Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Explanations of the situation why there is no video
StarCraft II: Wings of Liberty |#14| The Moebius Factor
StarCraft II: Wings of Liberty |#13| Breakout
StarCraft II: Wings of Liberty |#12| In Utter Darkness

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Приключения - Грин А.С. Весь текст 316.51 Kb

Джесси и Моргиана

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 7 8 9 10 11 12 13  14 15 16 17 18 19 20 ... 28
открыты, она боялась, что их могут подслушать.
   Скоро раздался голос Нетти, открывшей дверь, и перед Моргианой  появилась
высокая женщина лет тридцати, с недурным свежим лицом,  хорошо  сложенная  и
спокойная. В клетчатом  костюме  и  коричневой  шляпе  с  белыми  бархатными
цветами, Отилия Гервак ничем не выделялась бы из тысячи женщин своего  типа,
не будь ее холодные серые глаза под резко сдвинутыми бровями  так  отчетливо
неподвижны в выражении застывшей пристальности.  В  ее  руке  был  маленький
саквояж.
   Войдя, она деланно улыбнулась, причем ее  неприятно  резкие  для  молодой
женщины  глаза  смотрели  с  глубоким  холодным  молчанием  на   смешавшуюся
Моргиану.
   - Здравствуйте, - сказала Гервак. - У меня есть к вам небольшое дело,  не
очень приятное, но совершенно неизбежное. Можно сесть?
   Ее голос был вульгарен и громок.
   - Разумеется, - ответила Моргиана.
   Они сели. Отилия Гервак вынула платок,  вытерла  губы,  окинула  взглядом
собеседницу и заметила ее бледность. Это было ей на руку, а  потому,  хорошо
понимая, что Моргиана взволнованно ждет, Гервак решила не торопиться.
   - Итак, это ваш дом? -  сказала  она,  оглядываясь.  -  Вы  живете  очень
уединенно. Я взяла  извозчика  и,  доехав  до  какой-то  мызы  около  моста,
отпустила его, а сюда добралась пешком. Уж из одного этого вы можете видеть,
с какой осторожной особой имеете дело. Не волнуйтесь, ничего страшного  нет.
Ах, вы!
   Так воскликнув, как будто шутя журила хозяйку, она схватила  Моргиану  за
руки, сжала их и оттолкнула развязным жестом бесцеремонной натуры.
   - Ах вы, монахиня! - повторила  Гервак,  беззастенчиво  изучая  ее  лицо,
начавшее дрожать от злобы. - Так слушайте,  -  продолжала  она,  переходя  в
одержанный тон, - я  здесь  затем,  чтобы  {узнать},  -  а  что  узнать,  вы
понимаете сами.
   - Еще не было случая, - сказала Моргиана.
   - Да?! Но вы {получили}!
   - Конечно.
   - Прекрасно.  -  Гервак  посмотрела  на  нее  с  тонким  соображением.  -
Следовательно, вы ждете подходящих обстоятельств или... как?
   - Я жду... -  начала  Моргиана,  но  не  кончила  и  решилась  прекратить
выпытывание. - Надеюсь, вы не будете добровольно затягивать вашу роль в этом
деле, о котором лучше молчать.
   - Не увертывайтесь, - спокойно возразила Гервак. - Во всяком таком деле я
довольно осведомлена. Я предупредила вас, что разговор будет не из приятных.
У вас есть сестра, молодая девушка. Она  нездорова  третий  день;  ее  лечит
доктор Сурдрег, который вчера вечером признался одному человеку, что находит
болезнь вашей сестры странной.
   -  Хорошо,  -  сказала   Моргиана,   начавшая   по   непреклонному   тону
посетительницы догадываться о цели ее приезда,  -  я  вижу,  у  вас  имеются
способы узнавать судьбу жертв вашего искусства; хотя вы меня удивляете,  так
как болезнь Джесси - обыкновенное  затянувшееся  недомогание,  но  позвольте
спросить вас: предположим, что ее болезнь - действие яда. Как  тогда  понять
вашу настойчивость? Как недовольство результатом или... раскаяние?
   - Я вам объясню, - сказала Гервак тихо и вразумительно. - Мы  нашли,  что
услуга, оказанная вам, стоит значительно дороже суммы, которую вы  уплатили.
Фабрикация яда, очень сложная, связанная с многочисленными опытами,  требует
значительных  расходов;  случился  перерыв,  чтобы  наверстать  время,   нам
пришлось купить вашу дозу от одного человека за очень  большие  деньги.  Так
как вы богаты, - во всяком случае,  деньги  сестры  перейдут  к  вам,  -  мы
уверены, что недоразумение будет улажено.
   - Я вынуждена вам верить, - ответила Моргиана довольно спокойно, - все же
я дам настоящее имя такому наглому требованию. Оно называется {шантаж}.
   Гервак рассмеялась.
   - О, нет! Всего лишь  расчет  на  ваше  благоразумие.  Отбросьте  сильные
выражения и сообразите, с каким чувством ваша сестра может прочесть  письмо,
говорящее о роде ее болезни.
   - Довод убедительный, но он имеет обратную сторону, так как и я  не  буду
молчать о тех руках, которые продали мне флакон.
   - Ну, вы еще совсем ребенок.  У  меня  есть  свидетели,  что  флакон  был
похищен вами из шкапа с токсинами, после того как мой муж показал  вам  этот
яд и рассказал о его свойстве. Прислуга застала  вас  сходящей  со  стула  у
шкапа,  а  вы  объяснили  ей  свою  странную  резвость  желанием  хорошенько
рассмотреть живопись на стекле.
   - Так, - сказала Моргиана в раздумьи, - и  здесь  я  должна  вам  верить,
потому что хорошо помню разрисованное стекло шкапа.
   На стекле изображена китайская цапля среди водяных листьев и камыша.
   - Не ломайтесь, - презрительно сказала Гервак. - Вы не в таком положении,
чтобы посмеиваться.
   - Но я "совсем ребенок", как вы сказали.  Что  же  мне  делать,  серьезно
говоря? Я попытаюсь убедить вас, что вымогательство пока  не  имеет  оружия,
так как яд предназначен не для моей сестры; она ведь моя сестра.  Но  я  дам
деньги вам  добровольно.  Я  дам  вам  их  из  чувства  отвращения  к  вашим
действиям. Сегодня я не могу этого сделать. Послезавтра я  буду  в  банке  и
возьму там крупную  сумму  для  ремонта  нашего  городского  дома.  А  затем
отправлюсь к вашему мужу и передам деньги ему.
   - Нет, не ему, - возразила Отилия Гервак, - мой муж не знает об этом деле
и знать не должен. Деньги должна получить я.
   - Вы грабите меня тайно от своего мужа, но как тогда понимать  историю  с
разрисованным стеклом, если я не поддамся?
   - Между собой мы уладим и не такие вопросы. Кроме того, я  требую,  чтобы
Гервак не знал о моем посещении вашего дома. Вы имеете дело только со мной.
   - Как хотите, - сказала Моргиана.  -  Для  меня  единственно  важны  ваши
угрозы, хотя бы вы скрывали их от всех ваших родственников.
   - Ну, хорошо, мы это выясним. Теперь скажите, о какой крупной сумме  идет
речь.
   - Вы получите двадцать  пять  фунтов,  -  произнесла  Моргиана  с  хорошо
разыгранной наивностью, -  чем,  надеюсь,  я  предупредила  ваши  расчеты  и
ожидания.
   Гервак внимательно посмотрела на нее, слегка улыбнулась и побледнела.
   - Продолжайте, - сказала Гервак, смеясь,  -  двадцать  пять  фунтов  мне,
пожалуй, сразу не унести. Скажите-ка лучше так: "Ко  мне  пришла  дура.  На,
дура, возьми десять фунтов и дай мне пять сдачи".
   - Говорите тише, - холодно заметила Моргиана, - и  выражайтесь  понятнее.
Что вас ужалило?
   - Неужели же вы, пакостная, безумная пародия,  не  понимаете,  что  такое
двадцать пять фунтов? - закричала Гервак, теряя самообладание.  -  Это  цена
вашего билета в тюрьму!
   Моргиана встала и подала Гервак ее саквояж, лежавший на столе.
   - Вон! - сказала она, указывая на дверь.
   - Вы смеете! Вы смеете! - прошипела Гервак, отходя к двери. - Тогда ругай
себя, сколько хочешь!
   Дав ей переступить порог, Моргиана сказала:
   - Ну, будет. Вернитесь. Разговор не из легких.
   Думая, что она испугалась, Гервак снова вошла в комнату, говоря:
   - Если такая вещь повторится, меня вам не удастся вернуть еще раз.
   - Яд предназначался не для сестры, - сказала Моргиана, сумрачно подходя к
стоявшей у двери Гервак. - Кроме того, я еще не применяла его. Поймите,  что
это так, действительно так, и тогда сами назовите сумму.
   Ее слова прозвучали настолько естественно, что Гервак слегка  усомнилась,
точно ли Джесси Тренган отравлена; однако ничем не выдала своего сомнения.
   - Ложь, - твердо сказала она. - Этим вы ничего не выторгуете.  Вы  можете
отрицать, доказывать, но я оставлю это дело  только  при  условии,  что  мне
будет вручено наличными пять тысяч фунтов.
   Сказав так, она села и стала стучать пальцами по столу. Растерянное  лицо
Моргианы было для нее доказательством, что размер суммы подтверждает угрозу.
   - Да? Хорошо. - Моргиана поднялась, затем  снова  машинально  уселась.  -
Извините, я плохо соображаю, что говорю. Очень дурно, - хотела я сказать.  Я
повторяю, что денег сегодня у меня нет; вряд ли они будут и завтра.  Но  они
будут. Расходование мной денег связано с отчетностью. Это - одна из  причин,
почему я прошу вас значительно сократить цифру.
   - Я ничего не могу сделать, так как сама в крупных долгах, - ответила  ей
Гервак, считая такой ответ естественной вежливостью при ссылке  Моргианы  на
обстоятельства. - Пока что единственно вы можете  выручить  меня.  Моя  дочь
учится в дорогом пансионе; мы сделали долги по заброшенному имению,  которое
теперь никто не хочет купить, и я еще должна  высылать  месячное  содержание
трем моим родственникам. Так что мне гораздо хуже, чем вам.
   - Но я ничего не решила, - сказала Моргиана, - именно потому,  что  я  не
знаю... Хотите ли вы посмотреть несколько вещей? Я, к счастью, вспомнила  об
этих... об этом... Я принесу их.
   - О чем вы говорите?
   - Потерпите десять минут. Очень может быть, что мы немедленно сговоримся.
   Она поднялась, и Гервак движением руки остановила ее.
   - Хотите улизнуть? Или оттянуть?
   - Нет, ускорить. Ждите меня здесь.
   Оставив Гервак чувствовать себя рыбачкой,  которая  не  торопится  тащить
лесу с утопленным поплавком, Моргиана прошла в спальню и  выбрала  из  вещей
Хариты Мальком несколько драгоценностей; между ними алмазную диадему и  бусы
из брошантэта, стоимостью в две тысячи фунтов. Положив эти вещи в  небольшой
бронзовый ящичек, Моргиана вернулась с  довольным  видом  и  поставила  ящик
перед Гервак, говоря:
   - Откройте, посмотрите, не  фальшивые  ли  камни  в  изделиях;  если  они
настоящие, я охотно отдам их вам вместо денег, предварительно оценив.
   Гервак,  быстро  взглянула  на  нее,  подняла  крышку   шкатулки.   Камни
засветились. Там, среди темно-зеленых брошантэтов, сияли крупные бриллианты,
рубины и жемчуг. Гервак опрокинула ящик и высыпала все вещи на стол.  Слегка
потрогав их, она тщательно
   осмотрела отдельно каждую вещь, покачала на растопыренных  пальцах  бусы,
прищурилась на диадему и, сложив все обратно, закрыла крышку.
   - Кажется, это  настоящие  камни,  -  сказала  она,  замкнуто  смотря  на
терпеливо ожидавшую Моргиану, - некоторые из них дороги и очень хороши.
   - Тогда я спокойна. Я принесла часть; значительно  больше  лежит  у  меня
наверху. Все это носила одна актриса, на которую разорялся Тренган; наконец,
он  выгнал.  ее,  и  после  его  смерти,  вместе  с  домом,  мне   достались
драгоценности этой авантюристки. Разумеется, ни я, ни моя сестра  не  станем
их носить. Я думаю, что здесь будет тысяч на десять, не так ли?
   - Нет, не так. Почти все камни второго сорта; что касается  черно-зеленых
бус, то они - простое стекло. Все остальное так не модно, что считать его  в
триста фунтов соглашусь только я; ювелиры дадут двести или двести  пятьдесят
- самое большее. Вы говорите, что есть еще?
   - Да, и так много, что мы наберем все же тысячи на четыре. Однако  я  дам
вам только то, что здесь на столе. Флакон не тронут, яд  цел,  и  вы  можете
убедиться в том, когда хотите.
   - Что же, вы думаете отделаться тремя стами фунтов?
   - Хотите, я покажу флакон?
   - Покажите, голубушка; я тогда покажу вам в  этом  флаконе  чистую  воду,
которую вы туда налили.
   - Для этого надо было бы распечатать посылку.
   - Как - посылку? Что вы этим хотите сказать?
   - Я не вскрывала ее, - сказала Моргиана, печально и насмешливо  улыбаясь.
- По-видимому, я - нервно-больная. Когда я получила этот  пакет,  мне  стало
казаться, что о нем известно везде. Когда я  хотела  разрезать  упаковку,  я
едва не лишилась чувств от волнения, так  как  боялась,  что,  взяв  в  руки
флакон, отравлюсь от  одного  прикосновения  к  стеклу.  Я  ничем  не  могла
победить гнетущий  страх  и  дошла  до  того,  что  вздрагивала  при  всяком
неожиданном шуме; везде мне мерещилось преследование.  Я  прятала  пакет  из
одного места в другое; вставала ночью, чтобы убедиться, - не выкраден ли  он
во время моего сна, и  так  устала  от  мнительности,  развившейся  в  манию
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 7 8 9 10 11 12 13  14 15 16 17 18 19 20 ... 28
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (4)

Реклама