Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#3| Endless factory
Aliens Vs Predator |#2| New opportunities
Aliens Vs Predator |#1| Predator's time!
Aliens Vs Predator |#5| Final fight

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Проза - Сергей Михайлов Весь текст 193.26 Kb

Тумак фортуны или услуга за услугу

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 3 4 5 6 7 8 9  10 11 12 13 14 15 16 17
     Я как-то засомневался.
     -- Думаешь, стоит?
     Колян сурово посмотрел на меня.
     --  Ты  эти  пораженческие  настроения брось,  понял? Да ты  не дрейфь,
Василь Петрович, вытащим мы тебя из этой трясины, поднатужимся, поднавалимся
всем  миром  --  глядишь,  мозги-то  и  вправим.  Снова  человеком  станешь,
полноценным и полноправным членом коллектива. Не хрена  тебе в отщепенцах да
в  идиотах  ходить, как вот  этот  вот,  --  и он  кивком указал на  Саддама
Хусейна, нависшего над прошлогодней газетой. Бедолага  жадно жрал ее глазами
и  урчал  от  удовольствия, словно блудливый  мартовский  кот,  налакавшийся
валерьянки.
     Я вдруг похолодел.  Вот,  значит,  какая  участь мне уготовлена!  Стать
дебилом-трезвенником,   эдаким   тихим   бессловесным  идиотиком,   слюнявым
дистрофиком  с куском  протухшего  мяса в черепке вместо мозгов! Ну уж  нет,
мужики, такой расклад меня никак не устраивает. Не хватало мне еще с катушек
съехать на почве трезвого образа жизни!
     -- Коля, друг,  вытаскивай меня из этого  дерьма! --  заорал  я  благим
матом. -- Спасай! Готов на любое лечение! Только не допусти, чтоб  друг твой
и лучший работник в идиотизм и младенчество впал!
     -- Не  допущу, Васька, последней сволочью  и  скотиной  буду,  если  не
помогу такому корешу, как ты. Хватит нам в цехе и одного юродивого. А теперь
слушай  и  мотай  на ус. Вот тебе адресок,  -- он что-то  чирканул на клочке
газеты, -- собирай манатки и езжай, прямо сейчас.  Расскажешь этому человеку
все без утайки, он в своем деле профи. Усвоил?
     Я с готовностью кивнул и скользнул взглядом по записке.
     -- Это что же, -- засомневался я, бегло прочитав каракули бригадира, --
ты меня в Люблино, в тринадцатую психушку спроваживаешь?
     --  В   нее  самую,  Василь  Петрович.  Ну  чего  ты  скосорылился,  а?
Сковородкин -- человек свой и в душу нашего брата трудяги вхож все равно как
к себе домой. Да и как врач-психиатр он не чета другим. Умнейший мужик, спец
по алкашам и  симулянтам,  а опыт у него  такой,  что на десяток  докторских
диссертаций хватит. Скажешь, что от меня, и все будет о'кей.
     -- Ладно, сгоняю  к твоему профи, -- буркнул я. -- Хотя, честно говоря,
по психушкам таскаться особой охоты не имею.
     -- А  жить вечным  трезвенником охота есть?  --  ударил меня Колян ниже
пояса.
     Более убедительного  довода Колян,  конечно  же,  придумать  не  мог. А
потому  я тут же сорвался и помчался к этому психиатрическому  гению, даром,
что переться пришлось через весь город.
-==Глава двенадцатая==-
     Сковородкин,  этот  кругленький,  очкасто-плюгавенький,  суетливо-юркий
мужичок лет сорока пяти, эдакий живчик алкашно-шизоидного вида, как-то сразу
мне не понравился. Принял меня радушно, я бы даже сказал --  по-приятельски.
Все ладошки свои  потные потирал да слюни пускал от  восторга.  Выслушав мою
историю, тут же вынул из-под  стола  початую бутыль со  спиртом и  предложил
составить  ему  компанию.  Я набычился и заявил,  что  издеваться  над своей
персоной не позволю  никому, даже светилу отечественной медицины. На  что он
радостно закивал:  ничего,  мол,  подобного  и  в  мыслях не имел,  а выпить
предложил  от  чистого  сердца,  для  создания  дружеской  и  непринужденной
атмосферы. Ладно,  говорю,  хрен  с  тобой,  козел  плешивый,  создавай свою
атмосферу,  но только в одиночку, так  как пить я все равно не  стану.  И не
стал,  вот ведь  какая  зараза!  Он  игриво  так  дернул  кругленьким  своим
плечиком,  расчетливым  движением  плеснул в стакан  чистейшего,  как слеза,
спиртяги -- и хряпнул его залпом, даже не передернувшись. Молоток, отметил я
про себя, питью обучен.
     Потом  началась  эта  дурацкая  игра  в вопросы  и ответы. От  выпитого
спиртного  он совсем  разомлел,  стал  до  неприличия  фамильярен, слова его
катились  какими-то  круглыми,  обтекаемыми,  ватно-пушистыми  шариками,  на
первый взгляд совершенно невразумительными и далекими  от существа проблемы.
Однако я видел  этого склизкого типа насквозь и  потому  был  зол, нервозен,
порой даже груб.  Думаешь, мужик, не  знаем  мы, что  ли, про  все эти  ваши
психические  уловочки,  всяческие  там  инквизиторские  выкрутасики,  эдакие
садистские издевочки да подковыкочки? Ого-го,  еще как знаем! Нас, мужик, на
мякине не проведешь, голой задницей в муравейник не усадишь. Это уж как пить
дать,  уж  мы-то  себе  цену  знаем. Так  что кончай нам в  уши  дым пущать,
сворачивай эту свою бадягу и говори толком, по сути, что и как. А то мне уже
до дому пилить пора, Светка наверняка нервничать начнет, ежели опоздаю.
     Слово в слово так  я ему все и  выложил,  от и до.  Он грустненько  так
мотнул круглым своим чайником, поскреб в затылке, ковырнул в носу, смачно, с
подвываньицем, икнул, потом  зыркнул  на меня осоловелыми зенками -- и выдал
вместе с волной густого перегара:
     -- Случай, скажу я вам, удивительный.  Просто уникальный  случай, я  бы
даже сказал -- сверхъестественный, не  побоюсь  этого слова. Что, так совсем
выпить и не тянет, а, любезнейший?
     -- Ну, не тянет, -- угрюмо буркнул я.
     --  Удивительно!  Ведь  по  жизни-то   обычно  как  раз  все   наоборот
происходит, за  уши  вашего  брата  от  водки  не  оттащишь, так  и  лакает,
лакает...
     --  Нету у меня никакого брата,  -- окрысился  я.  Так  бы и засандалил
сейчас ему промеж глаз!
     --  Это  я  так, образно,  -- хихикнул  он. -- М-да... Вы  феномен, мой
дорогой.  Патологический   тип.  Для  науки  личность  совершенно  темная  и
неправдоподобная. Видимость, так сказать, бытия, иллюзия, галлюцинация. Ни в
теории, ни в практике вам места  нету. Таких, как вы, в природе существовать
просто не может. И не должно.
     Как бы в подтверждение своих слов, он плеснул себе  в стакан  еще грамм
сто пятьдесят и, крякнув, влил в свое поганенькое нутро.
     Я весь вскипел.
     -- А вот мы сейчас посмотрим, существую я или только видимость бытия!
     Я  рывком перегнулся через  стол, схватил светило пятерней  за грудки и
тряхнул так, что у того аж челюсть лязгнула да лысина в миг вспотела. Однако
он тут же умудрился вывернуться и высвободиться от захвата.
     -- Ну  это вы  бросьте!  -- строго заявил  он, отклеивая  свою обширную
ученую задницу от казенного кресла и выпрямляясь. -- Здесь вам не Госдума!
     То ли  он какую кнопочку потайную нажал, то ли еще каким образом сигнал
подал, только вдруг выскочили  у меня из-за спины два здоровенных санитара и
лихо  скрутили  мне  руки.  Я и пикнуть  не  успел,  как  заломило у меня  в
суставах, застучало  в висках, засучило в  ногах. Скрипнул я остатками своих
зубов,  попытался вырваться,  да  не тут-то было! Крепко  держали  вертухаи,
лишив меня всех степеней свобод.
     -- Вы,  уроды!  --  вякнул  я,  скривившись  от  боли.  --  Грабли свои
дебильные уберите! Пока я вам их не повынимал!
     Однако  они  и  ухом не  повели,  лишь  глумливенько  эдак  залыбились,
гоготнули для проформы: не ерепенься, мол, мужик, у нас не забалуешь, живо в
бараний рог скрутим, коли шеф команду даст.
     Сковородкин радостно закивал, поиграл куцыми бровями, зацокал языком.
     --  Зря вы  так,  батенька,  --  защебетал  он  нежно,  облизывая  меня
любвеобильным  взглядом,  --  нехорошо,  нехорошо-с!..  А   ну-ка,  ребятки,
держите-ка его  покрепче,  сейчас мы сеанс ортодоксальной терапии  проведем.
Ежели  не поможет,  можете на себе,  батенька,  крест  ставить, и  пожирнее,
пожирнее!..
     Не долго  думая,  он снова  извлек из-под  стола бутыль  со спиртягой и
нацедил  примерно  с  треть стакана. Потом  хитренько  так подмигнул  и стал
приближаться,  со   стаканом  в  своей   маленькой   пухленькой   ручке.   Я
забеспокоился, заподозрил неладное.
     --  Насилия над моей личностью  не потерплю! -- заорал  я благим матом,
догадываясь, к  чему  клонит  этот  идиот.  Попытался было вырваться, сделал
несколько неуклюжих телодвижений,  но те  два дебила стояли,  как  влитые, и
добычу  из  своих лапищ явно  выпускать не собирались. А потом и  вовсе  мою
башку заклинило --  так, что я и пикнуть не смел,  а ежели и  пытался, то  в
глазах у меня тут же темнело от адской боли. Профессионалы, мать вашу!..
     -- Отпустите, уроды! -- хрипел я,  взывая к их гражданской  совести, но
тщетно.
     Сковородкин тем временем, нежно улыбаясь, приблизился ко мне вплотную.
     -- Ну-с, больной, -- заворковал он, -- приступим к лечению.
     Я и  глазом не моргнул, как этот псих резко  саданул меня поддых  своим
миниатюрным кулачком, да так мастерски, так метко, что дыхание у меня тут же
перехватило, и я машинально раззявил рот. А  он, подлюга,  не стал мешкать и
влил  в  него содержимое стакана. Тут уж, братцы,  мне совсем хреново стало.
Дыхнуть я, ясное дело, не мог, так как спирт обжег мне глотку и,  растекаясь
по пищеводу, пополз к желудку, сжигая  все на  своем пути подобно напалму. В
глазах  помутнело,   зарябило,  я  забился  в  конвульсиях,  словно   махаон
какой-нибудь,  наколотый  на  булавку  садиста-энтомолога.  А  потом  как-то
внезапно отлегло. В брюхе стало жарко, сквозь соленую  влагу в глазах я стал
различать смутный силуэт этого фашиста Сковородкина.
     Сковородкин  же   с  интересом  наблюдал   за   реакцией  "больного"  и
противненько лыбился.
     И тут... Я почувствовал, как в брюхе у  меня что-то назревает, какой-то
вулкан огнедышащий, прет у меня что-то из нутра, неудержимо просится наружу.
Спирт явно не  прижился. Я выпучил глаза,  смачно рыгнул... Последнее, что я
успел заметить,  была побледневшая  рожа  этого  кретина психа-терапевта,  с
которой медленно сползала  его мерзопакостная улыбочка.  Ну, теперь держись,
держиморда больничная!..
     Я поднатужился и со  смаком,  с каким-то утробным  рыком,  вывернувшись
весь  наизнанку,  зажмурившись,  блеванул  ему в  морду  его  же собственным
спиртом, присовокупив к нему и свой утренний завтрак.
     А когда открыл глаза, то от смеха удержаться уже не смог.
     Он  стоял  передо  мной,  суровый,  посерьезневший,  невеселый,  в  миг
утративший былую спесь. Еще бы! Какая  уж тут спесь, когда  ты облеван с ног
до головы, и разит от тебя отнюдь не амброзией, а какой-то кислятиной!
     Ну и заржал же я тогда! До слез, до коликов в боку, до икоты.
     Сковородкин быстро пришел в себя. Взгляд его, тускло светившийся сквозь
заблеванные стекла очков, был укоризненным и осуждающим.
     -- Свинья вы неблагодарная, -- сказал он, качая своей тыквой. -- Свинья
и есть.
     --  Да ты  на  себя  посмотри, индюк  неумытый, -- расхохотался  я пуще
прежнего.
     По-моему,  его наконец проняло. Он  аж затрясся от ярости,  побагровел,
пятнами весь пошел, брызнул слюной.
     --  А ну-ка,  ребятки,  --  зашипел,  -- проводите-ка нашего  гостя  до
выхода... кубарем, кубарем его по лесенке! Пиночком, пиночком под зад! И что
б ноги его здесь... мерзавца...
     Ух, и летел же я из психушки, братцы, это надо было видеть! Поначалу те
два дуболома-шизоида мне подсобили, сообщив мне изрядный  начальный импульс,
а потом, за воротами, я уже сам,  ноги в руки, давал деру -- так, что только
пятки сверкали.
     А Коляну, бригадиру нашему, я выскажу все без утайки. Пущай сам у этого
своего супергения от Минздрава лечится! А меня увольте.
-==Глава тринадцатая==-
     Домой  я вернулся злым, уставшим  и  трезвым. Светка, едва лишь завидев
меня, сразу изменилась в лице.
     -- Случилось что, Васенька?  -- испуганно ойкнула она. --  На тебе лица
нет.
     Молчком,  не удостоив свою половину ответом, я прямиком  прошествовал к
дивану, на который и завалился, нацелившись брюхом в беленый потолок. Думать
ни о  чем не  хотелось, да  и мыслей-то в башке  никаких не вертелось.  Так,
всякая шелуха, накипь  какая-то всплывала порой в мозгу --  и тут же куда-то
смывалась. Я пребывал в диком отчаянии.
     Светка  посуетилась  вокруг  меня и вскоре  позвала на  кухню, ужинать.
Какая-то  сила подняла  меня, и я машинально, словно зомби, поплелся  на зов
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 3 4 5 6 7 8 9  10 11 12 13 14 15 16 17
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама