Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
SCP-081: Spontaneous combustion virus
SCP-381: Pyrotechnic polyphony
Почему нет обещанного видео
Aliens Vs Predator |#6|

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Триллер - Мак-Каммон Р. Весь текст 688.89 Kb

Грех бессмертия

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 30 31 32 33 34 35 36  37 38 39 40 41 42 43 ... 59

        С новым приливом смущения и страха Нили понял, что у этой женщи-
ны была всего лишь одна грудь.  Правой груди не было, и его пальцы нащу-
пали на ее месте твердые рубцы звездообразного шрама.

        Женщина отпустила его и молча слезла с его тела. До того как она
снова скользнула в свои одежды,  Нили разглядел жемчужины пота и семени,
висящие в ее прекрасном лоне меж бедер.

        У двери тварь-Бартлетт не шевельнулась.  Ее глаза,  пламенно си-
ние, прожигали череп.

        Они подождали,  пока он снова обретет силы. Его тело было словно
опустошенным,  а в руке сохранялось ощущение этого  странного  и  живого
шрама.

        Потом вторая женщина подошла к нему - гибкая и стройная блондин-
ка. Ее рот и пальцы играли с его телом до тех пор, пока он снова не воз-
будился и не затрепетал. Она опустилась на Нили с лихорадочной интенсив-
ностью,  кусая его за плечи и горло, ее бедра расплющивали его. И за се-
кунды  до того,  как еще один оргазм охватил его,  он понял,  что у этой
женщины тоже недоставало правой груди,  ощутив шрам, тесно прижавшийся к
его телу.  Она лежала на нем несколько секунд, хрипло и тяжело дыша. За-
тем тяжесть исчезла. Нили, все тело которого было опустошенным и болело,
увидел,  как три женщины встали над его кроватью,  рассматривая, как ка-
кую-то незначительную диковину.

        - Сейчас он заснет,- сказали одновременно два  голоса.  Один  из
них  принадлежал миссис Бартлетт,  а другой был гортанный и незнакомый и
от него по коже Нили поползли мурашки.  Рука твари-Бартлетт  протянулась
из темноты и погладила его лоб,  пылающий лихорадочным жаром. Затем жен-
щины выскользнули в дверь,  безмолвно и тихо, в ослепительный белый свет
коридора.  Дверь закрылась на ключ.  Затем послышались шаги на лестнице.
Еще одна дверь захлопнулась в глубине дома. После этого установилась ти-
шина.

        И внезапно Нили захлестнула громадная черная волна сна.  Она на-
катывалась на него настойчивым прикосновением любовника, обжигая и успо-
каивая одновременно, унося все глубже, глубже, глубжеЄ






19. Вещи, выкопанные из земли


        Солнце светило сквозь облака трупного цвета, оголяя землю, побу-
ревшие травы и поникшие деревья, выжигая напрочь любую тень, ложась тяж-
ким грузом на плечи Нили Эймса.

        Вонь, поднимавшаяся  от  свалки,  обволакивала  его  тошнотворно
сладковатыми тисками. Это была обширная бесплодная поверхность, покрытая
грудами всевозможного мусора.  В этих насыпях роились черные мухи, кото-
рые голодно кружили вокруг головы Нили, пикируя на него и пробуя на вкус
струйки, сбегавшие по его лицу и рукам; им нравился их солоноватый вкус.
На другом конце свалки были разложены костры для сжигания мусора,  и  их
едкий сероватый дым доносился оттуда слабым ветром;  он впитывался в ра-
бочую одежду Нили и жутко разъедал глаза под очками.  Когда он шел,  его
ботинки поднимали клубы пыли,  и он осторожно ступал через расширяющиеся
трещины,  как через остатки внезапных землетрясений. Один только Господь
знал,  сколько тонн мусора похоронено под землей; под беспощадным летним
солнцем слои грязи шевелились и расширялись.  Он остановился и  взглянул
вниз: почти на шесть футов вглубь проглядывало болото разлагающегося му-
сора, старых бутылок, детских пеленок, выброшенной за ненадобностью ста-
рой одежды и обуви.  Под поверхностью свалки разлагался толстый слой на-
воза,  издававший такую вонь, которая выворачивала наизнанку желудок Ни-
ли.  Проходя  мимо насыпи картонных коробок и блестящих осколков стекла,
он услышал тихое высокое повизгивание из крысиного гнезда;  он уже видел
их раньше.  По утрам, когда было чуточку прохладнее, их темные тени сно-
вали от одной груды мусора к другой в поисках кусочков пищи.  Он ненави-
дел  это место,  потому что оно было настолько же грязное и отвратитель-
ное, насколько Вифаниин Грех была красивой и безупречной.

        В данный момент Нили нес с собой пластиковый мешок для мусора  с
наполовину  обезглавленным трупом серой кошки.  Он подобрал его на шоссе
219;  вероятно,  грузовик переехал животное посреди ночи,  и водитель  в
своей высокой кабине почувствовал лишь легчайшее сотрясение шины. К при-
ходу Нили труп уже раздулся и над ним стаями кружились мухи.  Неожиданно
ботинок проломил тонкий слой земли,  и он провалился по щиколотку.  Нили
выругался и прошел вперед еще несколько футов, пока он смог восстановить
равновесие. Через тонкую завесу дыма были видны трещины, лениво извиваю-
щиеся зигзагом по равнине;  прямо под ногами отверстия,  открывающиеся в
земле, пытались засосать его, наподобие зыбучих песков, в трясину разло-
жившегося мусора,  где бы он умер,  задохнувшись в  отходах  Вифанииного
Греха. Он быстро отогнал прочь эту картину и забросил пластиковый мешок,
крысы завизжали и разбежались. Здесь стояла невыносимая вонь, потому что
именно сюда он сбрасывал трупы животных - собак,  кошек,  белок, однажды
даже рыси порядочных размеров,- сбитых автомашинами либо на шоссе,  либо
в  самой деревне.  Это была неприятная работа,  но он обязался выполнять
ее. И об этих обязанностях несколько раз напоминал ему Вайсингер.

        Он достал носовой платок из заднего кармана, чтобы очистить свои
очки от частиц пепла. Клубы дыма обволакивали его, проникая в самое гор-
ло и оставляя горький привкус,  похожий на тот,  что он чувствовал после
чая миссис Бартлетт. Он неожиданно вздрогнул, хотя солнце и жгло ему ли-
цо.  Что-то начало всплывать в его памяти: темные тени, стоящие над ним;
их  глаза,  словно  лужицы синеватого пламени;  руки тянущиеся к нему из
темноты,- и затем это все куда-то ускользнуло, до того как он смог схва-
тить и удержать.  Весь день что-то странное терзало и мучило его; туман-
ные образы вспыхивали в его сознании и затем исчезали, и хотя они остав-
ляли после себя чувство страха, к нему было примешаноЄ да, чувство силь-
ного полового влечения. Он не мог вспомнить, какие видел сны, фактически
ему казалось, что после ухода миссис Бартлетт весь мир погрузился в тем-
ноту.  Вероятно, он просто проспал мертвецким сном до рассвета. Но когда
проснулся, все его тело ныло, и на секунду ему показалось, что в кровати
осталось что-то,  напоминающее аромат женского тела. Нет, нет. Просто он
выдает желаемое за действительное.

        Но одна вещь все-таки беспокоила его.  Принимая душ,  он заметил
царапины на своих бедрах и постарался припомнить,  где бы мог оцарапать-
ся. Вероятно, когда распиливал это сухое дерево на части, ветки задевали
его за ноги,  а он не заметил этого.  Однако все-таки забавно, что он не
заметил этого раньше.

        Он снова  надел очки на воспаленные от дыма глаза и начал проби-
раться по свалке к своему грузовичку-пикапу.  По дороге он  остановился,
чтобы  взглянуть  на  ту дырку,  которую проделал своим ботинком.  Иисус
Христос! - подумал он. Это проклятое место медленно рушится. Нельзя ска-
зать,  как  долго  местные  жители  использовали его в качестве свалки и
сколько тонн мусора лежит внизу. Он лягнул ногой сухой комок грязи, дыра
еще больше расширилась.

        И внутри нее что-то блеснуло.

        Нили нагнулся, заглянул внутрь, смахнул прочь грязь и нечистоты.
Крохотный прямоугольный или квадратный предмет поблескивал серебром. Ря-
дом лежали такие же предметы - желтовато-белые.  Он подобрал один и стал
внимательно разглядывать его, пытаясь определить, что это такое.

        Он резко поднялся,  подобрал  палку,  валявшуюся  поблизости,  и
ткнул ею в отверстие.  С боков его вниз слоями посыпалась пыль. Мухи ок-
ружили его,  жадные до того, что он мог обнаружить. Но там ничего не бы-
ло, только грязь и комки мусора. Он отбросил палку в сторону, вытер руку
о штанину брюк и снова взглянул на предмет, который держал в руке.

        Он знал,  что это,  и его сердце бешено заколотилось. Что, к дь-
яволу,  это делало здесь, на мусорной свалке? Если толькоЄ Господи, нет!
Он завернул находку в свой носовой платок,  наклонился и поискал еще. Он
нашел  еще  два  предмета и затем отступил от отверстия и быстро пошел к
грузовику.



        На Мак-Клейн-террас Эван встал из-за своей пишущей машинки и по-
тянулся. Он закончил около трети нового рассказа, над которым сейчас ра-
ботал, и ему требовался перерыв. Рядом с пишущей машинкой стояла чашка с
остывшим черным кофе и лежала пара заточенных карандашей; он взял чашку,
пошел наверх в кухню,  вылил ее в раковину и поставил чайник  на  плиту.
Ожидая, когда вода закипит, он размышлял о будущей работе: скоро, как он
знал, ему надо будет собраться с силами, чтобы написать роман. Это будет
роман о войне,  об испещренных шрамами и искалеченных ветеранах, которые
вернулись домой и обнаружили, что они всего лишь одно поле битвы поменя-
ли было на другое.  Но здесь воевать было сложнее,  поскольку невозможно
отличить друга от врага,  а  потом  предпринимать  что-либо  становилось
слишком поздно.  Здесь враг имел многие обличья:  врач из службы ветера-
нов,  объясняющий,  что со временем шрамы заживут и исчезнут; психиатр с
неидущим к его лицу хохолком,  который говорил, что никого нельзя винить
в происшедшем - ни себя самого,  ни тех, которые посылали сражаться, ни-
кого;  улыбающаяся  дама  из службы занятости,  которая говорит:  "Очень
жаль,  но на сегодня у нас для вас ничего нет". Еще были люди вроде Хар-
лина,  нападающие  на вас и высасывающие вашу кровь,  словно пиявки свой
питательный раствор.

        Все это должно будет однажды в творческом порыве выйти наружу.

        Но не сейчас. Нет, сейчас следует ограничиться слабыми криками в
темноте и надеяться на то,  что кто-нибудь услышит их и поймет.  Сначала
надо попытаться проконтролировать свою внутреннюю битву: со своими стра-
хами и часто беспричинным гневом,  с этими предрассудками,  которые, как
он теперь понимал, сделали так много, чтобы разбить его жизнь.

        Чайник начал свистеть.  Он снял его с конфорки,  затем  случайно
глянул в окно.

        В окне фасада дома Демарджонов он разглядел фигуру Гарриса,  ко-
торый сидел в своем инвалидном кресле на колесиках и выглядывал на улицу
через занавески.  Его глаза казались двумя черными дырами на бледном ли-
це. Но занавески тут же упали на место, и фигура исчезла.

        Он мог вообразить, что рассказала миссис Демарджон своему мужу о
той ночи,  когда Эваном овладели страхи и подозрения!  - "Этот Эван Рейд
сходит с ума. Взял игрушку, которую я купила для его маленькой, и сделал
что-тоЄ  ужасное из этого,  когда я только хотела порадовать девочку.  Я
думаю,  что мы не будем больше общаться с  этими  людьми;  этот  человек
слишком неустойчив".

        Эван выключил горелку на плите.  Неустойчивый? Да, наверное, так
и есть.  И сейчас, невольно, он еще раз задел Кэй, оторвав ее от общения
с другими людьми.  Миссис Демарджон, вероятно, больше никогда не загово-
рит с ней. Господи! Он покачал головой, удивляясь собственной глупости.

        Нет. Я должен все исправить.  Я могу пойти  туда  и  извиниться.
Прямо сейчас.

        Мгновение поколебавшись,  он направился к двери, а затем, по до-
рожке, к дому Демарджонов. Машины около дома не было, но, по крайней ме-
ре,  у него есть шанс переговорить с Гаррисом, попытаться объяснить, что
иногда он теряет контроль над собой, позволяет своим страхам и предубеж-
дениям  разрывать его на части.  Но он скажет ему:  "Ваша жена не должна
бранить за это Кэй. Ей нужны друзья, она хочет стать частью деревни".

        Он поднялся на крыльцо Демарджонов и позвонил в  дверь.  Немного
подождал.  Внутри дома царила тишина,  и он начал думать,  что Гаррис не
откроет ему.  Он еще раз позвонил,  затем расслышал тихое  поскрипывание
медленно приближающегося кресла.

        Дверь открылась, удерживаемая цепочкой. Глаза Гарриса Демарджона
слегка расширились.

        - Мистер Рейд,- сказал он.- Чем могу быть вам полезен?

        - Э-э,  яЄ надеялся, что могу зайти и несколько минут поговорить
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 30 31 32 33 34 35 36  37 38 39 40 41 42 43 ... 59
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама