Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Explanations of the situation why there is no video
StarCraft II: Wings of Liberty |#14| The Moebius Factor
StarCraft II: Wings of Liberty |#13| Breakout
StarCraft II: Wings of Liberty |#12| In Utter Darkness

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Приключения - Грин А.С. Весь текст 316.51 Kb

Джесси и Моргиана

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3  4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 28
сославшись на головную боль.
 
 
 
   Глава V
 
   Скучая  обедать  одна,  Джесси   вызвала   по   телефону   свою   близкую
приятельницу, Еву Страттон, и стала  ее  просить  приехать.  "Тем  более,  -
прибавила Джесси, - что сегодня среда; ты знаешь, что у нас по средам гости.
Наконец, ты мне просто необходима, так как я хочу говорить. О чем? О жизни и
вообще. Моргиана лечит больную голову, сидит у себя. Да, слушаю...  нехорошо
так говорить, Ева, с... Ну, и так далее, и я тебя жду".
   Ева  Страттон  была  второй  дочерью  Вальтера  Готорна,  владельца  двух
типографий. Старше Джесси лишь двумя годами, Ева уже была  замужем.  Ее  муж
занимал должность военного агента в Корее. Они разъехались  по  молчаливому,
безгорестному согласию людей, открывших, что не нуждаются ни друг  в  друге,
ни в брачной жизни. Поэтому их приятельское соломенное вдовство было легким.
   Когда приехала нарядная  Ева,  не  менее  нарядная  Джесси  встретила  ее
дружеским поцелуем, и они сели за стол в буфетной.
   Ева была высокая, тонкая фигурой,  молодая  женщина  греческого  типа,  с
проницательным выражением рта и глаз. Ее жизненный  опыт  немногим  превышал
опыт   Джесси,   но   она   умела   скрывать   это,   оставляя   впечатление
наблюдательности и ранней мудрости. Заметив  третий  прибор,  Ева  спросила,
кого ждет Джесси.
   - Никого, то есть, вероятно, никого. Это ее прибор, но  Моргиана,  должно
быть, уже пообедала у себя.
   - Надеюсь, - сказала Ева. Джесси обиделась, но сдержалась.
   - Ты постоянно забываешь, Ева, - заметила она спокойно и искренно, -  что
Мори - моя сестра и что мне могут быть неприятны такие твои слова.
   - Она неприкосновенна?
   - В том смысле - да, какой разумеешь ты.  Да!  К  тому  же,  -  прибавила
Джесси, взглядывая на слуг у дверей, - мы не одни. Я знаю, ты ее не  любишь,
- что делать!
   - Я прямолинейна, - возразила  Ева,  пробуя  суп  и  нимало  не  тронутая
выговором Джесси, - но когда я ехала к тебе, я решила быть прямолинейной  до
наглости. Твоя жизнь...
   - Тогда поедим сначала, - сказала Джесси, - мне тоже хочется говорить, но
я хочу также есть. А ты?
   - Я ем. У тебя всегда очень вкусно. Выпей вина, Джесси. Это хорошее вино;
я его знаю, потому что его подают у нас, и год тот же самый; будем, по вину,
однолетки.
   - И налижемся, как красноносые старушенции, - добавила Джесси, нюхая свой
бокал.
   Она выпила и стала слушать Еву, которая  рассказывала  городские  новости
тоном приятного осуждения. Уже коснулись нескольких чужих  флиртов  с  точки
зрения: "все это не то", а также расследовали, кто и что думает о себе;  уже
размолвка Левастора с Бастером попала в пронзительный свет предположений  об
их прошлогодних встречах "с теми и теми", - как  обед  незаметно  подошел  к
концу. Слуги принесли кофе,  и,  стремясь  соединить  приятное  с  полезным,
потому что любила Джесси, Ева сказала: "Останемся одни, так  как  нам  более
ничего не нужно".
   - Мы сами позаботимся о себе, - сказала Джесси прислуге, -  Ева,  я  тебя
слушаю.
   - Ты все еще не куришь? - спросила  Ева,  извлекая  длинную  папиросу  из
платинового портсигара.
   - Нет. Не это же ты готовила мне по секрету от слуг?
   - Но у меня, право, нет ничего особенного для тебя.  Я,  как  хочешь,  не
выношу посторонних, хотя бы и слуг. Ты много теряешь, отказываясь курить.
   - Я люблю смотреть,  как  курят,  -  сказала  Джесси,  приникая  щекой  к
сложенным, локтями на стол, рукам. - Я приметила, что ты куришь с отчаянием,
- расширив глаза и грудью вперед!
   - Благодарю, я согнусь.
   - Нет, не надо. Вильсон курит осторожно, кряхтя, почти потеет, и весь вид
его такой, что это - тяжелая работа. Интересно курит Фицрой. Он положительно
играет ртом: и так, и этак скривит его,  а  один  глаз  прищурит.  По-моему,
лучше всех других курит Гленар: у него очень мягкие манеры, они  согласуются
с его маленькими сигарами. Ему это идет.
   - Тебе нравится Гленар?
   - Он мне нравился. Теперь я нахожу, что он на вкус будет  вроде  лакрицы.
Дай мне папиросу, я попробую.
   Она крепко сжала мундштук губами и серьезно поднесла  спичку,  причем  ее
лицо выражало сомнение. Закурив, Джесси случайно выпустила  дым  через  нос,
закрыла глаза, чихнула и поспешно положила папиросу на пепельницу.
   - Что-то не так, - сказала она. - Должно быть, это требует мужества.
   Ева рассмеялась.
   - Тебе надо выйти замуж, - вот что я хотела сказать.  Нормально  ли  твое
положение? Моргиана значительно старше тебя; кроме того, она ис...
   - ... терична, - мрачно закончила Джесси. - Дальше!
   - Выходит, что нравственно и физически  ты  одинока,  хотя  обеспечена  и
живешь в своем доме.
   - Я размышляла об этом, - сказала Джесси, - но  как  быть?  Я  никого  не
люблю. Любит ли кто меня?..
   - Человек пять.
   - Положим, всего четыре. Говорят  -  брак  вещь  суровая.  Ты,  например,
замужем. Расскажи мне о браке.
   - Но... я думаю, ты сама знаешь, - ответила Ева, понимавшая, что в  таких
вопросах слова обладают свойствами искажать существо явлений, будь то  слова
самые осторожные и искренние.
   - Знаю и не знаю, - продолжала Джесси, задумчиво смотря  на  Еву,  -  но,
слушай, я не боюсь слов. Например, - что такое "идеальный брак"?
   - Идеальный брак, - сказала Ева, начиная внутренне  ныть,  -  такой  брак
требует очень многого...
   - Давай говорить подробно, - предложила Джесси.
   Личный опыт Евы напоминал полудремоту. Слегка краснея,  в  то  время  как
Джесси оставалась спокойной, Ева продолжала:
   - Очень многого... Хотя мой собственный брак подлежит размышлению,  и  я,
конечно, не могу ставить в пример... Очень, очень большая близость во  всем,
одинаковость вкусов и так далее.
   - Но ведь должна быть также любовь?
   - Любовь? Конечно.
   - Так расскажи о любви, - о замужней любви.
   - Едва ли это возможно рассказать, - объявила  Ева,  которой  становилось
все труднее идти в тон. - Ты... да... или нет... Например: знание  географии
и подлинное путешествие. Конечно, есть разница.
   - Послушай, - сказала Джесси, - быть любовницей и быть женой -  это  ведь
строго разделено? Или, например: "наложница" и "любовница".  Есть  ли  здесь
сходство? Как ты думаешь?
   - Мы лучше  это  оставим,  -  осторожно  предложила  Ева,  -  так  как  я
положительно не в ударе. Должно быть, обильный  обед.  Просто  я  не  нахожу
выражений.
   Джесси умолкла только потому, что уважила подчеркнутую последнюю фразу  и
поняла замешательство Евы. Оно ей  слегка  передалось,  в  противном  случае
Джесси охотно продолжала бы рассуждать о таких звучных, красивых словах, как
"наложница" или "страсть". Продолжая думать о связи со  словом  "наложница",
она спросила:
   - Не переменишь ли ты свою ложу на ту, что рядом с моей? Она освободилась
теперь.
   - Непременно переменю. Но  все-таки,  Джесси,  мое  искреннее  желание  -
видеть тебя хорошо устроенной, замужем.
   - Не с кем попало, надеюсь? - заметила Джесси. - Ты дай мне какого-нибудь
погибшего человека. Я буду его восстанавливать в его собственных глазах. Вот
о чем я мечтаю иногда. Но это глупо. Или хорошо? Отвести от края пропасти  и
- постепенно, неуклонно...
   - Дурочка, где ты это читала? - рассмеялась Ева.
   - А не помню где, - откровенно призналась, тоже смеясь, Джесси.
   Вдруг она перестала смеяться, крикнув:
   - Мори, ты опоздала. Обед мы уже скушали. Иди пить с нами кофе!
   Моргиана    стояла    в    дверях,    весело     рассматривая     подруг.
Снисходительно-добродушно взглянув на Джесси, она спокойно  поздоровалась  с
Евой, села за стол, взяла салфетку, бесцельно посмотрела на нее  и  положила
на место.
   - Стало легче?
   - Да, Джесси. Старая мигрень, Ева. От кофе пройдет. У меня  масса  хлопот
по ремонту и моему переезду. Кроме того, в этом году рано наступил  зной.  Я
спасаюсь в "Зеленую флейту", наверное - до осени.
   - Джесси, - и ты?
   - Я не поеду, Ева. Я остаюсь здесь.
   - Вы знаете, как она упряма, -  сказала  Моргиана  Еве  после  небольшого
молчания.
   Допив свой кофе, Моргиана возобновила  примолкший  разговор.  Теперь  она
была спокойна. Притворство ее  было  легким,  как  нетрудное  дело  в  руках
опытного мастера. Она смеялась, шутила и рассказывала с нотой  сочувствия  о
прекрасной танцовщице Мальком, которая плакала и танцевала одна.
 
 
 
   Глава VI
 
   К девяти часам вечера гостей собралось пять человек.  Это  были:  Гленар,
тот самый, манера курить которого обсуждалась Евой и Джесси, -  медлительный
человек двадцати девяти  лет,  дилетант  и  блондин;  Джиолати,  итальянский
изгнанник, замешанный в романтическую историю при дворе;  сын  судовладельца
Регард и его жена, смуглая маленькая женщина с  большими  глазами,  уроженка
Антильских островов. Пятая была Ева Страттон.
   По малочисленности  общества,  а  также  из-за  духоты,  центром  служила
квадратная угловая терраса. В этот вечер  Джиолати,  вспоминая  родину,  пел
трогательные романсы, и детская обида светилась в его черных глазах. Джесси,
внимая  певцу,  разгорелась,  и  от  того  с  еще  большей   тоской   Гленар
прислушивался к ее словам, не  в  силах  отвести  взгляд  от  ее  фигуры,  -
стряхнуть очарование, делавшее его смешным, что он знал и  от  чего  сам  же
приходил в раздражение. Но Джесси уже привыкла к  его  отчаянно-напряженному
виду и, внутренне хмурясь, старалась внешне быть с ним  как  бы  рассеянной.
Она тихо беседовала с Аронтой, женой Регарда, а  Регард  рассказывал  Еве  о
скачках.  Моргиана,  задумавшись,  расположилась  в  качалке,   садистически
наблюдая Гленара, который или  некстати  вмешивался  в  разговор,  продолжая
неизменно смотреть на Джесси, или тоскливо  курил,  расхаживая  по  террасе;
садился, вставал, снова садился, причем вид у него был такой, что он тут  же
опять встанет. Он был поглощен решением:  томился,  терзался  и  пребывал  в
страхе, что неудача вынудит его никогда больше не посещать Джесси.
   - Не выйти ли походить по саду? - предложил Регард, и  Джесси  немедленно
согласилась, потому что у нее стало ныть в спине от  разлитой  над  террасой
любви Гленара. За ней согласились все.
   Так как вечер был совершенно черный, Моргиана распорядилась включить свет
в электрические фонари, стоявшие на скрещениях аллей. Над  деревьями  возник
полусвет; лучи озарили спящую, смешанную с черным и золотым, зелень. Тотчас,
спасаясь от Гленара, Джесси  захватила  Регарда  и  Моргиану;  Ева  пошла  с
Джиолати, Гленар подошел к Аронте;  все  разошлись,  условившись  сойтись  у
пруда.
   Пока гуляющие были еще неподалеку друг  от  друга,  Гленар  слышал  голос
Регарда, а Регард - откровенную зевоту Аронты и скучные  слова  подавленного
Гленара. Но разошлись дальше, и голоса смолкли. Случилось так, что благодаря
ускоренным шагам Моргианы, шедшей немного впереди и решительно молчавшей все
время, хотя Регард не раз обращался к ней с той  мягкой  любезностью,  какая
бессознательно подчеркивает несчастье, - случилось, что они трое оказались у
пруда ранее других. Тогда, завидев спящих лебедей, Джесси захотела разбудить
черного австралийского лебедя. Он,  рядом  со  своей  белоснежной  подругой,
мирно отражался в озаренной воде, спрятав голову под крыло.
   Джесси ступила на покатый газон и, подобрав платье, протянула руку;  стоя
у самой воды, она стала звать лебедя: "Ноэль! Куси-муси,  Ноэль,  соня!"  Но
лебедь спал, и, подступив еще ближе, Джесси соскользнула ногой  в  воду.  Ее
туфля и чулок сразу промокли; Регард подхватил ее, вывел  наверх,  а  лебеди
проснулись и, вытянув шеи, сонно  повели  крыльями,  приподняв  их,  как  бы
разминаясь от сна.
   Уныло поджав мокрую ногу, Джесси стояла на сухой ноге, держась  за  плечо
Регарда и выслушивая соответствующее замечание  Моргианы;  затем  решительно
направилась в дом, чтобы переменить  обувь.  Она  шла  быстро,  прихрамывая,
потому что было ей противно твердо ступать мокрой ногой. При повороте  около
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3  4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 28
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (4)

Реклама