Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Реклама    

liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Зарубежная фантастика - Курт Воннегут Весь текст 457.06 Kb

Сирены Титана

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 27 28 29 30 31 32 33  34 35 36 37 38 39 40
"_Стараемся,_как_можем_".
   Стены Московского Кремля в первоначальном виде означали:
"_Не_успеешь_оглянуться,_как_отправишься_в_путь_".
   Дворец Лиги Наций в Женеве, Швейцария, значит вот что:
"_Собирай_вещи_и_будь_готов_к_отлету_в_ближайшее_время_".
   При помощи простой арифметики можно вычислить, что все эти
послания пришли со скоростью, значительно превышающей скорость
света. Сэло послал домой просьбу о помощи со скоростью света, и
она дошла до Тральфамадора только через сто пятьдесят тысяч лет.
А ответ с Тральфамадора пришел меньше чем за пятьдесят тысяч
лет.
   - Для примитивного земного ума совершенно непостижимо, каким
образом осуществлялись эти молниеносные передачи. Единственное,
что можно сказать в такой непросвещенной компании,- жители
Тральфамадора умели так направлять импульсы Вселенского
Стремление Осуществиться, что они, отражаясь от неевклидовых
искривлений структуры Вселенной, приобретали скорость, в три
раза превышающую скорость света. И тральфамадорцы ухитрялись так
фокусировать и формировать эти импульсы, что под их влиянием
существа в страшной дали от Тральфамадора делали то, что внушали
им тральфамадорцы.
   Это был чудодейственный способ управлять местами, которые
были далеко-далеко от Тральфамадора. И, разумеется, это был
самый скоростной способ.
   Но обходился он недешево.
   Старый Сэло не мог посылать сообщения и заставлять других
делать то, что ему угодно,- даже на небольшом расстоянии. Для
этого были нужны громадные количества Вселенского Стремления
Осуществиться и колоссальные сооружения, обслуживаемые тысячами
инженеров и техников.
   При этом даже мощные запасы энергии, многочисленный штат и
колоссальные механизмы тральфамадорцев не обеспечивали полной
точности. Старый Сэло много раз видел следы этих просчетов на
поверхности Земли. На Земле внезапно начинался расцвет той или
иной цивилизации, и люди, принимались возводить, циклопические
постройки, в которых явно было заложено послание на
тральфамадорском языке,- а потом цивилизации внезапно гибли, так
и не дописав послание.
   Это старый Сэло видел сотни раз.
   Старый Сэло рассказал Румфорду очень много интересного о
тральфамадорской цивилизации, но он ни словом не обмолвился ни о
посланиях, ни о технике их передач.
   Он только сказал Румфорду, что послал домой сообщение об
аварии и что ждет запасной части со дня на день. Мысли старого
Сэло рождались в уме, настолько непохожем на ум Румфорда, что
Румфорд не мог их читать.
   Старый Сэло был очень рад, что Румфорд не может читать его
мысли,- он до смерти боялся, что Румфорд возмутится, когда
узнает, как много сородичи Сэло напортили и напутали в истории
Земли. Несмотря на то, что Румфорд, попав в хроно-
синкластический инфундибулум, мог бы, казалось, приобрести более
широкий взгляд на события, он, к удивлению Сэло, остался в
глубине души настоящим патриархальным землянином.
   Старый Сэло боялся, как бы Румфорд не узнал, что
тральфамадорцы натворили на Земле: он был уверен, что Румфорд
обидится и возненавидит самого Сэло и всех тральфамадорцев. Сэло
был уверен, что не переживет этого,- ведь он любил Уинстона
Найлса Румфорда.
   Ничего непристойного в этой любви не было. То есть никаким
гомосексуализмом тут и не пахло. Это было невозможно, так как
Сэло вообще не имел пола.
   Он был машиной, как и все тральфамадорцы.
   Он был собран на скрепках, зажимах, винтиках, шпунтиках и
магнитах. Мандариновая кожа, с большой тонкостью передававшая
оттенки настроения Сэло, снималась и надевалась так же просто,
как земная штормовка. Она застегивалась на магнитную молнию.
   Сэло рассказывал, что тральфамадорцы конструировали друг
друга. Но никто не знал, как появилась на свет первая машина.
   Об этом сохранилась только легенда. Вот она.

      Во время оно жили на Тральфамадоре существа, совсем не
   похожие на машины. Они были ненадежны. Они были плохо
   сконструированы. Они были непредсказуемы. Они были
   недолговечны. И эти жалкие существа полагали, что все сущее
   должно иметь какую-то цель и что одни цели выше, чем другие.
      Эти существа почти всю жизнь тратили на то, чтобы понять,
   какова цель их жизни. И каждый раз, как они находили то, что
   им казалось целью Жизни, эта цель оказывалась такой ничтожной
   и низменной, что существа не знали, куда деваться от стыда и
   отвращения.
      Тогда, чтобы не служить столь низким целям, существа стали
   делать для этих целей машины. Это давало существам
   возможность на досуге служить более высоким целям. Но даже
   когда они находили более высокую цель, она все же оказывалась
   недостаточно высокой.
      Тогда они стали делать машины и для более высоких целей.
      И машины делали все так безошибочно, что им в конце концов
   доверили даже поиски цели жизни самих этих существ.
      Машины совершенно честно выдали ответ: по сути дела,
   никакой цели жизни у этих существ обнаружить не удалось.
      Тогда существа принялись истреблять друг друга, потому что
   никак не могли примириться с бесцельностью собственного
   существования.
      Они сделали еще одно открытие: даже истреблять друг друга
   они толком не умели. Тогда они и это дело передоверили
   машинам. И машины покончили с этим делом быстрее, чем вы
   успеете сказать "Тральфамадор".

   При помощи экрана, расположенного на панели управления
космического корабля, старый Сэло следил за приближением к
Титану летающей тарелки, на которой летели Малаки Констант,
Беатриса Румфорд и их сын Хроно. Корабль должен был
автоматически приземлиться на берегу Моря Уинстона.
   Автомат должен был посадить корабль среди громадной толпы
статуй, изображающих людей,- всего их было два миллиона. Сэло
Делал примерно по десятку в земной год.
   Статуи оказались поблизости от Моря Уинстона потому, что были
сделаны из титанического торфа. По берегам Моря Уинстона сколько
угодно этого торфа - он залегает всего в двух футах от
поверхности.
   Титанический торф - диковинный материал, необычно благодатный
для плодовитого и серьезного скульптора.
   Свежевыкопанный титанический торф податлив, как земная
замазка.
   Через час под влиянием света и воздуха Титана торф
приобретает прочность и твердость застывшего гипса.
   Через два часа он становится крепким, как гранит, и поддается
только резцу.
   А через три часа лишь алмаз может оставить царапину на
поверхности титанического торфа.
   Сэло сделал такое множество статуй, вдохновленный привычкой
землян все делать напоказ. Сэло занимало не то, _что_ делали
земляне, а то, _как_ они это делали.
   Земляне всегда вели себя так, как будто с неба на них глядит
громадный глаз - и как будто громадный глаз жаждет зрелищ.
   Громадный ненасытный глаз требовал грандиозных зрелищ. Этому
глазу было безразлично, что ему показывают земляне: комедию,
трагедию, фарс, сатиру, физкультурный парад или водевиль. Он
требовал с настойчивостью,- которую земляне, очевидно, считали
такой же непобедимой, как сила тяжести,- чтобы зрелище было
великолепное.
   Подчиняясь этому необоримому, неотступному требованию,
земляне только и делали, что разыгрывали спектакли, денно и
нощно - даже во сне.
   Этот великанский глаз был единственным зрителем, для которого
старались земляне. Самые изощренные представления, которые
наблюдал Сэло, разыгрывались землянами, страдавшими от
безысходного одиночества. И воображаемый громадный глаз был их
единственным зрителем.
   Сэло попытался запечатлеть в своих вечных, как алмаз, статуях
некоторые состояния души тех землян, которые разыгрывали
наиболее интересные представления для воображаемого небесного
глаза.
   Титанические маргаритки, во множестве растущие у Моря
Уинстона, пожалуй, поражали воображение не меньше, чем статуи.
Когда Сэло в 203.117 году до Рождества Христова прибыл на Титан,
маргаритки на Титане цвели крохотными, похожими на звездочки
желтыми цветочками не больше четверти дюйма в диаметре.
   Сэло занялся селекцией маргариток.
   Когда на Титан прибыли Малаки Констант, Беатриса и их сын
Хроно, у типичных титанических маргариток на стеблях диаметром в
четыре фута росли цветочки бледно-лилового цвета с розовым
отливом, весившие больше тонны.

   Заметив прйближение космического корабля, на котором летели
Малаки Констант, Беатриса и их сын Хроно, Сэло надул свои ступни
до размеров мяча для немецкой лапты. Он вступил на изумрудную,
кристально чистую воду Моря Уинстона и двинулся к Тадж-Махалу
Уинстона Найлса Румфорда.
   Войдя во двор, окруженный стеной, он выпустил воздух из своих
ног. Воздух выходил со свистом. Свист отдавался эхом, отражаясь
от стен.
   Бледно-лиловое кресло-шезлонг Уинстона Найлса Румфорда стояло
возле бассейна.
   - Скип!- окликнул Сэло. Он называл Румфорда этим самым
интимным и ласковым именем, детским прозвищем, хотя Румфорду это
явно было не по душе. Но Сэло вовсе не хотел дразнить Румфорда.
Он произносил это имя, чтобы утвердить свою дружбу с Румфордом -
чтобы испытать хоть немножко прочность этой дружбы и убедиться,
что она с честью выдержала испытание.
   У Сэло были свои причины подвергать дружбу таким наивным
испытаниям. До того, как он попал в Солнечную систему, он
никогда в жизни не слыхал про дружбу, понятия о ней не имел. Для
него это было нечто новое, увлекательное. Ему хотелось
наиграться в дружбу.
   - Скип?- снова позвал Сэло.
   В воздухе стоял какой-то странный запах. Сэло определил, что
это запах озона. Но он не мог понять, откуда тут мог взяться
озон.
   В пепельнице рядом с креслом Румфорда все еще дымилась
сигарета, так что Румфорд, как видно, только что встал и вышел.
   - Скип!  Казак! - позвал  Сэло. Странно - ведь Румфорд всегда
дремал в своем кресле, а Казак всегда дремал рядом. Человек и
пес по большей части сидели здесь, возле бассейна, получая
сигналы от всех своих двойников, разбросанных в пространстве и
времени. Румфорд обычно сидел в кресле не двигаясь, опустив
усталую, вялую руку, зарывшись пальцами в густую шерсть Казака.
А Казак обычно повизгивал и дергал лапами во сне.
   Сэло взглянул на дно прямоугольного бассейна. Сквозь
восьмифутовыи слой воды он увидел на дне трех сирен Титана -
трех прекрасных женщин, которыми так давно соблазняли
похотливого Малаки Константа.
   Их сделал Сэло из титанического торфа. Только они из всех
миллионов статуй, созданных Сэло, были раскрашены. Их пришлось
раскрасить, чтобы они не затерялись среди восточной роскоши,
царившей во дворце Румфорда.
   - Скип?- снова окликнул Сэло.
   На зов откликнулся Казак, космический пес. Казак вышел из
дворца, купол и минареты которого отражались в бассейне. Казак
вышел из кружевной тени восьмиугольного зала на негнущихся
лапах.
   Можно было подумать, что Казака отравили.
   Казак весь трясся, уставившись в одну точку, сбоку от Сэло.
Там никого не было.
   Казак остановился - казалось, он ждет ужасной боли, которую
навлечет на него следующий шаг.
   Как вдруг Казак весь занялся сверкающим, потрескивающим огнем
святого Эльма.
   Огонь святого Эльма - это электрические разряды, и когда он
охватывает живое существо, оно страдает не больше, чем от
щекотанья перышком. Но все же кажется, что животное горит ярким
пламенем, и вполне простительно, если оно перепугается.
   На огненные языки, струившиеся из шерсти Казака, было страшно
смотреть. В воздухе снова резко запахло озоном.
   Казак застыл, не двигаясь. У него уже давно не стало сил
удивляться этому поразительному фейерверку или пугаться его. Он
переносил треск и сверканье с печальным безразличием.
   Сверкающий огонь погас.
   В пролете арки появился Румфорд. Он тоже выглядел каким-то
потрепанным, издерганным. От макушки до пят по всему телу
Румфорда проходила полоса дематериализации в фут шириной -
полоса пустоты. А по бокам от нее на расстоянии дюйма шли еще
две узкие полоски.
   Руки Румфорда были высоко подняты, а пальцы раздвинуты. С
кончиков пальцев струились языки розового, фиолетового, бледно-
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 27 28 29 30 31 32 33  34 35 36 37 38 39 40
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама