Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
SCP-381: Pyrotechnic polyphony
Почему нет обещанного видео
Aliens Vs Predator |#6|
Aliens Vs Predator |#5| I'm returning the supercomputer

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Триллер - Мак-Каммон Р. Весь текст 688.89 Kb

Грех бессмертия

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 29 30 31 32 33 34 35  36 37 38 39 40 41 42 ... 59
дываясь.  Казалось,  она  не  обращала  внимание на разбросанную повсюду
одежду. Вы сказали за обедом, что ужасно устали, а иногда тело может так
устать,  что  даже  заснуть невозможно.  Поэтому я приготовила вам чай с
сассафрасом.  Это поможет расслабиться.- Она поставила поднос на  столик
около кровати.

        - Это очень любезно с вашей стороны,- сказал он;  острый,  едкий
аромат сассафраса проник в комнату одновременно с миссис Бартлетт.

        - Угощайтесь,- сказала миссис Бартлетт, разливая чай. Кубики ль-
да позвякивали,  и этот звон чем-то напомнил Нили ту ночь,  когда кто-то
пытался разбить окно его грузовика.- Он остынет ровно через минуту.

        Он взял стакан и сел в кресло около окна,  из которого веял лег-
кий знойный ветерок.  Его плечи и ноги все еще ныли от работы. Как будто
этот ублюдок Вайсингер нарочно пытался вымотать его и выжить отсюда. Ут-
ром на солнцепеке он собирал мусор на окраинах Вифанииного Греха:  скла-
дывал в пластиковые мешки банки из-под  пива,  обрывки  газет,  бумажные
стаканчики и всякую прочую дрянь. После полудня он срубил засохшее дере-
во на Фредония-стрит,  распилил его на мелкие кусочки и отвез на свалку.
Он не любил ездить на свалку; это было гнусное и грязное место, покрытое
слоями мусора и населенное сотнями черных кусачих мух.

        - Вы выглядите усталым,- сказала миссис Бартлетт.- Молодому  че-
ловеку нужен отдых.

        - Молодому? Нет, я не так уж молод,- сказал он ей. Стакан прият-
но холодил его руку.- Я сегодня работал на свалке. Знаете, где это?

        Она покачала головой.

        - Это в середине чащи,  на полпути в никуда. Я ненавижу это мес-
то.  Такое же голое и бесплодное,  как луна.  Там жарко, как в пеклеЄ Не
думаю, что мне хотелось бы его увидеть.

        - Нет,  конечно.- Он отпил глоточек чая. Чай был очень сладким.-
Но поскольку мне за это путешествие платят,  думаю, мне не следует жало-
ваться.

        Она сочувственно улыбнулась.

        - Сегодня было никак не меньше,  а то и больше сотни  градусов,-
сказал он.- И земля начала трескаться,  словно пересохшее речное русло.-
Он отпил еще.  Чай казался ему чересчур сладким.- Вкусно,-  сказал  он.-
Спасибо за чай.

        - Я надеялась,  что вам понравится. Он нравится большинству моих
гостей.

        Он кивнул, выпил еще. Сладость отдавала горечью.

        - Лето в Вифаниином Грехе всегда жаркое,-  сказала  женщина.-  В
полуденный зной я не выхожу на улицу. Говорят, что все морщины появляют-
ся из-за солнца.

        Он фыркнул и коснулся холодным стаканом своего лба.

        - Тогда мне лучше не смотреться в зеркало,- сказал он.- Я в  нем
буду выглядеть на все восемьдесят.

        - Утром, после хорошего ночного сна, все будет в порядке.

        - Надеюсь, что так и будет. Так и должно быть.

        Она смотрела, как он пьет.

        - Теперь я вас оставлю,  чтобы вы отдохнули,- сказала она и нап-
равилась к двери.- На завтрак у нас будут оладьи.

        - Это превосходно.

         Доброй ночи.- Она закрыла за собой дверь, и он услышал ее нето-
ропливые шаги на лестнице.  В глубине дома закрылась еще одна дверь.  Он
допил чай,  приложил холодный стакан к лицу поочередно с двух сторон,  и
затем  прошел  через комнату,  чтобы защелкнуть замок в двери.  Выключив
верхний свет,  он снова снял джинсы, лег на кровать и попытался заснуть.
Было  чересчур жарко,  и он отбросил в сторону одеяло;  почти неуловимые
колебания ветерка касались его,  как гибкие милосердные пальцы.  Во  рту
остался горьковатый привкус,  и он два раза сглотнул слюну,  чтобы изба-
виться от него.  Что же это был за чай?  Сассафрас? Комната все еще была
наполнена его запахом.  Мысли начали путаться,  сон,  казалось, подходил
все ближе, как прекрасная женщина в черном ночном одеянии. Закрыв глаза,
он  почувствовал,  будто  медленно кувыркается с ног на голову и катится
куда-то вниз по холодному тоннелю.  Это ощущение чем-то напоминало  опь-
янение.  Но и отличалось от него.  Господи,  сказал он себе, я же просто
устал! Мне нужно выспаться, отдохнуть, просто забыть обо всех этих прок-
лятых вещах.  Забыть об этом чертовом солнце, забыть о свалке, забыть об
этом тошнотворном голосе Вайсингера.  Правильно.  Верно.  Забудь.  Пусть
придет сон.  Он ждал его, находясь на туманной границе между сновидением
и явью.  Откуда-то издалека пришли первые строчки песни,  над которой он
работал в течение нескольких недель:  "Я растворяюсь в ночи. На рассвете
я буду уже далеко. Я не услышу, если ты позовешь меня. В этом некого ви-
нить,  кроме дороги". И все в таком духе. Сквозь полуприкрытые веки Нили
различил какие-то фигуры,  стоящие в сумраке его комнаты.  Стоящие  без-
молвно.  Наблюдающие за ним. Выжидающие. У них были горящие синие глаза,
как у той твари,  которую он видел на шоссе,  и он хотел увести сознание
от этих ужасных мыслей, но мозг отказывался повиноваться его командам; и
эти твари с горящими глазами подошли ближе к кровати.  Они начали  исче-
зать, очень медленно, пока полностью не растворились в темноте. Воспоми-
нание об этой ночи на шоссе привело в движение быстро вращающиеся к

траха в его желудке.  Он заменил стекло в грузовике,  но каждое утро эти
длинные царапины на металле ему напоминали о кошмаре. Если бы не эти па-
мятные следы,  он бы выкинул из головы этот инцидент,  посчитав его пре-
восходным  образчиком белой горячки.  Но он не мог сделать этого.  С тех
пор он уже несколько раз ездил по Кингз-Бридж-роуд в "Крик  Петуха",  но
никогда ни с кем не говорил об этой ночи и всегда старался уехать оттуда
в компании с кем-нибудь.

        А теперь он куда-то падал.  Падал в коридор, в дальнем конце ко-
торого была черная бездна. Он падал быстро. Кувыркаясь и переворачиваясь
вверх тормашками.  Во рту все еще оставался горьковатый привкус.  Чай  с
сассафрасом?  Или что-то еще?  Может быть, миссис Бартлетт - милая, ста-
ренькая миссис Бартлетт, так похожая на его мать до того, как она начала
пить  - подлила в чай что-нибудь покрепче?  Пыталась напоить его?  Хочет
воспользоваться его слабостью?  Надо будет упрекнуть ее за это.  Это не-
честно.

        До него донесся резкий скрежет металла,  и он понял, что все еще
бодрствует.  С трудом приоткрыв глаза, он почувствовал, как легкая испа-
рина покрыла все его тело.  Казалось,  она наполнила всю комнату, словно
живое существо.  Что шевельнулось?  - недоумевал он.  Что  шевельнулось?
Опять этот звук. Тихий звук. Едва слышимый.

        Замок.

        Он с усилием повернул голову и уставился в темноте на дверь.  Он
понял,  что замок в двери поворачивается. У кого-то с другой стороны был
ключ.

        Нили попытался приподняться на локтях, но ему это удалось только
наполовину. Голова казалась тяжелой и шея едва была способна выдерживать
ее вес. Он уставился на дверь, разинув рот.

        Раздалось тихое клацание "клик",  и он понял, что замок открыли.
Он попытался крикнуть, узнать, кто это, и не услышал своего голоса. Меня
опоили,  понял он. Миссис Бартлетт что-то подсыпала мне в чай! Дверь на-
чала открываться;  из коридора в комнату упала полоска белого света. Она
становилась все больше, длиннее и ярче, дотянулась до кровати и ослепила
лежащего на ней Нили.  До тех пор,  пока дверь полностью  не  открылась,
свет больно жалил его глаза.

        В дверном проеме обрисовались три силуэта:  два стояли впереди и
один сзади. "Он готов",- сказал кто-то; Нили услышал два голоса в одно и
то же время,  один голос как бы накладывался на другой.  Один, говорящий
по-английски, принадлежал миссис Бартлетт, а другой, говорящий на грубом
гортанном языке,  он никогда не слышал раньше.  Этот второй голос, более
сильный и властный,  наполнил его страхом, въедавшимся в его внутреннос-
ти.  Фигуры проскользнули в дверь и приблизились к нему.  Они встали над
кроватью. Безмолвно.

        Но теперь он мог разглядеть их глаза.

        Три пары глаз.  Все немигающие. Все мерцающие и светящиеся синим
электрическим пламенем, которое, казалось, все разгоралось. Он попытался
уползти прочь,  но мускулы не повиновались. Окна были открыты; он мог бы
крикнуть  и  позвать на помощь,  но когда попытался это сделать,  вместо
крика услышал лишь жалобное поскуливание. Эти глаза двигались, разгляды-
вая его обнаженное тело.  Рука опустилась вниз,  и Нили увидел на ее за-
пястье браслет из когтей животных.  Пальцы ощупали длину его пениса.  Он
попытался отползти от них,  но не смог.  Опустилась еще одна рука, и хо-
лодные пальцы очертили круги на его животе. Тварь-Бартлетт отступила на-
зад к двери и закрыла ее.

        Сердце Нили бешено колотилось. Дыхание этих тварей в темноте на-
поминало размеренное движение кузнечных мехов. Руки дотрагивались до его
груди,  рук,  бедер и горла;  он вдыхал запах женщины, густой и требова-
тельный,  наполняющий комнату сексуальным желанием. Пальцы на его пенисе
гладили плоть.  Он знал,  что под этими горящими призрачными глазами рты
их были раскрыты и переполнены пылающим вожделением.  Одна из фигур усе-
лась на кровать,  наклонилась вперед и лизнула его яички. Другая подошла
с противоположной стороны кровати и поползла к нему, хватаясь за плечи и
слегка кусая за грудь, затем чуть посильнее, с нарастающим желанием.

        С усилием повернув голову, отчего на лице выступили крупные кап-
ли пота, Нили увидел глаза твари-Бартлетт, все еще стоявшей рядом с зак-
рытой дверью. Она ухмылялась.

        И к своему собственному ужасу, он почувствовал, как его тело на-
чинает отвечать на ласки двух женщин,  обступивших его кровать.  Это еще
больше их возбудило, и они ревниво отпихивали друг друга, борясь за мес-
то рядом с его половым органом.  Им завладел чей-то рот. Рука с длинными
и острыми ногтями, похожими на когти, гладила его бедра от ягодиц до ко-
леней,  оставляя вспухающие рубцы. Физическое желание потрясло его, раз-
жигая пожар в его нервах.  Его яички ныли и жаждали высвобождения. И тут
он увидел,  что одна из них,  женщина-тварь с браслетом из звериных ког-
тей,  поднялась на ноги, медленно снимая с себя одеяние из грубой ткани.
Даже в темноте он разглядел гладкую кожу ее живота, твердые упругие бед-
ра,  треугольник темных волос между ними. Лихорадочный жар бушевал в его
мозгу,  и теперь у него была лишь одна нужда,  одно желание в мире.  Она
почуяла это и двигалась со сводящей с ума медлительностью.  Затем и дру-
гая женщина-тварь отошла от кровати и  разделась;  он  ощутил  смешанное
тепло их тел,  и ему было неважно, что эти жуткие глаза смотрели на него
почти безразлично,  ему было все равно,  что эти твари были видениями из
ночных кошмаров, все равно, все равно, все равноЄ

        Тварь с  браслетом так ласкала его тело,  словно была обжигающим
прикосновением огня. Густые черные волосы свисали ей на плечи, их аромат
был  похож на запах дикого леса.  Она оседлала его,  тесно прижав ноги к
его телу,  и двинулась вперед,  направляя его рукой. Настойчиво. Она ти-
хонько вздохнула и начала двигаться, сначала медленно, затем со все воз-
растающей страстью.  Ее ногти вдавились в его плечи,  а немигающие глаза
уставились в его лицо с мрачным безразличием.  Нили схватил ее за руки и
почувствовал их гладкую твердую кожу;  он приподнялся, а она в то же са-
мое время навалилась на него,  смешав его наслаждение с болью. В следую-
щий момент он взорвался внутри нее с получеловеческим завыванием,  в ко-
тором с трудом признал свой собственный голос.  Влажность ее тела погло-
тила его, заставив его трепетать с силой, которая никак не покидала его.
Она снова навалилась на него, прижав своими ногами. Оргазм разорвал его,
подобно молнии,  а она все еще двигалась,  сидя верхом,  досуха выдаивая
его. Когда она бешено тряслась в судорогах своего оргазма, Нили легонько
провел пальцами по ее плечам и затем опустил их на ее соски.

        Один из них был твердым и упругим. Другого просто не было.
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 29 30 31 32 33 34 35  36 37 38 39 40 41 42 ... 59
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама