Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
SCP-127: Живое оружие
StarCraft II: Wings of Liberty |#17| Media Blitz
StarCraft II: Wings of Liberty |#16| Supernova
DARK SOULS™: REMASTERED |#14| Gravelord Nito

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Юмор - Михаил Зощенко Весь текст 1695.06 Kb

Избранное в 2-х томах

Следующая страница
 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 145
   Михаил Зощенко
   Избранное в 2-х томах
   изд. Худ. лит., 1978 г.
   OCR Палек, 1998 г.


   МИХАИЛ ЗОЩЕНКО

   Творчество Михаила Зощенко - самобытное явление в  русской  советской
литературе. Писатель по-своему  увидел  некоторые  характерные  процессы
современной ему действительности, вывел под слепящий свет сатиры галерею
персонажей, породивших нарицательное понятие "зощенковский герой". Нахо-
дясь у истоков советской сатирико-юмористической прозы, он выступил соз-
дателем оригинальной комической новеллы, продолжившей в новых историчес-
ких условиях традиции Гоголя, Лескова, раннего Чехова. Наконец,  Зощенко
создал свой, совершенно неповторимый художественный стиль.
   Около четырех десятилетий посвятил Зощенко отечественной  литературе.
Писатель прошел сложный и трудный путь исканий. В его  творчестве  можно
выделить три основных этапа.
   Первый приходится на 20-е годы - период  расцвета  таланта  писателя,
оттачивавшего перо обличителя общественных пороков  в  таких  популярных
сатирических журналах той поры, как "Бегемот", "Бузотер",  "Красный  во-
рон", "Ревизор", "Чудак", "Смехач". В это время происходит становление и
кристаллизация зощенковской новеллы и повести.
   В 30-е годы Зощенко работает преимущественно в области крупных проза-
ических и драматических жанров, ищет  пути  к  "оптимистической  сатире"
("Возвращенная молодость" - 1933, "История одной жизни" - 1934 и  "Голу-
бая книга" - 1935). Искусство Зощенко-новеллиста  также  претерпевает  в
эти годы значительные перемены (цикл детских рассказов и  рассказов  для
детей о Ленине).
   Заключительный период приходится на военные и послевоенные годы.
   Михаил Михайлович Зощенко родился в 1895 году. После окончания гимна-
зии учился на юридическом факультете Петербургского университета. Не за-
вершив учебы, ушел в 1915 году добровольцем в действующую армию,  чтобы,
как вспоминал он впоследствии, "с достоинством умереть за  свою  страну,
за свою родину". После Февральской революции демобилизованный по болезни
командир батальона Зощенко ("Я участвовал во многих боях, был ранен, от-
равлен газами. Испортил сердце...") служил комендантом Главного почтамта
в Петрограде. В тревожные дни наступления Юденича на Петроград Зощенко -
адъютант полка деревенской бедноты.
   Годы двух войн и революций (1914-1921) - период интенсивного духовно-
го роста будущего  писателя,  становления  его  литературно-эстетических
убеждений. Гражданское и нравственное формирование Зощенко как  юмориста
и сатирика, художника значительной общественной темы приходится на поок-
тябрьский период.
   В литературном наследии, которое предстояло освоить и критически  пе-
реработать советской сатире, в 20-е годы выделяются три основные  линии.
Во-первых, фольклорно-сказовая, идущая от раешника,  анекдота,  народной
легенды, сатирической сказки; вовторых, классическая (от Гоголя до Чехо-
ва); и, наконец, сатириконская. В творчестве большинства крупных писате-
лей-сатириков той поры каждая из этих тенденций  может  быть  прослежена
довольно отчетливо. Что касается М. Зощенко, то он, разрабатывая  ориги-
нальную форму собственного рассказа, черпал из всех этих источников, хо-
тя наиболее близкой была для него гоголевско-чеховская традиция.
   На 20-е годы приходится расцвет основных  жанровых  разновидностей  в
творчестве писателя: сатирического рассказа, комической новеллы и  сати-
рико-юмористической повести. Уже в самом начале 20-х годов писатель соз-
дает ряд произведений, получивших высокую оценку М. Горького.
   Опубликованные в 1922 году "Рассказы Назара Ильича господина Синебрю-
хова" привлекли всеобщее внимание. На фоне новеллистики  тех  лет  резко
выделилась фигура  героя-сказчика,  тертого,  бывалого  человека  Назара
Ильича Синебрюхова, прошедшего фронт и немало повидавшего на  свете.  М.
Зощенко ищет и находит своеобразную интонацию, в которой сплавились вое-
дино лирико-ироническое начало и интимно-доверительная нотка,  устраняю-
щая всякую преграду между рассказчиком и слушателем.
   В "Рассказах Синебрюхова" многое говорит о большой культуре  комичес-
кого сказа, которой достиг писатель уже на ранней  стадии  своего  твор-
чества:
   "Был у меня задушевный приятель. Ужасно образованный  человек,  прямо
скажу - одаренный качествами. Ездил он по разным иностранным державам  в
чине камендинера, понимал он даже, может, по-французскому и виски иност-
ранные пил, а был такой же, как и не я, все равно - рядовой гвардеец пе-
хотного полка".
   Порой повествование довольно искусно строится по типу известной неле-
пицы, начинающейся со слов "шел высокий человек низенького роста". Тако-
го рода нескладицы создают определенный комический эффект. Правда,  пока
он не имеет той отчетливой сатирической направленности, какую приобретет
позже. В "Рассказах Синебрюхова" возникают такие надолго остававшиеся  в
памяти читателя специфически зощенковские обороты комической  речи,  как
"будто вдруг атмосферой на меня пахнуло", "оберут как липку и бросят  за
свои любезные, даром что свои родные родственники",  "подпоручик  ничего
себе, но сволочь", "нарушает беспорядки" и  т.п.  Впоследствии  сходного
типа стилистическая игра, но уже с несравненно более  острым  социальным
смыслом, проявится в речах других героев - Семена Семеновича Курочкина и
Гаврилыча, от имени которых велось повествование в ряде  наиболее  попу-
лярных комических новелл Зощенко первой половины 20-х годов.
   Произведения, созданные писателем в 20-е годы, были основаны на конк-
ретных и весьма злободневных фактах, почерпнутых либо из  непосредствен-
ных наблюдений, либо из многочисленных читательских писем.  Тематика  их
пестра и разнообразна: беспорядки на транспорте и в общежитиях,  гримасы
нэпа и гримасы быта, плесень мещанства и обывательщины, спесивое  помпа-
дурство и стелющееся лакейство и многое, многое  другое.  Часто  рассказ
строится в форме непринужденной беседы с читателем, а порою,  когда  не-
достатки приобретали особенно вопиющий характер, в голосе автора звучали
откровенно публицистические ноты.
   В цикле сатирических новелл М. Зощенко зло высмеивал  цинично-расчет-
ливых или сентиментально-задумчивых добытчиков индивидуального  счастья,
интеллигентных подлецов и хамов, показывал в  истинном  свете  пошлых  и
никчемных людей, готовых на пути к устроению личного  благополучия  рас-
топтать все подлинно человеческое ("Матренища", "Гримаса нэпа", "Дама  с
цветами", "Няня", "Брак по расчету").
   В сатирических рассказах Зощенко отсутствуют эффектные приемы  заост-
рения авторской мысли. Они, как правило, лишены и острокомедийной интри-
ги. М. Зощенко выступал здесь обличителем духовной окуровщины, сатириком
нравов. Он избрал объектом анализа мещанина-собственника - накопителя  и
стяжателя, который из прямого политического противника стал  противником
в сфере морали, рассадником пошлости.
   Круг действующих в сатирических произведениях Зощенко  лиц  предельно
сужен, нет образа толпы, массы, зримо или незримо присутствующего в юмо-
ристических новеллах. Темп развития сюжета  замедлен,  персонажи  лишены
того динамизма, который отличает героев других произведений писателя.
   Герои этих рассказов менее грубы и неотесаны,  чем  в  юмористических
новеллах. Автора интересует прежде всего духовный мир, система  мышления
внешне культурного, но тем более отвратительного по  существу  мещанина.
Как ни странно, но в сатирических рассказах  Зощенко  почти  отсутствуют
шаржированные, гротескные ситуации, меньше комического и совсем нет  ве-
селого.
   Однако основную стихию зощенковского творчества 20-х годов составляет
все же юмористическое бытописание. Зощенко пишет о пьянстве, о  жилищных
делах, о неудачниках, обиженных судьбой. Словом, выбирает объект,  кото-
рый сам достаточно полно И точно охарактеризовал в повести "Люди":  "Но,
конечно, автор все-таки предпочтет  совершенно  мелкий  фон,  совершенно
мелкого и ничтожного героя с его пустяковыми страстями и переживаниями".
[1] Движение сюжета в таком рассказе основано на постоянно ставящихся  и
комически разрешаемых противоречиях между "да" и "нет".  Простодушно-на-
ивный рассказчик уверяет всем тоном  своего  повествования,  что  именно
так, как он делает, и следует оценивать изображаемое,  а  читатель  либо
догадывается, либо точно знает, что подобные  оценки-характеристики  не-
верны. Это вечное борение между утверждением сказчика и читательским не-
гативным восприятием описываемых событий сообщает особый динамизм зощен-
ковскому рассказу, наполняет его тонкой и грустной иронией.
   Есть у Зощенко небольшой рассказ "Нищий" - о здоровенном и нагловатом
субъекте, который повадился регулярно ходить к герою-рассказчику,  вымо-
гая у него полтинники. Когда тому надоело все это, он посоветовал предп-
риимчивому добытчику пореже заглядывать с непрошеными визитами.  "Больше
он ко мне не приходил - наверное, обиделся", - меланхолически отметил  в
финале рассказчик. Нелегко Косте Печенкину скрывать двоедушие,  маскиро-
вать трусость и подлость выспренними словами ("Три документа"), и  расс-
каз завершается  иронически  сочувственной  сентенцией:  "Эх,  товарищи,
трудно жить человеку на свете!"
   Вот это грустно-ироническое "наверное, обиделся" и "трудно жить чело-
веку на свете" и составляет нерв большинства комических произведений Зо-
щенко 20-х годов. В таких маленьких шедеврах, как "На живца",  "Аристок-
ратка", "Баня", "Нервные люди", "Научное явление" и других, автор как бы
срезает различные социально-культурные пласты, добираясь до  тех  слоев,
где гнездятся истоки равнодушия, бескультурья, пошлости.
   Герой "Аристократки" увлекся одной особой в  фильдекосовых  чулках  и
шляпке. Пока он "как лицо официальное" наведывался в квартиру,  а  затем
гулял по улице, испытывая неудобство оттого, что  приходилось  принимать
даму под руку и "волочиться, что щука", все было  относительно  благопо-
лучно. Но стоило герою пригласить аристократку в театр, "она и разверну-
ла свою идеологию во всем объеме". Увидев в антракте пирожные,  аристок-
ратка "подходит развратной походкой к блюду и цоп с кремом и жрет". Дама
съела три пирожных и тянется за четвертым.
   "Тут ударила мне кровь в голову.
   - Ложи, - говорю, - взад!"
   После этой кульминации события развертываются лавинообразно, вовлекая
в свою орбиту все большее число действующих лиц. Как правило,  в  первой
половине зощенковской новеллы представлены один-два, много - три  персо-
нажа. И только тогда, когда развитие сюжета проходит высшую точку, когда
возникает потребность и необходимость типизировать описываемое  явление,
сатирически его заострить, появляется более или менее выписанная  группа
людей, порою толпа.
   Так и в "Аристократке". Чем ближе к финалу, тем большее число лиц вы-
водит автор на сцену. Сперва возникает фигура буфетчика, который на  все
уверения героя, жарко доказывающего, что съедено только три штуки,  пос-
кольку четвертое пирожное находится на блюде, "держится индифферентно".
   - Нету, - отвечает, - хотя оно и в блюде находится, но надкус  на  ем
сделан и пальцем смято".
   Тут и любители-эксперты, одни из которых "говорят  -  надкус  сделан,
другие - нету". И наконец, привлеченная скандалом толпа, которая смеется
при виде незадачливого театрала, судорожно выворачивающего на ее  глазах
карманы со всевозможным барахлом.
   В финале опять остаются только два действующих лица, окончательно вы-
ясняющих свои отношения. Диалогом между оскорбленной дамой и недовольным
ее поведением героем завершается рассказ.
   "А у дома она мне и говорит своим буржуйским тоном:
   - Довольно свинство с вашей стороны. Которые без денег - не  ездют  с
дамами.
   А я говорю:
   - Не в деньгах, гражданка, счастье. Извините за выражение".
   Как видим, обе стороны обижены. Причем и та, и другая  сторона  верит
только в свою правду, будучи твердо убеждена, что не права  именно  про-
тивная сторона. Герой зощенковского рассказа неизменно почитает себя не-
Следующая страница
 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 145
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (1)

Реклама