Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
DARK SOULS™ II: Scholar of the First Sin |#6| We are getting closer and closer to the Lost Sinner.
DARK SOULS™ II: Scholar of the First Sin |#5| Flexile Sentry
DARK SOULS™ II: Scholar of the First Sin |#4| The Last Giant & The Pursuer
DARK SOULS™ II: Scholar of the First Sin |#3| Forest of Fallen Giants

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Зарубежная фантастика - Станислав Лем Весь текст 642.34 Kb

Осмотр на месте

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 12 13 14 15 16 17 18  19 20 21 22 23 24 25 ... 55
законных жильцов на верную смерть  под  градом  метеоритов  (ибо  все  это
происходило в эпоху мегров), люзанцы заняли бы  их  место,  расположившись
поудобнее в реквизированном курдле. Но  всегда  находился  герой,  который
пресекал эти гнусные замыслы в зародыше.  Особенно  запала  мне  в  память
история о храбром мальчишке, который в одиночку справился с  целой  бандой
мерзавцев; он бесстрашно забрался в горло курдля и  стал  щекотать  его  в
небо, пока тот, наконец, не обрушил на  затаившихся  чужаков  гастрический
потоп.  Детские  книжки  призывали  детвору  сохранять   бдительность   по
отношению к вагантам-провокантам,  которые  пытаются  отбить  сонного  или
задумавшегося курдля от  стада  или  же  используют  пожарные  лестницы  в
поисках его щекотливых мест, поскольку великан,  подвергаемый  непрерывной
щекотке, проявляет склонность к бурным внутренним потрясениям. Впрочем,  у
люзанских специалистов по школьному образованию я  прочитал,  что  причины
так называемых потрясений вовсе не политические. Изверг - это  не  курдль,
вывернутый  наизнанку  саботажниками,  но  градоход,  обитатели   которого
повально гонят самогон и, по пьяному делу, до тех пор отравляют  животное,
пока оно не дойдет до белой  горячки  и  не  начнет  бросаться  на  прочих
курдлей. Ибо пьянство -  сущее  социальное  бедствие  Курдляндии,  о  чем,
однако же, книжки для школьников  умалчивают.  Впрочем,  в  самих  курдлях
будто бы ходят по рукам листовки, в которых  утверждается,  что  градоходы
грызутся между собой из-за корма, а стрнаки вместе  со  своими  семьями  и
протеже учиняют тайные оргии, отплясывая вовсю внутри несчастных, падающих
с ног престарелых курдлей, и не одного из них  затанцевали  уже  насмерть.
Этот запрещенный официально танец называется курдаш. Источником  подобного
рода сенсаций обычно являются задопоселенцы, и  именно  на  них  ссылаются
люзанские курдлисты из Института Теории Государства, утверждая, что  члаки
- всего лишь паразиты курдлей, и о каком-либо симбиозе первых  со  вторыми
речи  быть  не  может.  От   бродяжничества   праполовинники   перешли   к
перипатетизму, от перипатетизма к препаразитизму,  а  от  него  к  обычным
формам тунеядства. Как ни странно, эти эксперты расходятся  по  вопросу  о
том, живы курдли или мертвы. По мнению некоторых, тут  случилась  история,
подобная той, что описана у барона Мюнхгаузена,  когда  волк  наскочил  на
запряженную в сани лошадь,  вгрызся  в  нее  сзади,  проел  насквозь,  сам
оказался в упряжи и помчался по  дороге  уже  в  качестве  тягловой  силы.
Именно так будто бы поступили члаки с  курдлями.  От  гигантов,  понемногу
выеденных изнутри,  осталось  всего  ничего,  самое  большее  -  скелет  и
огромная  шкура  с  бронированными  позвоночными  дисками,   и   активисты
попеременно приводят в движение этого трухляка, а  проще  сказать  -  этот
труп, о чем, однако, упоминать запрещено, чтобы не огорчать  Председателя.
Председатель твердо верит в превосходное  здоровье  и  юношескую  резвость
градозавров, тем более что сам он живет не в курдле, а совершенно  обычной
резиденции, окруженной прекрасным  парком,  и  о  внутреннем  положении  в
курдлях   узнает   из   правительственной   прессы.   Впрочем,   люзанский
психосоциолог Тюрртирркарр полагает, что идея  нациомобилизма  жива,  хотя
курдли сдохли, ибо вера, как известно, горами движет, а трупами и подавно.
Это,  конечно,  обман,  но  население  принимает  его  на  ура,  и  ничего
удивительного. Ведь они залезли в этих тварей, спасаясь от мегров, в целях
самосохранения, а не по идеологическим  соображениям,  и  сознание  своего
подчиненного положения на планете подспудно их угнетало. Попросту  говоря,
противно им было так жить, особенно если учесть, что паразитизм  никем  на
Энции не одобряется. Кому на Земле придет в голову утверждать,  что  образ
жизни блох  или  солитеров  есть  высшая  форма  социализации?  Но  именно
Председатель,  соединив  в  единое  целое  теорию  идеального   курдля   с
традиционными легендами, а также с искаженными до неузнаваемости эпизодами
истории цивилизации и эволюции, удовлетворил политические амбиции  члаков,
подчеркивая в своих трудах самоотверженный и потому возвышенный  образ  их
житья-бытья, ведущий прямиком к светлому будущему.
     Таково   мнение    сторонников    крайней    концепции,    называемой
мумификационной, или трупохожденческой. Однако нет недостатка  в  авторах,
которые держатся более умеренных взглядов. Они  указывают,  что  время  от
времени  градозавры  валятся  наземь  как   подкошенные,   чего   гипотеза
трупохождения не объясняет. Значит, они все таки живы, хотя,  может  быть,
еле дышат, а впрочем, иногда и рыкают - на так  называемых  ревонстрациях,
или народных рычаниях,  приуроченных  к  государственным  праздникам.  Что
касается их общественного строя, то он феодально-кастовый в  анатомическом
смысле. Положение гражданина определяется  местом,  которое  выделено  для
него в курдле. К сожалению, имеются еще и другие точки зрения, но я просто
не в силах изложить их  все;  да  и  все  равно  невозможно  было  оценить
истинность ни одной из них. Я  уже  хотел  распрощаться  с  этим  разделом
библиотеки, как вдруг наткнулся на груду брошюр и газет, сваленных в  углу
между двумя шкафами. Похоже, они были списаны и предназначены к вывозу  на
свалку. Тут я призадумался по-настоящему: все они, хотя и были  люзанского
происхождения, расточали дифирамбы нациомобилизму. Чихая от пыли, я все же
уселся над этой кипой, заглядывая то  в  репортажи,  то  в  стихотворения,
поэмы и драмы, воспевающие очарование жизни в градозаврах,  где  все  друг
дружку знают, где нет  никакого  отчуждения,  разъединения  и  шустринного
наблюдения, где все зовут друг друга по имени и сердце  каждого  бьется  в
унисон с сердцем этого доброго,  изумительного  существа,  которое,  узнав
ближе вкусы своих жильцов, выбирает на пастбищах травы и ягоды,  способные
доставить им особое удовольствие. В этой груду я  отыскал  целые  подшивки
журналов "Чары курдля" и "В курдельной тиши", песенник,  из  которого  мне
запомнилась песня "Эх,  живоглотик,  живоглот",  а  также  либретто  оперы
"Курделио". Однако  попадались  и  брошюры  диаметрально  противоположного
содержания, в которых брюхо курдля уподоблялось геенне, а в одном памфлете
утверждалось даже,  что  миллион  лет  назад  на  Энции  высадились  некие
праастронавты и поселили на загрязьях парочку пирозавров, а  та  наплодила
целые  зловонные  стада,  каковая  диверсия  имела  целью  сбить  Энцию  с
благопристойного пути развития. Это,  к  сожалению,  удалось,  ибо  гадкие
монстры поглотили не только  члаков,  но  и  люзанцев,  во  всяком  случае
духовно,  коль  скоро  теперь  их  головы  забиты  проблемой  курдля,  или
скурдления как спасения.
     Отсюда можно было заключить, что на Энции  нет  других  забот,  кроме
одной-единственной: "Быть или не быть в курдле". Но я решил распрощаться с
ней, и к тому же ненадолго. Меня ожидали нетронутые доселе ряды  шкафов  с
регулярными шеренгами книг, трактующих о более высоких и сложных материях.
Когда я  переступил  порог  первого  зала,  книжное  собрание  люзанистики
бесчисленными рядами своих корешков бросило мне вызов, от которого ноги  у
меня подогнулись. Nec Hercules contra plures [и Геркулес  бессилен  против
множества (врагов) (лат.)], мелькнуло  у  меня  в  голове,  но  я  тут  же
добавил: Sursum corda [возвысимся духом! (лат.)]. С этой мыслью я  ринулся
один  против  Энции  -  против  громоздящихся  друг   на   друга,   словно
геологические слои, духовных отложений чужого мира.


     Никогда относительность красоты не проявляется столь  удручающе,  как
при встрече  двух  планетарных  рас  различного  происхождения.  Профессор
Шимпанзер  в  своей  "Сравнительной  энтропологии"  цитирует   отчет   для
служебного  пользования,  который  представили  своим  властям  энцианские
монстроведы, изучавшие множество земных телепередач. Особенно поразили  их
конкурсы на звание "мисс Вселенная". Воплощением зла люди  считают  земную
гравитацию, причем борьба с нею возлагается на строго  определенные  части
тела. По непонятным причинам женщины обязаны  выказывать  свое  участие  в
этой борьбе постоянно, а  мужчины  лишь  время  от  времени.  По-видимому,
осознание  такой  диспропорции  вызывает  протесты  самок  гомо   сапиенс,
именуемые движением за женскую эмансипацию. Его  участники  демонстративно
отказываются носить  под  одеждой  специальную  упряжь  (хомуты),  которая
противодействует   гравитационному   опаданию   млекопитающих   отростков,
символизирующих жизненную активность.  Борьба  бюстов  с  силой  тяготения
неизменно заканчивается их поражением, о чем людям  должно  быть  известно
заранее, поскольку с возрастом натяжение кожных тканей ослабевает. Тем  не
менее самцы отказывают потерпевшим поражение самкам хотя бы в частице того
обожания,  которым  они  окружали  их,  пока  видимость  независимости  от
гравитации сохранялась. Несправедливость этого кодекса поведения тем более
поразительна,  что,  как  уже  говорилось,  самцы  лишь   иногда   обязаны
демонстрировать подобную суверенность, да и то в течение  очень  недолгого
времени. Откуда взялся этот обычай, установить не удалось.  Скорее  всего,
он имеет религиозное (метафизическое) обоснование,  хотя  тут  все  земные
верования   словно   воды   в   рот   набрали,   что   свидетельствует   о
крипторелигиозном характере борьбы вышеуказанных частей организма с  силой
земного притяжения. Разгадать  эту  загадку  мешает  многофункциональность
органов, отряженных на противогравитационную борьбу, поскольку, вследствие
единственного в  своем  роде,  невиданного  в  целой  Галактике  срастания
выделительных и родительных органов у земных млекопитов, никогда до  конца
не ясно, в каком именно качестве активизируются  данные  органы,  будь  то
частным или публичным образом. Биологические осложнения, доведшие анатомию
человека  до  столь  плачевного  состояния,   безусловно,   находят   свое
искаженное  отражение  в  его  культуре  и  религии.  Во  всяком   случае,
отождествление _з_л_а_ с _з_е_м_л_е_й_  не  подлежит  сомнению;  поддаться
гравитации окончательно - значит  свалиться  в  яму,  именуемую  гробовой,
поэтому умерших зарывают в  землю.  В  этой  области  обязательны  ритуалы
коллективного самообмана: хотя земляне,  вне  всякого  сомнения,  знают  о
разложении  трупов,  этому   противоречат   все   многосложные   действия,
сопутствующие укрытию умершего от чужих взглядов (для этого  употребляются
футляры из одеревенелых материалов, а чтобы труднее было  установить,  что
происходит  с  телами,  преданными  земле,  место  захоронения  прикрывают
массивными конструкциями из камня, гранита и других  магматических  горных
пород).
     Такими видят нас энциане, говорит профессор Шимпанзер, и  тут  ничего
не поделаешь, ведь им приходится судить о нас, как  слепому  о  цвете.  Им
недоступны  какие-либо  понятия,  связанные  с  эротикой,  ее  духовной  и
чувственной  стороной,  поскольку  природа  устроила  их  размножение   на
совершенно отличный  от  земного  манер.  Они  не  имеют  внешних  половых
органов,  не  спариваются,  не  копулируют,  и  даже  понятие   семьи   не
предполагает у них биологического родства, так как оплодотворение женского
яичка совершается путем полимиксии, или, говоря менее ученым  языком,  при
участии по крайней мере двух самцов. Чтобы понять,  как  до  этого  дошло,
следует обратиться к самому началу эволюции жизни на  Энции,  и  профессор
Гораций Гориллес,  к  фундаментальной  монографии  которого  "Вегетативная
прокреация" отсылает профессор Шимпанзер (он постоянно цитирует Гориллеса,
отдавая ему предпочтение перед другими  энциологами),  наглядно  обрисовал
этот необычный для нас способ размножения.
     Три миллиарда лет назад Энция выглядела  в  космическом  пространстве
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 12 13 14 15 16 17 18  19 20 21 22 23 24 25 ... 55
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (1)

Реклама