Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Explanations of the situation why there is no video
StarCraft II: Wings of Liberty |#14| The Moebius Factor
StarCraft II: Wings of Liberty |#13| Breakout
StarCraft II: Wings of Liberty |#12| In Utter Darkness

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Приключения - Грин А.С. Весь текст 316.51 Kb

Джесси и Моргиана

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4  5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 28
темной, стоявшей в тени листвы тутовицы она вздрогнула  и  остановилась:  из
листвы прозвучал странный, мрачный голос, и, вглядевшись,  Джесси  различила
человека, который ее смешил и раздражал.  Гленар  стоял  за  деревом,  делая
какие-то знаки. Он вздохнул и произнес ее имя.
   - Это вы? - сказала Джесси с неудовольствием. - Зачем вы  прячетесь?  Что
там такое?
   - Подойдите ко мне, - умолял Гленар. - Прошу вас, подойдите и выслушайте.
Я должен сказать вам одну очень важную вещь. Заинтересованная, Джесси пожала
плечами.
   - Ничего не понимаю, - ответила она, - но я  к  вам  в  кусты  не  пойду,
потому что промочила ногу и тороплюсь. Вы что-нибудь поймали?  Тогда  несите
сюда.
   Место, где стояла она, было слегка освещено, между тем Гленар притаился в
тени и не выходил. Такое непонятное упрямство вызвало у  нее  жуткую  мысль,
что Гленар покушался на самоубийство. Сердце ее сжалось.
   - Вы не ранены? - сурово спросила Джесси.
   - Ранен? Да, в смысле особом, да, - ответил  Гленар.  -  Я  могу  и  хочу
сказать все. Но я боюсь света. Простите мою  внезапную  ненормальность.  Это
так важно, что, лишь смутно различая ваше лицо, я решусь... О,  лучше  бы  я
написал вам! Я... Нет, я не могу.
   Начиная сердиться, Джесси все же не  могла  не  улыбнуться  при  догадке,
вызывающей чувства виноватости и симпатии, но всегда лестной,  -  а  именно,
что Гленар спрятался в листву с  целью  сделать  ей  предложение.  Пока  она
размышляла, морщась от сырости чулка, Гленар заявил:
   - Я видел, как вы пошли  от  пруда  назад.  Первой  мыслью  моей  было  -
встретить вас, но это не так легко. Я знал, что вы будете проходить здесь.
   - А где Аронта?
   - Должно быть, я помешался: я ушел от нее.
   - Однако же вы чудак, - серьезно сказала Джесси,  краснея  и  сердясь  на
саму себя. Внезапная мысль, что, может быть, этот самый Гленар знает  слова,
равные великой музыке, поманила ее узнать  все.  -  Идите  сюда,  -  сказала
Джесси, стесненно вздыхая, - выложите ваши секреты. Бояться меня не надо.  Я
не кусаюсь. Вылезайте, Гленар; вот уж не думала, что вы такой трус.
   Едва ли еще какое другое обращение могло бы  так  обескуражить,  как  эти
естественные слова девушки, торопящейся обсушить ногу. Гленар стиснул зубы и
вышел на свет. Он был расстроен и  бледен.  Пытаясь  выразить  улыбкой,  что
улыбается  по  своему  адресу,  Гленар  увидел  темные,   блестящие   глаза,
взглянувшие на него с сочувствием и досадой. Это был заслуженный, безмолвный
упрек. Гленар так страдал, что в этот момент чувствовал не любовь, а желание
покончить с объяснением, отступить от которого уже не мог.
   - Я вас люблю, - сказал он таким тоном, как если бы прислушивался к своим
словам, проверяя, то ли сказано, что надо сказать.
   Наступило  молчание.  В  переменившемся  выражении  лица  Гленара  Джесси
уловила черту мести за перенесенную боль, и она снова почувствовала  сырость
чулка.
   - Ну, вот, - сказала она, гладя Гленара по неопределенно протянутой руке,
- вы высказались, и вам станет легче теперь. Ничего подобного быть не может.
Но, если вы  меня  действительно  любите,  будьте  добры  сходить  в  дом  к
горничной и сказать, чтобы она мгновенно представила мне сюда зеленые  чулки
и серые туфли. А затем вернитесь к Аронте и придумайте  благовидный  предлог
своему отсутствию.
   Хотя Гленар попрощался с Джесси трагически, но, как это  ни  странно,  он
отправился исполнить ее просьбу с облегчением и благодарностью. К Аронте  он
не пошел, а поехал в клуб и пил до утра.  Еще  страннее,  что  Джесси  верно
определила его: с этого вечера его любовь, пережив  самый  страдный  момент,
сникла и, понемногу, исчезла.
 
 
 
   Глава VII
 
   К двенадцати часам гости разъехались, и сестры разошлись спать. Гленар не
вывел Джесси из равновесия, она даже была рада, что больше не увидит его. Ей
очень  хотелось  рассказать  Моргиане  о  "предложении   из   кустов",   но,
представив, как рассказывает, представила и  отношение  Моргианы:  "Ты  была
рада, надеюсь". Поэтому она ничего не сказала сестре. Хотя  та  подозревала,
что между  Джесси  и  Гленаром  что-то  произошло,  однако  не  пыталась  ни
намекнуть, ни узнать.
   Наутро Джесси проснулась, как всегда, в восемь часов и  позвонила  Герде,
чтобы та несла воду и шоколад. Каждое утро ей подавались в  постель  чашечка
шоколада и бокал  холодной  воды;  если  шоколад,  случалось,  оставался  не
тронутым, - воду Джесси выпивала  охотно  и  с  удовольствием.  Вода  Лисса,
добываемая из подземных ключей,
   пенилась при сильной струе, до белизны молока;  на  ее  поверхности,  уже
после того как она  отстоялась  в  бокале,  став  прозрачной,  долгое  время
скакали мельчайшие брызги, а у  края  стекла  шипели  и  лопались  пузырьки.
Джесси проснулась с веселой душой. Как вошла Герда, девушка начала болтать с
ней о том, какие видела сны. Говоря, она смотрела на дверь  и  увидела,  что
блеск дверной ручки померк; ручка слегка повернулась.
   - Я слышала голос  и  поняла,  что  ты  не  спишь,  -  сказала  Моргиана,
останавливаясь в дверях. Она взглянула на поднос, затем подошла к  изголовью
сестры и села против нее, а горничная ушла.
   - Кого я вижу!? Сто лет  не  видались!  -  воскликнула  Джесси.  Моргиана
никогда не приходила утром в ее спальню, поэтому Джесси добродушно  выразила
свое удивление и прибавила:
   - Мори, выпей воды. Не бойся, нам дадут еще, если  я  хорошенько  попрошу
Герду. В ее подвалах лучшие марки этого божественного напитка. Моргиана,  не
всматривайся в меня так, черт ума нет в моем бесстыдном лице... впрочем, что
с тобой?
   - Вялость... Джесси, позвони Флетчеру, чтобы нам прислали образцы обойных
материй.
   - Сделай милость, обойди кровать твоей сестры и поговори сама.
   - Да? Но у меня немного болит горло.
   - Встало ли солнце для Флетчера? - неохотно потянулась Джесси, берясь  за
телефонную трубку.
   Она повернулась спиной к сестре, так как телефон  был  у  другой  стороны
изголовья, на особой  подставке.  Моргиана  смотрела  на  сбившиеся  тяжелые
волосы Джесси, на ее статные плечи и чистоту  тени  под  кружевным  вырезом.
Почти с сожалением рассматривала она сестру. Джесси отвела волосы  с  уха  и
приложила к щеке слуховую трубку. В  бокале  играла  вода,  едва  приметными
брызгами дымясь над стеклянным краем.
   Момент возник; действительность стала  точной,  как  путь  на  высоте  по
канату. Книги, ваза с цветами мешали Моргиане отравить воду,  не  вставая  с
низкого кресла; и она поднялась, держа руку в кармане вязаной кофты. Там был
крошечный пузырек с заранее отмеренной дозой. В  это  время  Джесси  назвала
номер и, слегка повернув голову к сестре, не видя ее, сказала: "Не позвонить
ли мне немного попозже?"
   У Моргианы не было  сил  ответить.  Она  уже  хотела  сесть,  как  Джесси
наклонила голову и поправила трубку, чтобы лучше слышать. По-видимому, с ней
начали говорить: "Поступай, как  будто  никого  нет,  но  скоро  войдут",  -
мелькнуло у Моргианы. Она взяла  пузырек,  вывернула  пробку  без  скрипа  и
плавно повела руку с ядом к веселящейся пузырьками воде. Из  склянки  выпали
капли, образовав в воде струи цвета стекла; затем все получило обычный  вид,
лишь над бокалом исчез влажный дымок.
   - Обойная контора Флетчера? - сказала Джесси. - Какая
   досада!
   - Мори, - сказала она, внезапно оборачиваясь и, видя,  что  Моргиана,  не
успев сесть, стоит со слабой улыбкой, умолкла. - Ты что-то хотела сказать? -
снова заговорила Джесси. - Ты уходишь?
   Правая рука Моргианы, только что обессиленная злодейством,  опустилась  в
карман. Моргиана села.
   - Что сказал Флетчер?
   - А видишь ли, станция перепутала, - объяснила Джесси, придвигая  воду  к
себе и держа ладонью над бокалом, чтобы  ощутить  холодок  брызг.  -  Теперь
попьем. Сестрица, отчего ты такая красная? Не  досадуй,  я  позвоню,  только
попью. Но  что  с  моей  водицей?..  Смотри-ка!..  Она  умерла!..  Была  как
шампанское, и вот - грустно молчит.
   - Перестояла, Джесси. Хорошо ли пить газистую воду!
   - Еще как. Ну, хлопнем. Нет, сперва  шоколад.  Нет,  лучше  вода.  Джесси
подскочила в кровати  и,  взяв  бокал,  выпила  почти  все.  Тогда  Моргиану
охватило резкое оживление; встав,  она  прошла  несколько  раз  по  спальне,
рассуждая о рисунке обоев, исследуя, нет ли  трещин  на  потолке,  а  затем,
остановясь вдали, возле окна, начала говорить о том,  как  будет  хорош  дом
после ремонта, как будет  Джесси  весело  осенью,  когда  начнутся  танцы  и
вечера. Возбуждение заставляло ее говорить, слушая саму себя.
   - Мы получим образцы,  Джесси,  и  тщательно,  любовно,  вместе  с  тобой
обдумаем цвет и рисунок для каждого помещения. Все они должны быть  различны
и выдержаны каждое в своем духе. Покойный дядя часто жалел, что ему  некогда
заняться домом; он, как  ты  знаешь,  увлекался  делами  и  женщинами.  Весь
прошлый год мы собирались  с  тобой  и  ничего  не  сделали.  Теперь  только
благодаря землетрясению... Я живо помню это утро, а ты? Как ты  вскочила  на
подоконник и закричала! Все долго смеялись потом. "В самом деле, -  подумала
я тогда, - природа так равнодушна; немного  сильнее,  и  город  потерпел  бы
большое бедствие". Но природе прощают. Ты видела Хариту Мальком?
   - Видела, - ответила Джесси полным печенья ртом и  допила  шоколад.  -  В
фойе "Калипсо". Мне показали. Прошла  спесивая,  жуя  славу.  Сакраменто!  В
котором ухе звенит!
   - В правом. Ее история с Тренганом наделала шума. А  между  тем  "Зеленая
флейта" - прелестное убежище, не для тех,  конечно,  кто  ищет  бесчестья  и
мишуры.
   Джесси уже несколько минут слушала ее нервную  речь  с  серьезным  лицом,
начиная тревожиться, - не означает ли многословие сестры приступа к  желчной
выходке или - еще хуже - к истерической сцене.
   - Так я позвоню опять, - сказала  она,  подтягивая  одеяло  и  берясь  за
телефон. - Контора, контора Флетчера. По поручению Моргианы  Тренган.  Очень
рада. Ей требуются образцы новых рисунков. Неужели  только  вчера  получены?
Какая трагедия. Сейчас... Моргиана, они предлагают своего мастера!
   - Откажи.
   - Образцы пришлите, - продолжала Джесси, - но мастер уже  нанят.  Да,  вы
угадали. А где вы меня видели? Хорошо, - со смехом прибавила она,  отставляя
трубку;  с  ней  говорил  Флетчер,  рискнувший   отпустить   комплимент.   -
Следовательно, пришлют. Мори, я тебя прогоню, так как хочу одеться!
   - Джесси, еще одно, - сказала Моргиана, подходя к ней, -  наши  отношения
были тяжелы, я знаю. Виновата, конечно, я, мои нервы. Теперь будем  с  тобой
жить легко. Я говорю искренно.
   Стыд свел ее губы в подобие фальшивой улыбки, но, стыдясь и презирая себя
за подлость в эту минуту, она повторила:
   - Совершенно искренно;  и  хотя  мне  нелегко  в  этом  признаться,  -  я
изуродована, Джесси. Так на меня и смотри, так объясняй все.
   - Ну, отлично. Какая ты смешная,  Моргуся!  -  поспешно  сказала  Джесси,
утомясь словами сестры. Ее лицо выразило потерянность и просьбу не тревожить
больше признаниями. - Я вижу, как изнурено твое лицо. Довольно об этом.
   Моргиана стояла, опустив голову.
   - Теперь все. Я ухожу, - сказала она. - Я, может быть, сегодня  уеду.  Ты
будешь рада, надеюсь?
   - Мори! - вскричала Джесси, вспыхнув, с  внезапными  слезами  на  глазах,
полных упрека.
   - Это я так... сорвалось. Прости! Следовательно, образцы мы получим.
   Моргиана кивнула и вышла; закрыв дверь, она остановилась, прислушиваясь с
больным наслаждением, как скрежещет в ней стыд бесцельной, истерической лжи;
подло почувствовала она себя. "Вот, я  сделала,  я  отравила  ее.  Этого  не
забыть, и я как будто оглушена. Джесси напилась  навсегда.  Яд  выглянул,  и
вода умерла".
 
 
 
   Глава VIII
 
   Выйдя от Джесси, Моргиана закрыла дверь и отошла, крадучись, шага на три,
чтобы прислушаться, не раздадутся ли крики или падение тела, в  том  случае,
если яд подействует быстро. По  отношению  к  яду  у  нее  не  было  никаких
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4  5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 28
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (4)

Реклама