Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#3| Groundhog Day
Aliens Vs Predator |#2| And again the factory
Aliens Vs Predator |#1| To freedom!
Aliens Vs Predator |#10| Human company final

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Зарубежная фантастика - Станислав Лем Весь текст 642.34 Kb

Осмотр на месте

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 37 38 39 40 41 42 43  44 45 46 47 48 49 50 ... 55
друга. Я замахнулся - в меру, потому что не хотел свалить его с ног,  -  и
застыл с отведенной в сторону рукой. Что-то меня держало.  Это  был  рукав
пиджака. Он стал жестким, словно жестяная труба. Я попытался согнуть  руку
хотя бы в локте и с величайшим трудом наполовину сумел это сделать.
     - Видите? - сказал Тахалат. - А  теперь  попрошу  вас  отказаться  от
своего намерения...
     - Отказаться?
     - Да.
     - Ну хорошо. Я не ударю вас по...
     - Нет, нет. Не в том дело, чтобы вы это сказали.  Вы  должны  внушить
себе это, дать торжественное внутреннее обещание.
     Я сделал примерно так, как он говорил. Рукав размягчился,  но  не  до
конца. Я все еще ощущал его неестественную жесткость.
     - Это потому, что вы не вполне отказались от этой мысли...
     Мы по-прежнему стояли лицом к лицу, и минуту  спустя  рукав  уже  был
совершенно мягким.
     - Как это делается? - спросил я. На мне  был  пиджак,  привезенный  с
Земли, - шевиотовый, пепельного цвета, в мелкую серо-голубую  крапинку.  Я
внимательно осмотрел рукав и  заметил,  что  ворсинки  ткани  лишь  теперь
укладывались,   словно   шерсть   сперва   насторожившегося,    а    потом
успокоившегося животного.
     -  Недобрые  намерения  вызывают  изменения  в  организме.  Адреналин
поступает в кровь, мышцы слегка напрягаются, изменяется соотношение  ионов
и тем самым - электрический заряд кожи, - объяснил директор.
     - Но ведь это моя земная одежда...
     - Потому-то она и не защищала вас с самого начала, а лишь часа  через
три. Правда, недостаточно успешно - хотя  шустры  и  пропитали  ткань,  вы
остались для них существом неизвестным, и по-настоящему они  отреагировали
лишь тогда, когда вы начали задыхаться - помните? - в том подвале...
     - Так это они разорвали ошейник? - удивился я. - Но как?
     - Ошейник распался сам,  шустры  только  дали  приказ.  Мне  придется
объяснить вам подробнее, ведь это не так уж просто...
     - А что было бы, - прервал я его, - сними я пиджак?
     ...И сразу вспомнил, как там, в подвале, похитители отчаянно пытались
раздеться.
     - Ради Бога, пожалуйста... - ответил директор.
     Я  повесил  пиджак  на  спинку  стула  и  осмотрел  рубашку.   Что-то
происходило с поплином в розовую клетку - его  микроскопические  волоконца
встопорщились.
     - Ага... рубашка уже активизируется, - понимающе сказал я. - А если я
и ее сниму?..
     - От всего сердца приглашаю вас снять  рубашку...  -  с  готовностью,
прямо-таки с энтузиазмом ответил он, словно я угадывал желание, которое он
не смел высказать. - Не стесняйтесь, прошу вас...
     Как-то странно было раздеваться в этом  изысканном  зале,  в  светлой
нише возле окна, под пальмой. Это, наверное, выглядело бы не так необычно,
если бы я обнажался в более экзотичном окружении; тем не менее я аккуратно
развязал галстук, уже голый по пояс подтянул брюки и спросил:
     - Теперь можно, господин директор?
     Он как-то даже чересчур охотно вытянул лицо в мою сторону,  а  я,  ни
слова более не произнося, развернулся на слегка расставленных ногах, и они
разъехались так внезапно, словно пол был изо льда, да  еще  полит  маслом;
как подкошенный, я рухнул прямо к ногам люзанца. Он  заботливо  помог  мне
подняться, а я, распрямляясь, будто бы нечаянно двинул ему локтем в  живот
и тут же вскрикнул от боли - локоть ткнулся словно в бетон.  Панцирь,  что
ли, был у него под одеждой? Нет - между отворотами  пиджака  я  видел  его
тонкую белую рубашку. Значит, дело было в рубашке. Сделав вид, будто  я  и
не думал ударять его под ложечку, я сел и  принялся  разглядывать  подошвы
туфель. Они вовсе не были скользкими. Самые что ни  на  есть  обыкновенные
кожаные подметки и рельефные резиновые каблуки - я  предпочитаю  такие,  с
ними походка пружинистее. Я  вспомнил  о  поголовном  падении  художников,
когда они всей оравой пошли на меня, стоящего под крылышком  ангела.  Вот,
значит,  почему!  Я  поднял  голову  и  посмотрел  в   неподвижные   глаза
собеседника. Тот добродушно улыбался.
     - Шустры в подошвах? - отозвался я первым.
     - Верно. В подошвах, в костюме, в рубашке - словом, везде... Надеюсь,
вы ничего не ушибли?..
     Скрытый смысл этих слов был не менее вежлив:  "Не  замахнись  ты  так
сильно, не свалился бы с ног".
     - Пустяки, не о чем говорить. А если раздеться догола?..
     - Ну что ж, тогда бывает по-разному... не  могу  сказать  точно,  что
произошло бы, - я ведь и  сам  не  знаю.  Если  б  можно  было  знать,  не
исключено, что удалось бы обойти уморы, то есть усилители морали...  прошу
обратить внимание, что фильтром агрессии  является  все  окружение,  а  не
только одежда...
     - А если бы здесь, где-нибудь в укромном месте, я бросил камень вам в
голову?
     - Предполагаю, он отклонился бы в  полете  или  рассыпался  в  момент
удара...
     - Как же он может рассыпаться?
     - За исключением немногих мест - например, резерватов,  -  нигде  уже
нет необлагороженного вещества...
     - То есть как - и плиты тротуаров  тоже?  И  гравий  на  дорожках?  И
стены? Все искусственное?
     - Не искусственное. А ошустренное.  И  только  в  этом  смысле,  если
хотите, искусственное, - говорил он терпеливо, старательно подбирая слова.
- Это было необходимо.
     - Все-все из логических элементов? Но ведь это требовало  невероятных
расходов...
     - Расходы были значительные, безусловно, но все  же  нельзя  сказать,
чтобы невероятные. В конце концов, это наша основная продукция...
     - Шустры?
     - Да.
     - А тучи? А зимой, когда вода замерзает? И можно ли вообще  ошустрить
воду?
     - Можно. Все можно, уверяю вас.
     - И съестные продукты тоже? Этот кофе?..
     - Да и нет. Быть может, я, не желая  того,  ввел  вас  в  заблуждение
относительно технологии. Вы полагаете, что все состоит из  ОДНИХ  шустров.
Только из них. Но это не так. Они просто находятся повсюду,  как,  скажем,
стальная арматура в железобетоне...
     - Ах, вот оно что! Значит, скажем конкретно, - в этом кофе? плавают в
нем? Но я, когда пил, ничего не почувствовал...
     Должно быть, на моем лице появилась гримаса  отвращения,  потому  что
люзанец сочувственно развел руками.
     - В таком количестве кофе могло быть около миллиона шустров,  но  они
меньше  земных  бактерий  и  даже  вирусов  -   чтобы   их   нельзя   было
отфильтровать... Так же обстоит  дело  с  тканью  вашей  одежды,  с  кожей
туфель, со всем.
     -  Значит,  они  непрерывно  проникают  вглубь  организма?  С  какими
последствиями? Неужели они у меня в крови - и в мозгу?
     - Да что вы! - он поднял руку, словно защищаясь.  -  Они  выходят  из
организма, никак не изменяя его. Тело для них неприкосновенная территория,
в соответствии с нашими основными  законами.  Существуют,  правда,  особые
антибактериальные шустры, но их применяю только врачи, в случае занесенной
извне болезни, ведь в  воздушном  пространстве  Люзании  уже  нет  никаких
болезнетворных микроорганизмов... Ну как, продолжим наши эксперименты?..
     Он подошел к столу и выдвинул ящик. Там лежало  несколько  гвоздей  -
больших и поменьше, молоток и плоскогубцы.
     - Не угодно ли вбить гвоздь в столешницу? - он  постучал  пальцем  по
палисандровой крышке стола.
     - Не хотелось бы портить вашу мебель...
     - Да что вы, это пустяк.
     Я взял полукилограммовый молоток и несколько крупных гвоздей. Звякнул
одним гвоздем о другой, а затем несколькими сильными ударами молотка  вбил
четырехдюймовый гвоздь в дерево до половины так, что политура  брызнула  в
стороны блестящими щепочками. Я ударил по гвоздю сбоку - он  зазвенел  как
камертон. Директор протянул мне плоскогубцы, и я с усилием, так как гвоздь
сидел глубоко, вырвал его; он почти не погнулся.
     - И что же, теперь я должен вбить его вам... в  голову?  -  догадливо
спросил я.
     - Да, будьте любезны...
     Чтобы мне было удобнее, он сел, слегка наклонившись,  а  я  не  спеша
снял туфли, носки -  мне  не  улыбалось  еще  раз  очутиться  на  полу,  -
приставил гвоздь к его черепу и обозначил удар молотком, легонько, но так,
что директор вздрогнул. Я застыл в нерешительности; он  поспешил  ободрить
меня:
     - Прошу вас, решительнее... смелее...
     Тогда я трахнул молотком по шершавой шляпке, и гвоздь  исчез.  Просто
исчез - лишь в ладони у меня осталась щепотка пепельной пыли.
     Тахалат встал, выдвинул другой ящик, там  лежали  иголки,  булавки  и
бритвы. Он взял пригоршню этого добра, положил  себе  в  рот  и,  медленно
двигая челюстями, принялся жевать,  пока  наконец  не  проглотил  целиком.
Прямо как на сеансе фокусника.
     - Хотите попробовать?.. - предложил он мне.
     Что ж, я взял бритву, провел по ней кончиком пальца  -  острая!  -  и
положил на язык, соблюдая надлежащую осторожность.
     - Смелее, смелее...
     На языке ощущался металлический привкус, и было трудно отделаться  от
мысли, что я сейчас страшно покалечусь; однако астронавтика порою  требует
жертв. Я надкусил бритву, и  она  рассыпалась  у  меня  во  рту  в  мелкий
порошок.
     - Не угодно ли гвоздь? или иголку? - потчевал он меня.
     - Нет, благодарю вас... пожалуй, хватит...
     - В таком случае побеседуем...
     - Как это делается? - спросил я, снова взяв свою  чашку.  Я  заметил,
что, хотя времени прошло много, кофе такой  же  горячий,  как  при  первом
глотке. - Это все из-за шустров? Но ведь шустры -  всего  лишь  логические
элементы... а это, - я указал на разбросанные по столу  гвозди,  -  должно
быть, настоящая сталь?..
     - Да, одни лишь шустры ничего не  сделали  бы  без  нашей  технологии
твердых тел... Вам,  несомненно,  известно,  как  возникает  телевизионное
изображение?
     -  Разумеется.  Его   рисует   на   экране   луч   развертки,   пучок
сфокусированных электронов...
     - Вот именно. Изображение возникает как впечатление глаза; на снимках
с очень короткой выдержкой будут видны лишь отдельные положения  светового
пятна. Как раз этот принцип положен в основу нашей технологии твердых тел.
Гвоздь или любой другой металлический объект существует лишь как известное
число атомных облачков, которые двигаются внутри формы, задаваемой  особой
программой. Эти атомы образуют что-то  вроде  микроскопических  опилок  и,
мчась по своим траекториям  с  громадной  скоростью,  создают  впечатление
гвоздя. Или другого предмета из стали  и  вообще  какого  угодно  металла.
Впрочем, это не только впечатление, иллюзия, как изображение в телевизоре,
- с таким гвоздем можно делать в точности то же, что и с обычным  гвоздем,
кованым или штампованным, понимаете?
     - Это как же? - ошеломленно спросил я. - Значит, движущиеся опилки...
атомы... а с какой скоростью они движутся?
     - Смотря какой объект надо создать. Вот в этих гвоздях - что-то около
270.000 км/сек. Они не  могут  двигаться  медленнее:  предмет  казался  бы
слишком легким; а при больших скоростях релятивистские эффекты  проявились
бы в чрезмерном возрастании массы, и вам казалось  бы,  что  гвоздь  весит
много больше, чем должен... Имитация естественного положения вещей  должна
быть безупречной! Эти атомные облачка мчатся по точно заданным орбитам - и
тем  самым  "обрисовывают"  форму  нужного  нам  предмета,  как,  -   если
воспользоваться примитивным сравнением, - горящий кончик  сигареты  рисует
круг в темноте...
     - Но ведь это требует постоянного притока энергии!
     - Разумеется! Энергию  доставляет  нуклонное  поле,  расширенное  при
помощи  гравитации.  Его  нельзя  экранировать,  как  нельзя  экранировать
гравитацию. А если бы вы взяли что-нибудь отсюда, - он описал рукой  круг,
- к себе на корабль, все  это  рассыплется  в  прах,  как  только  корабль
покинет наше стабилизирующее поле.
     - Значит, все здесь - и мебель, и ковер, и пальмы?..
     - Все.
     - Стены тоже?
     - В этом здании - да. Но есть еще  сколько-то  старых,  неошустренных
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 37 38 39 40 41 42 43  44 45 46 47 48 49 50 ... 55
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (1)

Реклама