Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
DARK SOULS™ II: Scholar of the First Sin |#6| We are getting closer and closer to the Lost Sinner.
DARK SOULS™ II: Scholar of the First Sin |#5| Flexile Sentry
DARK SOULS™ II: Scholar of the First Sin |#4| The Last Giant & The Pursuer
DARK SOULS™ II: Scholar of the First Sin |#3| Forest of Fallen Giants

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Зарубежная фантастика - Станислав Лем Весь текст 642.34 Kb

Осмотр на месте

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 16 17 18 19 20 21 22  23 24 25 26 27 28 29 ... 55
меня лучезарной улыбкой и сказал, что самое время раскрыть  перед  широкой
общественностью тайники космического секса. Как я понял,  этот  элегантный
проходимец знал о моих штудиях в МИДе. Теперь, когда он разбудил  меня  от
самого глубокого сна, на который я был способен, обычное выдворение его из
квартиры уже не могло считаться достаточной компенсацией. Я решил устроить
ему порядочную, тщательно продуманную трепку и лишь  потом  попросить  его
убраться на свой склад гениталий.
     - Я дам интервью, - сказал я, - при условии, что все  мною  сказанное
вы опубликуете без малейших поправок. А поскольку  я  уже  приобрел  здесь
некоторый опыт, ваше устное  обещание  меня  не  удовлетворит:  мне  нужны
гарантии посущественнее...
     Он проглотил крючок, и начались долгие переговоры. Чем более солидных
требовал я гарантий, тем больше он утверждался во мнении, что в  запасе  у
меня есть пакости, о которых он  даже  никогда  не  слышал.  В  ход  пошел
телефон. Он связался со своей редакцией, а потом я - со  своим  адвокатом,
чтобы удостовериться, что заявление, которое  оставит  у  меня  журналист,
будет достаточным юридическим основанием для предъявления иска на сумму  в
восемьдесят тысяч долларов в случае  ненапечатания  или  искажения  текста
моего выступления. Я нарочно заломил столько, чтобы  у  этой  редакционной
своры все слюни во рту стеклись, и я настоял на своем. Я  спрятал  в  ящик
стола  требуемое  заявление,  текст  которого  продиктовал   мне   адвокат
Финкельштейн, чтобы нельзя было поколебать его ни в одном пункте,  и,  все
более обозленный - ведь о том, чтобы поспать оставшуюся часть  вечера,  не
приходилось и думать, - налил  журналисту  на  редкость  паршивый  коньяк,
оставленный в баре предыдущим жильцом; а сам, попивая чай (будто бы  ввиду
состояния своих почек), приступил к делу при включенном магнитофоне.
     - Я выступаю не от собственного имени, - заявил я, -  но  в  качестве
представителя  галактических  цивилизаций.  Секс   в   земном   стиле   им
неизвестен. В этом отношении мы  в  Галактике  являем  собой  нечто  вроде
урода, у которого  лицо,  так  сказать,  приросло  к  седалищу,  только  в
глобальном масштабе. Размножение с  самого  начала  должно  протекать  под
контролем зрения, и так это повсюду и обстоит. Но в одном случае  из  двух
триллионов  эволюция  путает  направление  входов  и  выходов   тела.   По
единогласному заключению  звездных  экспертов,  как  раз  такое  фатальное
невезение выпало нам на долю. Прокреация  разместилась  в  отхожих  местах
организма. Земные виды были поставлены перед выбором:  либо  полюбить  эти
места, либо вымереть; и  в  самом  деле,  все  организмы,  которые  смерть
предпочли паскудству, погибли. Осталось лишь то, что  проявило  готовность
возлюбить  канализационные  тракты.  Это  наша  трагедия,  в  которой   мы
неповинны, уродство  астрономического  масштаба.  Как  известно,  в  целом
процесс производства потомства не  слишком  приятен.  Не  слишком  приятно
состояние  беременности,  трудно  назвать   особым   удовольствием   роды.
Детородный процесс занимает девять месяцев - от пуска в ход  до  появления
ante portas [у ворот (лат.)] готового образца, - то есть 389.000 минут. Из
них  удовольствие  доставляют  первые  пять-восемь,  пусть  даже   десять.
Остальные 388.990 минут удовольствием не назовешь,  совсем  напротив,  это
сплошные заботы, а в  конце  -  страдания.  По  утверждению  галактических
экономистов, это самый плохой бизнес, какой только можно себе представить.
Как если бы за минутное удовольствие от съеденной шоколадки  вам  пришлось
бы целый месяц мучиться животом. Поскольку сделка, которую предлагает  нам
тело, была навязана ему помимо воли, в ней нет злого умысла или обмана,  а
значит, и чьей-либо вины. Но все изменилось с тех пор, как за дело  взялся
крупный  капитал,  чтобы  извлекать  прибыль  путем  поддержания   людских
инстинктов в состоянии распаленной  готовности.  Предосудительно  дразнить
жаждущих,  показывая  им  батареи  бутылок  с  содовой  водой  и   лучшими
лимонадами, если тем самым у них выманивают последний грош, не  утоляя  их
жажду.  Подло  манить  голодных  снимками  жареных  цыплят  с  салатом   и
разукрашенных кремом тортов. Но это ничто по сравнению с махинациями  тех,
кто  извлекает  прибыль,  рекламируя   всевозможные,   более   или   менее
неаппетитные щели людского тела в качестве врат  рая.  Прослышав  о  такой
эксплуатации человека человеком, Галактика решила положить  ей  конец.  На
выручку к нам вскорости поспешат  экспедиции  спасателей.  Соответствующую
документацию уже давно собирают на летающих тарелках: для того-то их к нам
и послали. Вышеупомянутых эксплуататоров  заставят  пожизненно  заниматься
всем  тем,  что  они  предлагали  несчастной  публике,  с   принудительным
использованием всего  арсенала  изготовленных  ими  орудий  похоти.  Совет
напрасно искал смягчающие обстоятельства. Верно, что кое-какие изобретения
заставила  человека  сделать  нужда,  и  отсюда  пошли   паровые   машины,
строгальные станки, пилы, а также выдвижные ящики и бутылочные пробки.  Но
редакции журналов наподобие вашего не могут в свое оправдание  указать  на
какие-либо изобретения подобного рода. Ваши публикации вопиют об  отмщении
к небу. Поэтому небо  явится  и  сделает,  что  сочтет  нужным.  Это  все.
Прощайте.
     Журналист пытался что-то сказать, обернуть мои слова в  шутку,  но  я
помог ему выйти. Я был так зол,  что  не  смог  сомкнуть  глаз  до  самого
вечера, с тоскою думая о несчастных пернатых Энции, которые гоняются  друг
за другом и опыляют друг друга как мотыльки. В девятом часу я  как  всегда
взял сумку с провиантом  и  отправился  продолжать  свои  занятия,  весьма
недовольный вчерашним интервью, но напрасно  я  с  ненавистью  разглядывал
сверкающие пуговицы на пиджаке того проходимца  и  прожигал  взглядом  его
безупречно завязанный галстук. С каким наслаждением я проволок бы  его  по
полу за этот галстук! Я слышал, что, подобно тому как торговцы наркотиками
никогда не употребляют их сами, так и  господа  из  такого  рода  редакций
читают исключительно книжки о приключениях пчелки Майи. Я думал  об  этом,
пока впереди в сгущающихся сумерках не показались большие  кованые  ворота
министерства.  Вместе  с  земной  пылью  я  стряхнул  с  себя  слишком  уж
заземленные мысли, ведь мне предстояло вознестись на самые вершины  деяний
инопланетного духа.
     Чтение теологий,  теодицей  и  философий  требовало  полной  мощности
мозга. Поэтому я открыл окно, сделал тридцать глубоких приседаний, включил
кофеварку, принял, профилактики ради, аспирин и протянул  руку  к  первому
тому из уже приготовленной стопки, причем  из  моей  груди  -  видит  Бог,
невольно, - вырвался тихий стон. Маленькие чудачества больших мыслителей -
факт широко  известный.  Правда,  учебники  по  истории  философии  обычно
помалкивают об этих сомнительных и непохвальных историях. Один  сбросил  с
лестницы пожилую даму, да так, что она поломала обе  ноги,  другой  сделал
ребенка и отказался от него, но все это были чисто индивидуальные  выходки
и эксцессы. Забраться в бочку, сочинять доносы на коллег -  это,  конечно,
пакости, но пакости в общем-то мелкие. На Энции  было  иначе,  особенно  в
позднее средневековье, когда философия процветала. Возникшие  в  то  время
школы (ниже я  скажу  о  них  подробнее)  полемизировали  между  собой  не
известным где-либо еще  образом.  Каждому  знакомы  выражения  типа:  "Это
правда, чтоб меня кондрашка хватила",  или:  "чтоб  я  помер",  "чтоб  мне
провалиться на этом месте, если я вру", и т.п.  Фирксирская  и  тиртрацкая
школы включили эти угрозы в арсенал  эвристической  аргументации.  Дело  в
том,    что    основополагающие    утверждения    философии    подтвердить
экспериментально нельзя. Нельзя доказать, что мир перестает  существовать,
если нет  никого:  ведь  чтобы  доказать,  что  его  нет,  нужно  пойти  и
посмотреть, а в таком случае он, разумеется, есть как ни в чем ни  бывало.
Однако  же  ученики  Фирксатика  применяли  эмпирическое   доказательство,
получившее  название  ультимативного.  Если  оппонент  стоял  на  своем  и
отвергал все доводы,  они  угрожали  самоубийством.  Ведь  то,  кто  готов
умереть за свои убеждения, и притом на месте, наверное, достаточно  в  них
уверен! Тот же, кто хотел  усилить  свои  доказательства,  велел  вырезать
ремни из собственной кожи или что-нибудь в этом роде. Эта манера  вошла  в
моду, и во второй половине XVII века дискуссии не на жизнь,  а  на  смерть
приняли повальный характер. При этом каждый страшно спешил, опасаясь,  что
оппонент успеет покончить с собой первым, и решающий аргумент не дойдет до
его сознания. Согласно современному философу по имени  Тюрр  Мехехет,  это
безумие имело две стороны. С одной стороны, философией занимались лишь те,
кто относился к ней смертельно серьезно, и это было хорошо. Плохо же было,
разумеется, то, что довод самоубийства не имеет  содержательной  ценности,
будучи разновидностью шантажа, а  не  рационального  убеждения.  Некоторые
школы, например палетинская, сильно поредели в результате таких дискуссий,
а остальных приводили в бешенство солипсисты. Их никакой аргумент не брал,
ведь  если  мир  -  всего  лишь  иллюзия  мышления,  никто  не   совершает
самоубийства взаправду, а это только так кажется, так что и переживать  не
из-за чего.
     Эта мрачная аберрация  продолжалась  несколько  десятков  лет  и,  на
первый  взгляд,  была  всего  лишь  коллективным  психозом;   однако   она
показывает, сколь истово энциане  уже  тогда  предавались  размышлениям  о
природе  вещей.  То,  что  у  нас  самоубийственных  философов  не   было,
свидетельствует, быть может, о  нашей  большей  трезвости,  но  отнюдь  не
предрешает оценку истинности  философских  систем.  У  нас  самое  большое
влияние на развитие онтологии оказал, пожалуй, Платон.  Умом,  несомненно,
равной мощности, хотя  совершенно  иного  плана,  был  Ксиракс,  создатель
онтомизии - учения, согласно которому Природа в  принципе  неблагосклонна.
Его важнейшая часть занимает так мало места, что я перепишу ее целиком.  В
сороковом году Новой Эры Ксиракс писал:

     "Беспристрастный - значит нейтральный или справедливый.
     Беспристрастный  всему  предоставляет   одинаковые   возможности,   а
справедливый измеряет все одинаковой мерой.
     1. Мир несправедлив, ибо:
     В нем легче уничтожать, чем творить;
     Легче мучить, чем осчастливить;
     Легче погубить, чем спасти;
     Легче убить, чем оживить.
     2. Ксигронай утверждает, что это живущие мучат, губят  и  убивают,  а
следовательно, не мир к ним неблагосклонен,  но  сами  они  неблагосклонны
друг к другу. Но и тот,  кого  никто  не  убьет,  должен  умереть,  убитый
собственным телом, которое есть часть мира, ибо чего же еще? А значит, мир
несправедлив к жизни.
     3. Мир не нейтрален, коль скоро:
     Он пробуждает надежду на устойчивое, неизменное и  вечное  бытие,  не
являясь, однако, ни устойчивым, ни неизменным, ни  вечным;  следовательно,
он вводит в обман. Он позволяет постигать себя, однако при этом  вовлекает
в познание, поистине бездонное; следовательно, он  коварен.  Он  позволяет
овладевать собой, но лишь ненадежным образом. Открывает свои законы, кроме
закона  абсолютной  надежности.   Этот   закон   он   скрывает   от   нас.
Следовательно, он злонамерен.  Итак:  мир  не  нейтрален  по  отношению  к
Разуму.
     4. Нарзарокс учит, что Бог либо существует, и,  в  таком  случае,  он
есть Тайна, либо нет ни Бога, ни Тайны. Мы ответим на это: если Бога  нет,
Тайна остается, ибо: если Бог существует и сотворил мир, то известно,  КТО
сделал его несправедливо пристрастным, таким, в котором мы не  можем  быть
счастливы. Если Бог существует, но не сотворил мир, или же, если ЕГО  нет,
Тайна   остается,   ибо   неизвестно,    откуда    взялась    пристрастная
неблагосклонность мира.
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 16 17 18 19 20 21 22  23 24 25 26 27 28 29 ... 55
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (1)

Реклама