресыщенными. Ему было отлично известно, что даже тогда, когда речь
идет об очень хороших вещах, можно наговорить много лишнего и что
Александр бросил вполне  справедливый упрек тому из ораторов, который
обратился к эфорам с прекрасной, но слишком длинной речью: "О
чужестранец, ты говоришь то, что должно, но не так, как должно" [26]. У
кого тощее тело, тот напяливает на себя много одежек; у кого скудная
мысль, тот приукрашивает ее напыщенными словами.

    В общении с людьми ум человеческий достигает изумительной ясности.
Ведь мы погружены в себя, замкнулись в себе; наш кругозор крайне узок,
мы не видим дальше своего носа. У Сократа как-то спросили, откуда он
родом. Он не ответил: "Из Афин", а сказал: "Из вселенной". Этот мудрец,
мысль которого отличалась такой широтой и таким богатством, смотрел на
вселенную как на свой родной город, отдавая свои знания, себя самого,
свою любовь всему человечеству, - не так, как мы, замечающие лишь то,
что у нас под ногами. Когда у меня в деревне случается, что виноградники
прихватит морозом, наш священник объясняет это тем, что род человеческий
прогневил бога, и считает, что по этой же самой причине и каннибалам на
другом конце света нечем промочить себе горло. Кто, глядя на наши
гражданские войны, не восклицает: весь мир рушится и близится
светопреставление, забывая при этом, что бывали еще худшие вещи и что
тысячи других государств наслаждаются в это самое время полнейшим
благополучием? Я же, памятуя о царящей среди нас распущенности и
безнаказанности, склонен удивляться тому, что войны эти протекают еще
так мягко и безболезненно. Кого град молотит по голове, тому кажется,
будто все полушарие охвачено грозою и бурей. Говорил же один уроженец
Савойи, что, если бы этот дурень, французский король, умел толково вести
Предыдущая страница Следующая страница
1 2  3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 21
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама