Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Сказки - Лагин Л. Весь текст 386.81 Kb

Старик Хоттабыч

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4  5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 34
   - Ты хочешь сказать, что оки лицедеи? - снисходительно улыбнулся ста-
рик. - Они пляшут на канате?
   - Они играют в кино! Это известнейшие киноактеры, вот кто они!
   - Так почему же они не играют? Почему они сидят сложа руки? - с осуж-
дением осведомился Хоттабыч. - Это, видно, очень  нерадивые  лицедеи,  и
мне больно, что ты их столь необдуманно хвалишь, о кино моего сердца.
   - Что ты! - рассмеялся Волька. - Киноактеры никогда не играют в кино-
театрах. Киноактеры играют в киностудиях.
   - Значит, мы сейчас будем лицезреть игру не киноактеров, а  каких-ни-
будь других лицедеев?
   - Нет, именно киноактеров. Понимаешь, они играют в киностудиях, а  мы
смотрим их игру в кинотеатрах. По-моему, это понятно любому младенцу.
   - Ты болтаешь, прости меня. что-то несуразное, - с осуждением  сказал
Хоттабыч. - Но я не сержусь на тебя, ибо не усматриваю  в  твоих  словах
преднамеренного. желания подшутить над твоим покорнейшим слугой. Это  на
тебя, видимо, влияет жара, царящая в этом помещении. Увы, я не  вижу  ни
одного окна, которое можно было бы растворить, чтобы освежить воздух.
   Волька понял, что за те несколько минут, которые остались  до  начала
сеанса, ему никак не растолковать старику, в чем сущность работы киноак-
теров, и решил отложить объяснения на потом. Тем более, что он  вспомнил
об обрушившейся на него напасти.
   - Хоттабыч, миленький, ну что тебе стоит, ну постарайся поскорее!
   Старик тяжело вздохнул, вырвал из своей бороды  один  волос,  другой,
третий, затем в сердцах выдернул из нее сразу целый клок и стал с  ожес-
точением рвать их на мелкие части, что-то сосредоточенно приговаривая  и
не спуская глаз с Вольки. Растительность на пышущей здоровьем физиономии
его юного друга не только не исчезла - она даже  не  шелохнулась.  Тогда
Хоттабыч принялся щелкать пальцами в самых различных сочетаниях: то  от-
дельными пальцами, то всей пятерней правой  руки,  то  левой,  то  сразу
пальцами обеих рук, то раз пальцами правой руки и два раза левой, то на-
оборот. Но все было напрасно. И тогда Хоттабыч вдруг принялся с  треском
раздирать свои одежды.
   - Ты что, с ума сошел? - испугался Волька. - Что это ты делаешь?
   - О горе мне! - прошептал в ответ Хоттабыч и стал царапать себе лицо.
- О горе мне!.. Тысячелетия, проведенные в проклятом сосуде,  увы,  дали
себя знать! Отсутствие практики губительно  отразилось  па  моей  специ-
альности... Прости меня, о юный мой спаситель, но я ничего не могу поде-
лать с твоей бородой!.. О горе, горе мне, бедному джинну Гассану  Аодур-
рахману ибн Хоттабу!..
   - Что ты там такое шепчешь? - спросил Волька. - Шепчи  отчетливей.  Я
ничего не могу разобрать.
   И Хоттабыч отвечал ему, тщательно раздирая на себе одежды:
   - О драгоценнейший из отроков, о приятнейшчй из приятных, не  обруши-
вай на меня свой справедливый гнев!.. Я не могу избавить тебя  от  боро-
ды!.. Я позабыл, как это делается!..
   - Имейте совесть, граждане! - зашипели на них соседи. - Успеете наго-
вориться дома. Ведь вы мешаете!.. Неужели обращаться к билетеру?
   - Позор на мою старую голову! - еле слышно заскулил теперь  Хоттабыч.
- Забыть такое простое волшебство! И кто забыл?  Я,  Гассан  Абдуррахман
ибн Хоттаб, могущественный из джиннов, я, тот самый  Гассан  Абдуррахман
ибн Хоттаб, с которым двадцать лет ничего не мог поделать  сам  Сулейман
ибн Дауд, мир с ними обоими!..
   - Не хнычь! - прошептал Волька, не скрывая своего презрения. -  Скажи
по-человечески, надолго ты меня наградил этой бородой?
   - О нет, успокойся, мой добрый повелитель!  -  отвечал  старик.  -  К
счастью, я околдовал тебя малым колдовством. Завтра к этому времени лицо
у тебя снова станет гладким, как у новорожденного... А может  быть,  мне
еще раньше удастся припомнить, как расколдовывается малое колдовство...
   Как раз к этому времени на экране кончились  многочисленные  надписи,
которыми обычно начинается всякая картина, потом на нем появились,  зад-
вигались и заговорили люди. Хоттабыч самодовольно шепнул Вольке:
   - Ну, это я все понимаю. Это очень просто. Все эти люди  пришли  сюда
сквозь стену. Это я тоже умею.
   - Ничего ты не понимаешь! - улыбнулся Волька  невежеству  старика.  -
Кино, если хочешь знать, построено по принципу...
   Из передних и задних рядов зашикали, и Волькины объяснения прервались
на полуслове.
   С минуту Хоттабыч сидел как зачарованный. Потом он  стал  возбужденно
ерзать, то и дело оборачиваясь назад, где в девятом ряду, как помнят на-
ши читатели, сидели два киноактера, и он проделал это несколько раз, по-
ка окончательно не убедился, что они  одновременно  сидят  позади  него,
чинно сложив руки на груди, и несутся верхом  на  быстрых  лошадях  там,
впереди, на единственной освещенной стене этого загадочного помещения.
   Побледневший, с испуганно приподнятыми бровями, старик щепнул Вольке:
   - Посмотри назад, о бесстрашный Волька ибн Алеша!
   - Ну да, - сказал Волька, - это киноактеры. Они играют в этой картине
главные роли и пришли посмотреть, нравится ли нам, зрителям, их игра.
   - Мне не нравится! - быстро сообщил Хоттабыч. Мне не нравится,  когда
люди раздваиваются. Даже я не умею в одно и то же время сидеть сложа ру-
ки на стуле и скакать на стремительной, ветру подобной лошади. Это  даже
Сулейман ибн Дауд - мир с ними обоими! - не умел делать. И  мне  поэтому
страшно.
   - Все в порядке, - покровительственно усмехнулся Волька.  -  Посмотри
на остальных зрителей. Видишь, никто не боится. Потом я тебе объясню,  в
чем дело.
   Вдруг могучий паровозный  гудок  прорезал  тишину.  Хоттабыч  схватил
Вольку за руку.
   - О царственный Волька! - прошептал он, обливаясь холодным потом. - Я
узнаю этот голос. Это голос царя джиннов  Джирджиса!..  Бежим,  пока  не
поздно!
   - Ну что за чушь! Сиди спокойно!.. Ничто нам не угрожает.
   - Слушаю и повинуюсь, - покорно пролепетал Хоттабыч,  продолжая  дро-
жать.
   Но ровно через секунду, когда на экране помчался  прямо  на  зрителей
громко гудящий паровоз, пронзительный крик ужаса раздался  в  зрительном
зале.
   - Бежим!.. Бежим!.. - вопил не своим голосом Хоттабыч, улепетывая  из
зала.
   Уже у самого выхода он вспомнил о Вольке, в несколько прыжков вернул-
ся за ним, схватил за локоть и потащил к дверям:
   - Бежим, о Волька ибн Алеша! Бежим, пока не поздно!..
   - Граждане... - начал билетер, преграждая им дорогу.
   Но сразу вслед за этим он вдруг совершил в  воздухе  красивую,  очень
длинную дугу и очутился на эстраде, перед самым экраном...
   - Чего ты кричал? Чего ты развел эту дикую панику? - сердито  спросил
уже на улице Волька у Хоттабыча.
   И тот ответил:
   - Как же мне было не кричать, когда над тобой нависла страшнейшая  из
возможных опасностей! Прямо на нас несся, изрыгая огонь и смерть,  вели-
кий шайтан Джирджис ибн Реджмус, внук тетки Икриша!
   - Какой там Джирджис! Какая тетка? Самый обычный паровоз!
   - Не собирается ли мой юный повелитель учить старого джина Гассан Аб-
дуррахмана ибн Хоттаба, что такое шайтан? - язвительно осведомился  Хот-
табыч.
   И Волька понял: объяснять ему, что такое кино и что такое паровоз,  -
дело не пяти минут и даже не часа.
   Отдышавшись, Хоттабыч смиренно спросил:
   - Чего бы тебе хотелось сейчас, о драгоценнейший зрачок моего глаза?
   - Будто не знаешь? Избавиться от бороды!
   - Увы, - сокрушенно ответствовал старик, - я еще  бессилен  выполнить
это твое желание. Но нет ли у тебя какого-нибудь желания? Скажи, и я его
в тот же миг исполню.
   - Побриться!.. И как можно скорее!
   Спустя несколько минут они были в парикмахерской.
   Еще минут через десять усталый мастер высунулся из распахнутых дверей
мужского зала и крикнул:
   - Очередь!
   Тогда из укромного уголка подле самой вешалки вышел и торопливо усел-
ся в кресле мальчик с лицом, закутанным в драгоценную шелковую ткань.
   - Прикажете постричь? - спросил  парикмахер,  имея  в  виду  прическу
мальчика.
   - Побрейте меня! - ответил ему  сдавленным  голосом  мальчик  и  снял
шаль, закрывавшую его лицо по самые глаза.
 
 
   VII. БЕСПОКОЙНЫЙ ВЕЧЕР
 
   Хорошо, что Волька не был брюнетом. У Жени Богорада,  например,  щеки
после бритья стали бы отсвечивать синевой. А у Вольки, когда он вышел из
парикмахерской, щеки ничем не отличались от щек всех сверстников.
   Шел уже восьмой час, но еще было совсем светло и очень жарко.
   - Нет ли в вашем благословенном городе лавки, где продают шербет  или
подобные шербету прохладительные напитки, дабы смогли  мы  утолить  нашу
жажду? - спросил Хоттабыч.
   - А ведь верно! - подхватил Волька. - Хорошо бы сейчас  холодненького
лимонаду или крюшону!
   Они зашли в первый попавшийся павильон фруктовых и  минеральных  вод,
сели за столик и подозвали официантку.
   - Пожалуйста, две бутылки лимонной воды, - сказал Волька.
   Официантка кивнула головой и пошла к стойке, но Хоттабыч сердито  ок-
ликнул ее:
   - А ну, подойди-ка поближе, недостойная прислужница! Мне не нравится,
как ты ответила на приказание моего юного друга и повелителя.
   - Хоттабыч, перестань, слышишь! Перестань... - зашептал было Волька.
   Но Хоттабыч ласково закрыл ему рот своей сухой ладошкой:
   - Не мешай хоть мне вступиться за твое достоинство, если сам  ты,  по
свойственной тебе мягкости, не выбранил ее...
   - Ты ничего не понял!.. - не на шутку испугался Волька за официантку.
- Хоттабыч, я же тебе русским языком говорю, что...
   Но тут он вдруг с ужасом почувствовал, что лишился дара речи. Он  хо-
тел броситься между стариком и все еще ничего не подозревавшей девушкой,
но не мог пошевельнуть ни рукой, ни ногой.
   Это Хоттабыч, чтобы Волька ему не мешал в том, что  он  считал  делом
своей чести, легонько прищемил большим и указательным пальцами левой ру-
ки мочку Волькиного правого уха и тем обрек его на молчание и полную не-
подвижность.
   - Как ты ответила на приказание моего юного  друга?  -  повторил  он,
снова обращаясь к официантке.
   - Я вас не понимаю, гражданин, - вежливо отвечала ему девушка. - При-
казания никакого не было. Была просьба, и  я  пошла  ее  выполнять.  Это
во-первых. А вовторых, у нас не принято "тыкать". У  нас  принято  обра-
щаться к незнакомым людям на "вы". И меня удивляет, что  вам  это  неиз-
вестно, хотя это известно любому культурному советскому человеку.
   - Ты что ж, учить меня хочешь? - вскричал Хоттабыч. - На колени!  Или
я превращу тебя в пыль!..
   - Стыдитесь, гражданин! - вмешалась  кассирша,  наблюдавшая  за  этой
возмутительной сценой, благо посетителей, кроме Вольки с  Хоттабычем,  в
павильоне не было. - Разве можно так хулиганить, тем более в ваши годы!
   - На колени! - прорычал вне себя Хоттабыч. - И ты на колени! - указал
он перстом на кассиршу. - И ты! - крикнул он второй официантке,  спешив-
шей на помощь своей подруге. - Все три немедленно на колени и молите мо-
его юного друга, чтобы он вас помиловал!
   С этими словами он вдруг стал расти в размерах, пока не достиг  голо-
вою потолка. Это было страшное и удивительное зрелище. Кассирша и вторая
официантка упали в обморок от ужаса, но первая официантка, хоть  в  поб-
леднела, спокойно сказала Хоттабычу:
   - Стыдитеся, гражданин! Ведите себя, как  полагается  в  общественном
месте... И если вы порядочный гипнотизер...
   Она думала, что старик проделывал над ними опыты гипноза.
   - На колени! - снова проревел Хоттабыч. - Я кому говорю, -  на  коле-
ни?!
   За три тысячи семьсот тридцать два года его жизни это был первый слу-
чай, когда обыкновенные смертные осмеливались ослушаться его приказаний.
Хоттабычу казалось, что это роняет его в глазах Вольки,  а  ему  страшно
хотелось, чтобы Волька уважал его и ценил его дружбу.
   - Падай ниц, о презренная, если тебе дорога жизнь!
   - Об этом не может быть и речи, - отвечала дрожащим  голосом  храбрая
официантка. - Это за границей, в  капиталистических  странах,  работники
общественного питания вынуждены выслушивать всякие грубости от клиентов,
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4  5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 34
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (1)

Реклама