Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Фэнтези - Дяченко М и С Весь текст 702.68 Kb

Ведьмин век

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6 7  8 9 10 11 12 13 14 ... 60
тщательно скрывать свои мысли, а между тем из-под слоея вежливого вни-
мания на его лице явственно проступали растерянность и возмущение: Ве-
ликий  Инквизитор лениво расслаблен.  Великий Инквизитор бездействует,
закинув ноги на табуретку,  пьет кофе и приканчивает пачку сигарет,  в
то время как эпидемия разрастается, а паника грозит захлестнуть и сто-
лицу тоже...
     Вполголоса проблеял телефон. Звонил начальник внутренней стражи.
     - Да погибнет скверна...
     - Да,  -  Клавдий  щелкнул зажигалкой,  щурясь на синевато-желтый
огонек.
     - Их привезли,  патрон...  Четверых.  Прочую шелуху отсеяли еще в
окружном управлении...
     - В камеру для допросов.
     - В каком порядке?
     - Все  равно.  По  алфавиту,  - Клавдий бросил трубку и поднялся.
Встретившись с ним взглядом,  посыльный  невольно  сделал  шаг  назад;
Клавдий кивнул ему, отпуская.
     В приемной маялся куратор округа Рянка.  Не желая отравлять сига-
ретным дымом некурящего рянкского коллегу,  Клавдий вышел через потай-
ную дверь; куратор маялся с утра, ожидая вызова. Клавдий еще не решил,
зачем он мучит этого достойного, в общем-то, человека; он примет реше-
ние после. И постарается забыть, что пять лет назад этот самый куратор
готов был костьми лечь, но не допустить Клавдия Старжа до его тепереш-
него поста.  Или, наоборот, постарается вспомнить...
     Камера для допросов традиционно помещается в подвале, куда от его
кабинета пять минут спокойной ходьбы. Вот и прекрасно; значит, Великий
Инквизитор благополучно успеет докурить.

                                         (ДЮНКА. ОКТЯБРЬ-ДЕКАБРЬ)

     На следующий курс лицеиста Старжа перевели условно,  и уже осенью
он сдал два недостающих экзамена "в рабочем порядке".  Его соседом  по
комнате был теперь Юлек Митец,  благодушный увалень, любимец девчонок,
рыцарь с мандолиной; в комнате чуть не каждый день было тесно и шумно,
и Клав теснился и шумел,  как все. Он все теперь делал как все, потому
что слишком запали в душу те слова  Дюнкиной  сестры:  "Имей  совесть,
Клав... будто ты один любил Докию..."
     На кладбище удобно было ездить автостопом.  Водители тяжелых  са-
мосвалов  вскоре стали узнавать его и останавливались,  даже не ожидая
просьбы.
     О его ночных поездках знал только Юлек.  "Клав,  ну ты... сегодня
дождь такой, может, ты бы уже завтра съездил, а?.. Ладно, молчу-молчу,
ну, я тогда сегодня Линку к себе приведу, ты же не будешь против?"
     Линка - маленькая щуплая девчонка по прозвищу Блоха - была  весе-
лой курвочкой,  искренне и ласково любившей всех без разбора.  В конце
осени Клав стиснул зубы и тоже переспал с ней;  трезвый рассудок подс-
казывал,  что именно это - первый шаг к исполнению клятвы. Он сделался
мужчиной и избавил себя от  сладостно-мучительных  подростковых  снов;
сны могли считаться изменой Дюнке, а пятиминутная возня с веселой Бло-
хой - нет.  И сама Линка была лишь средством, приспособлением для уто-
ления  физической надобности;  проведя подобную аналогию,  Клав ощутил
себя циником до мозга костей.  Вероятно, теперь в его жизни будет пол-
ным-полно женщин.
     Он жил,  учился, улыбался, изредка играл в волейбол - размеренно,
как автомат.  Сухая  нормированная  оболочка прикрывала от посторонних
взглядов его истинную жизнь - ту, где, кроме Дюнки, не было никого.
     Он ездил на кладбище по ночам, раз в два-три дня, а бывало, и ча-
ще. Садился на низкую скамейку у ограды,  ставил  рядом  автомобильный
фонарь с аккумулятором,  купленный по случаю в магазине повторной про-
дажи - и погружался в полузабытье,  в сон наяву,  и там,  в этом  сне,
Дюнка была жива. Была рядом.

     ...Светлый мир,  по яркости схожий с галлюцинацией.  Запах  хвои.
Громады гор - будто замершие, покрытые синим мехом зверюги; давняя по-
ездка на родину деда, желтый микроавтобус, ползущий среди серого утра,
котловина,  в которой струями перетекает туман,  магазинчик, в котором
он купил Дюнке деревянную брошь, ее детский страх перед какими-то зме-
ями...
     Новое лицо неизвестной ему земли.  Срезы гор, слоистые, впитавшие
время, будто колоссальная губка. Дюнкин неудержимый восторг, прямо-та-
ки неостановимый, с кувырканием на траве, с купанием в ледяном водопа-
де; ночная луна,  подобная сверкающей бочке. Незнакомые обоим звезды -
цветные, потрясающе близкие, заставляющие думать о вечном...
     Думать о вечном.  Однажды они взобрались на самую вершину и, пот-
рясенные, долго стояли, не разжимая рук.
     Этот мир  был  самодостаточен.  Этот  мир  лежал в своих сколах и
складках, в густой зеленой шерсти,  в скользящих лентах мелких рек,  в
неподвижном запахе хвои и времени;  они стояли молча, благодарные, как
дети, которых впервые пустили в бальный зал...
     И тогда, переполненный горячим и светлым, которому не было назва-
ния,  он  впервые  коснулся губами ее губ.  Потому что не умел сказать
иначе.
     И горы молчаливо подтвердили его правоту.
     Признали прикосновение сухих губ - частью  великого  мира.  Такой
же, как дятлы и реки, белые спины овец, белые брюшка облаков, серебря-
ные монетки озер на зеленых полях и вросшие в  землю,  потемневшие  от
времени срубы.
     Горы признали его правоту, и Дюнка признала тоже; так они и оста-
лись  в его памяти - величественный мир,  отражающийся в ее удивленных
глазах, счастливое осознание некой невыразимой тайны и вкус ее  неуме-
лых губ...

     Он сидел на низкой скамейке у кладбищенской ограды, сидел, не от-
нимая ладоней от лица.
     Иногда видения не приходили,  тогда он утыкался в земляной холмик
и плакал от отчаяния - навзрыд, но без слез.
     Старый лум встретился ему только однажды.  Неслышно вышел из тем-
ноты, заступил дорогу к могиле:
     - Мальчик, ты по неведению творишь зло. НЕ БЕСПОКОЙ. Не мучь ее и
себя, вспоминай о ней светло, но не нарушай ЭТОТ покой своими бесплод-
ными призывами!..
     - Вы не сумеете меня утешить, - сказал Клав тихо. - Отойдите.
     Старый лум сжал губы:
     - Ты наделен определенными... возможностями. Не знаю, кем ты ста-
нешь, но...  Твое желание имеет слишком большой вес. Не желай неразум-
ного.
     С этими словами он и ушел.

                                  

     С наступлением зимы Юлек Митец, до сих пор покорно терпевший, по-
ка Клав "переболеет" и справится наконец с горем,  не выдержал наконец
и решил взбунтоваться:
     - Да ты ненормальный! Тебя заклинило прям, ну зашкалило, прям как
градусник в кипятке!  Я вот "скорую" к тебе вызову, пусть транквилиза-
тор вколют! Ты что, не можешь днем сходить, в воскресенье, как все лю-
ди?!
     Клав открыл рот и послал приятеля в место,  откуда не возвращают-
ся. Юлек смертельно обиделся и замолчал надолго.
     А через  неделю Клав простудился-таки и заболел,  не сильно,  как
раз на недельку в изоляторе; из царства медицины невозможно было неза-
метно уйти,  и угрюмый санитар Крыл едва не набил строптивому больному
морду. Лишенный главного содержания своей жизни,  Клав с головой залез
под одеяло и в привычном бреду потянулся к Дюнке - с невиданной,  исс-
тупленной силой. "Не покидай меня..."
     В день  его выздоровления в лицее давали традиционный зимний бал;
для Клава это был удобный случай  бесшумно  исчезнуть.  Сославшись  на
слабость и головную боль - а после болезни он был-таки слаб - Клав от-
казался составить компанию Юлеку и его мандолине;  случилось так,  что
под вечер  разыгралась  метель,  да такая,  что даже фанатичному Клаву
хватило ума отказаться от посещения кладбища.
     Лицеисты веселились;  Клав сидел в пустой комнате, у залепленного
снегом окна, и на столе перед ним стоял замысловатый светильник в виде
толстой витой свечи.  Отражение лампы в черном оконном стекле казалось
настоящей, живой свечкой;  над свечой сидел хмурый мальчик,  считающий
себя  взрослым  - его отражение было таким же суровым и таким же угрю-
мым. Колотился в окно злой, раздраженный снег.
     ...Ощущение не  пришло внезапно.  Он поймал себя на том,  что уже
несколько минут напряженно прислушивается,  не то к отдаленным  звукам
веселья,  не то к вою ветра,  не то к себе самому.  Тоненький червячок
тревоги сперва чуть шевельнулся в груди,  потом  болезненно  дернулся,
как на крючке,  обдавая кожу морозом куда более жестким,  чем тот, что
царил за окном.  Клаву показалось, что стеклянный огонек свечки колых-
нулся, будто пламя под порывом сквозняка.
     Он провел руками по лицу.  Посидел несколько секунд,  прячась  от
мира за ненадежной решеткой из сцепленных пальцев. Потом выдвинул ящик
стола, наощупь выловил пузырек с бледными таблетками и сглотнул  сразу
две, не запивая водой.
     Успокоение наступило через несколько минут.  Насильственное успо-
коение -  будто на его колотящееся сердце накинули смирительную рубаш-
ку. Он сонно замигал глазами,  потом зевнул,  глядя в  темное  стекло,
опустил голову на руки...
     Новый толчок беспокойства пробился сквозь сонное оцепенение,  как
нож сквозь вату.  Несколько секунд Клав боролся, потом встал и включил
плафон под потолком.  Комнату залило светом до последнего уголка -  на
душе у Клава было темно и страшно.  Будто бы,  прикованный цепью к же-
лезным перилам неведомой лестницы,  он слушал мягкие, медленно прибли-
жающиеся шаги по ступенькам.  Медленно,  но размерено и неуклонно. Кто
идет? Что идет?!
     Он понимал,  как глупо будет выглядеть, ввалившись посреди вечера
на бал - бледный и перепуганный,  в линялом спортивном костюме. Он по-
нимал это и кусал губы - но не гордость и не стыд задержали его,  ког-
да он готов был переступить порог.
     А что это было за чувство - он так и не смог понять.
     Колотился в стекло сухой снег.  Ровно горела электрическая свеча,
и плафон под потолком горел честно и ярко, и в окне, как в черном зер-
кале, отражалась уютная комната двух прилежных лицеистов. А с той сто-
роны стекла белело лицо,  наполовину освещенное уличным фонарем, будто
луна в ущербе.
     Клав прижал руку ко вздрагивающим ребрам. Проклятые пьяные шутни-
ки, как они взобрались на балкон...
     Мысли были не те и не о том.  Мысли были защитные, инстинктивные,
так птица,  обороняющая гнездо, прикидывается подранком... Клав сделал
шаг к окну. Потом еще. Потом...
     Ее лицо было грустным.  Очень печальным,  длинным и  тонким,  как
огонек свечи,  со скорбно поджатыми губами,  с тенями вокруг неестест-
венно огромных глаз. Один взгляд. Длинное мгновение.
     Ветер!..
     Свирепый ветер, кидающий в стекло снег, и стекло-то, оказывается,
заледенело снаружи, покрылось узором, в него никак не заглянуть - зато
уличный фонарь подсвечивает его сбоку, и сумасшедшему мальчишке в игре
теней мерещится невесть что.

                                * * *

     Тесное сводчатое помещение освещалось одним-единственным факелом,
помещавшимся у допросчика за спиной. Клавдий протянул руку в темноту -
невидимый стражник тут же накинул ему на локоть тонкий невесомый плащ.
     Все убранство допросной состояло из длинного дубового стола и ду-
бового же кресла с неимоверно высокой, резной спинкой; усевшись, Клав-
дий  автоматически  потянулся  за сигаретой в нагрудном кармане - рука
его нащупала пачку сквозь непроницаемый шелк плаща.  Клавдий опомнился
и набросил на голову капюшон;  легкая ткань, пахнущая нафталином и сы-
ростью,  закрыла его лицо до самых губ.  Против глаз  пришлись  узкие,
привычные прорези; через минуту Клавдий перестанет ощущать неудобство.
Притерпелся.
     Некоторое время в допросной камере царила глухая тишина;  Клавдий
смотрел прямо перед собой.  Встреча с ведьмой не  терпит  легкомыслия;
Клавдий молчал, по капле впуская в себя Великого Инквизитора.
     - Вперед,  - сказал он наконец. - По одной. Порядок не имеет зна-
чения.
     Протяжно заскрипела кованая дверь; ее петли традиционно не смазы-
вались. Клавдий ждал.
     Молодая. Не больше тридцати.  Запястья и щиколотки в  колодках  -
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6 7  8 9 10 11 12 13 14 ... 60
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (1)

Реклама