Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
DARK SOULS™ II: Scholar of the First Sin |#6| We are getting closer and closer to the Lost Sinner.
DARK SOULS™ II: Scholar of the First Sin |#5| Flexile Sentry
DARK SOULS™ II: Scholar of the First Sin |#4| The Last Giant & The Pursuer
DARK SOULS™ II: Scholar of the First Sin |#3| Forest of Fallen Giants

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Зарубежная фантастика - Станислав Лем Весь текст 642.34 Kb

Осмотр на месте

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 8 9 10 11 12 13 14  15 16 17 18 19 20 21 ... 55
крошечным языком пламени, и Институт сгорел исключительно по недосмотру  -
в огне, разожженном  озлобленными  поборниками  пирозаврической  гипотезы.
Гетелент, однако, не объясняет - скорее всего, из лояльности по  отношению
к  коллегам,  -  чего  они  хотели  достичь  этим   поджогом:   уничтожить
отрицательные результаты эксперимента или же прямо  объявить  поджигателем
подопытного  курдля.  Мало  того,  Гетелент   ставит   под   вопрос   само
существование ГРАДОЗАВРОВ, утверждая, что в желудке курдля  можно  утонуть
или скончаться на месте от вони, а в  его  мехах  для  нагнетания  воздуха
никто не выдержал бы и пяти минут; то же, что посещают  люзанские  туристы
во время экскурсий, организуемых курдляндскими туристическими агентствами,
- всего лишь злонамеренно  препарированный  макет,  потемкинская  деревня,
практически лишенная запаха, между тем каждый, кто стоял  в  десяти  шагах
хотя бы от тихонько мычащего курдля, знает, что на  таком  расстоянии  его
дыхание валит с ног и вызывает астматическую одышку. Так  что,  по  мнению
Гетелента, на планете не только никогда не было огнедышащих горынычей,  но
к тому же не было  и  нет  никаких  градозавров.  На  этом,  заявляет  он,
заканчивается его миссия как преданного науке палеонтолога, а относительно
всего остального, то есть о  том,  почему  курдляндцы  так  настаивают  на
существовании  никогда  не  существовавших  существ,  должны   высказаться
вненаучные инстанции  и  органы.  Похоже,  выступление  Гетелента  вызвало
политическую бурю как в Люзании, так и в Курдляндии, - в градозаврах  дело
дошло до непарламентских интерпелляций и желудочных митингов  протеста,  в
люзанском  парламенте  разгорелись  дебаты,  а  затем   последовал   обмен
дипломатическими нотами, исчерпанный заявлением  люзанского  пресс-атташе,
что его правительство не подвергает  сомнению  факт  заселения  курдлей  в
бытовом отношении, а  ученые,  которые  высказываются  об  этом  предмете,
выступают  исключительно  как  частные  лица,  не  уполномоченные   делать
заявления программного  характера  и  формулировать  критерии  объективной
истины, коими должно руководствоваться при  выработке  внешнеполитического
курса.
     Порядочно  замороченный  столь  принципиальной  дискуссией,  я  снова
взялся за "Историю Энции" авторства Квакерли, опасаясь утерять  путеводную
нить и увязнуть в трясине взаимоисключающих  точек  зрения.  Вторую  часть
своей монументальной монографии  Квакерли  посвящает  разумным  обитателям
Энции.  Он  излагает  суть  дела  довольно  ясно,  а  именно:  на  планете
существовал  не  один  вид  Разумных,  а  два  -  двоньцы  и  члаки,   или
половинники. От двоньцев произошли люзанцы, от члаков - курдляндцы.  Те  и
другие восходят к крупным птицам-нелетам и потому  были  весьма  похожи  в
анатомическом отношении, зато совершенно различались в  духовном.  Двоньцы
были  известны  своим  любострастием,  преступными  склонностями  и  общей
умственной недоразвитостью. Зато члаки развивались как по маслу.  Поэтому,
предвидя, благодаря  развитию  у  них  астрономии,  что  через  сотни  лет
естественный спутник Энции развалится, войдя в неустойчивую зону  Роша,  и
планета окажется внутри метеоритного роя, прачлаки  решили  соорудить  для
себя убежища. Однако же на загрязьях (которые  тогда  члаки  еще  населяли
вместе с  тупоумными  двоньцами,  подкармливая  их  время  от  времени  из
врожденного милосердия) построить что-либо было  невозможно;  переселиться
на север, на вулканическое плоскогорье, члаки,  жившие  охотой,  не  могли
тоже, поскольку их промысловый зверь, то есть курдли, могли жить только  в
болотах, питаясь болотными водорослями, и на новом  месте  быстро  вымерли
бы. Поэтому члаки соорудили в  своем  роде  ноевы  ковчеги  -  передвижные
крепости (гуляй-башни) из огромных костей убитых на охоте  курдлей,  мясом
которых они  питались,  и  это  было  для  них  единственной  возможностью
уцелеть. Дело в том, что миллионы лет назад в зоне  Роша  распался  другой
спутник, поменьше, и обрушился на Энцию в  виде  каменных  дождей  еще  до
того, как возникли разумные приматы; именно это повлекло за собой  мутацию
пракурдлей, на спине у которых  выросли  мощные  панцири  из  отвердевшего
кремнезема. Его выделяют так называемые противометеоритные железы, которые
описал другой курдляндский ученый, Кукарикку, археолог  по  специальности,
основываясь  на   наскальных   изображениях   в   пещерах   вулканического
плоскогорья.
     Последние  бронированные  курдли  вымирали,   когда   отряды   члаков
предприняли смелые экспедиции на плоскогорье. Как утверждает  Кукарикку  и
еще  один  археолог,  Квакерлак,  члаки  научились  доить  этих   курдлей;
выдоенная жидкость загустевала и,  если  вылить  ее  в  формы,  получались
прекрасные силикатные кирпичи. (Правда, люзанские специалисты в один голос
называют  это  чистой  фантазией,  подчеркивая,  что   указанные   кирпичи
датируются восьмым тысячелетием древней эры и получены путем обжига, а  не
дойки.)
     Итак, когда начались мегры, то есть метеоритные грады, состоявшие  из
обломков второго  спутника  Энции,  члаки  имели  уже  крепости-самоходки;
крепости эти, кстати  сказать,  вовсе  не  были  живыми  курдлями,  это  -
клеветнический вымысел тупоголовых люзанцев (или двоньцев). Милосердные по
натуре, праполовинники (члаки) позволяли люзанцам  укрываться  под  своими
гуляй-городами, и действительно, под брюшным дном каждого из них  кочевала
ватага бездомных двоньцев.  Здесь  я  должен  пояснить,  что  эта  двойная
терминология (половинники -  двоньцы,  члаки  -  люзанцы)  есть  следствие
существования в самой Курдляндии двух соперничающих археологических  школ,
каждая из которых располагает десятками неопровержимых аргументов в пользу
одной лишь пары терминов; к сожалению,  они  не  могут  прийти  к  единому
мнению.  Сии  побродяги  кормились  объедками,  которые   кидали   им   из
укрепленного   курдля   благородные   члаки.   Живя   подаянием    и,    в
противоположность члацким гарнизонам, беспорядочно шляясь под спасительной
сенью курдля во болотных во лузях, эти двоньцы получили имя лузанцев,  или
люзанцев. Но и курдляндцам жилось несладко: они трудились от зари до зари,
как на галерах, и сотни рук что было мочи налегали на колоссальные  кости,
чтобы привести в движение ноги  своей  крепости.  Этому  каторжному  труду
положил конец лишь Председатель, который лично  выдумал  биоинженерию.  Он
указал  своим  меньшим  братьям,  как  синтезировать,   под   его   чутким
руководством, маленьких курдлят и как их кормить гормонами  роста,  что  и
было выполнено с громадным успехом. Так возникли синтекурдли, а из  них  -
современные    градозавры,    превосходно    оборудованные,     снабженные
канализацией, удобные и опрятные, - словом, ходячие города,  которые  сами
заботятся о своих жителях. Каждый может выходить на прогулку или  по  иной
нужде из родного курдля, а потом возвращается, как к себе  домой.  Правда,
мегры давно прекратились, но что может быть лучше роскошного  башнемобиля,
в  котором  зимой  тепло,  летом  не   жарко,   в   котором   так   хорошо
путешествовать, в знакомом сызмальства окружении, познавая родимый край из
конца в конец? А что касается пропусков и паспортов,  без  которых  нельзя
покинуть курдля, то они понадобились по чисто  административным  причинам,
во  избежание  сутолоки  у  входов  и  выходов.  Паспортизация   оказалась
необходима еще и потому, что гнусные люзанцы,  вместо  того,  чтобы  вечно
благодарить курдляндцев за спасение от мегра, переодевались в члаков и под
видом возвращающихся с  прогулки  законных  жителей  градозавра  проникали
внутрь, дабы сеять раздоры и  разложение,  особенно  в  рядах  политически
незрелой молодежи, которой они нашептывали, что вне курдля  условия  жизни
лучше. Несколько столетий  спустя,  вдоволь  накрав  и  награбив,  люзанцы
покинули загрязья и обосновались на северном плоскогорье,  где  и  создали
после прекращения сейсмической активности собственное государство, которое
во всех отношениях было хуже Курдлевства. Тем временем  грязеан  отступал;
на подмокших  пространствах  окреп  Курдлистан,  а  на  граничащем  с  ним
плоскогорье  -  Люзанская  империя,  впоследствии   ставшая   республикой.
Определение границ произошло около 900 года до новой эры.  Интересно,  что
войны на земной манер, с отчетливыми  фронтами  и  передвижениями  крупных
военных отрядов, продолжались на Энции всего триста лет. От них отказались
в пользу непрестанной, но не столь  явной  борьбы.  Донимали  друг  дружку
набегами, налетами,  провокациями,  диверсиями  и  саботажем,  причем  тон
непременно  задавала  Люзания  (напоминаю,  что  я  цитирую   курдляндских
историков).  В  люзанских  штабах  разработали  новые  методы   борьбы   с
градоходами, например, путем вживления им пятой ноги, которая играла  роль
пятой  колонны.  Коварство  этих  негодяев  доходило  до  того,  что   они
притворялись, будто им ничего не известно об обитателях курдлей.  Поэтому,
когда  люзанские  диверсанты-теломуты  сеяли  хаос  в  курдельных   тушах,
приделывая им пятую ногу или намазывая его хвост чем-нибудь вкусным, чтобы
он надкусил себя; когда они вели подрывную работу,  подбрасывая  пасущимся
курдлям  отраву  в  баллонах,  вызывающую  такую  рвоту,  что  курдль  мог
раскурдлиться, то есть вывернуться наизнанку, - все это преподносилось как
действия, направленные только против животных. Ибо Люзания не принимала  к
сведению  архитектурное,  синтетическое  происхождение  курдлей  и   имела
бесстыдство  утверждать,  что  Председатель  якобы  не   выдумал   никакой
биоинженерии.
     Отношения изменились коренным образом только  в  XXII  веке,  который
примерно  соответствует  нашему  девятнадцатому.  Я  узнал  об   этом   из
трехтомного труда профессора, доктора  наук,  члена  Курдлевской  Академии
Мцицимрксса. Люзания вступила тогда  на  путь  индустриализации,  какового
несчастья  Курдляндия  избежала,  благодаря  учению  Председателя.  Первым
толчком стало изобретение сгорыночной машины, приводимой в движение огнем,
который намоченный и обозленный этим горыныч извергает из  пасти.  Люзанцы
побогаче побогаче стали продавать свои поместья  и  вкладывать  капитал  в
огнеупорных курдлей, способствуя этим развитию курдлеводства. Вскоре  были
выведены породы максимально огнедышащие и вместе  с  тем  огнедойные.  Они
широко  использовались  в  черной  металлургии,  а  также  для  отопления.
Превращение курдлей в капитал повлекло за собой резкое  увеличение  спроса
на высокотемпературные и долговечные особи, но бездымных  курдлей  вывести
не удалось. Поголовье горынычей росло  лавинообразно,  и  через  несколько
десятков лет загрязнение природной среды приняло угрожающие размеры. Тогда
возникла  идея  укрупнения  горынычей  (или,  как  их  нередко   называли,
смогрынычей), потому что несколько мощных экземпляров  дымят  меньше,  чем
целое стадо малышей; а отсюда уже недалеко было до лозунга  национализации
всего поголовья (это называлось  "оптимизацией  путем  концентрации");  но
часть ученых, попробовав высчитать, какой курдль был бы самым экономичным,
пришла к выводу, что любой  натуральный  курдль  никуда  не  годится.  Еще
обсуждалась идея Чистогона, пышущего жаром и  вместе  с  тем  экологически
опрятного, который  работал  бы  по  принципу  замкнутого  цикла,  питаясь
собственными   выделениями,   обогащенными   кое-какими   витаминами.   Но
подопытные курдли подыхали или  впадали  в  бешенство  и,  проломив  стену
ограждения,  убегали  в  Курдляндию,  другие  утрачивали   способность   к
огнедыханию, а некоторые в ходе научных экспериментов начали даже остывать
вплоть  до  отрицательных  температур;   это   пытались   использовать   в
холодильном деле, но без успеха, поскольку  курдли  позамерзали.  Назревал
экономический кризис, акции курдельных акционерных  компаний  стремительно
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 8 9 10 11 12 13 14  15 16 17 18 19 20 21 ... 55
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (1)

Реклама