Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Machinarium |#5| The Bremen Town Musicians (1)
Machinarium |#4| Lower street
Machinarium |#3| Jail
Machinarium |#2| Pit & Boiler

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Фэнтези - Питер Бигль Весь текст 362.9 Kb

Последний единорог

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6  7 8 9 10 11 12 13 14 ... 31
-- это живое существо, Бык -- это призрак, Бык  --  это  Король
Хаггард  после захода солнца. Бык жил в той стране до Хаггарда,
или пришел с ним, или пришел к нему. Он  защищает  Хаггарда  от
набегов  и  мятежей  и позволяет ему экономить на войске. Он --
дьявол, которому Хаггард продал свою душу. Он -- то  самое,  за
что Хаггард продал свою душу. Бык принадлежит Хаггарду. Хаггард
принадлежит Быку.
     Она  чувствовала, как, словно круги на воде, ширится в ней
уверенность. В памяти  ее  вновь  заверещал  голосок  мотылька:
"Давным-давно  прошли  они  по  дорогам, и Красный Бык бежал по
пятам за  ними".  Она  увидела  белые  тени,  уносимые  ревущим
ветром, и колеблющиеся желтые рога.
     -- Я  отправлюсь  туда,  --  сказала Она. -- Волшебник, ты
выпустил меня на свободу -- и я выполню одно твое желание, пока
мы не расстались. Чего ты хочешь?
     Узкие глаза Шмендрика сверкнули изумрудными  листьями:  --
Возьмите меня с собой.
     Не  отвечая,  равнодушным  танцующим  шагом  Она двинулась
прочь. Волшебник сказал:
     -- Я могу оказаться  полезным.  Я  знаю  дорогу  в  страну
Хаггарда  и  языки, на которых говорят вдоль пути. -- Казалось,
Она вот-вот исчезнет в вязком тумане, и  Шмендрик  поспешил  за
нею.  --  К  тому  же  ни  один путник не пострадал от общества
волшебника,  даже  единорог.  Вспомните,  что  рассказывают   о
великом  волшебнике  Никосе.  Однажды  в  лесу  он наткнулся на
единорога, который спал, положив голову  на  колени  хихикавшей
девицы,  а в это время к ним подкрадывались с натянутыми луками
три охотника, которым был нужен его рог.  У  Никоса  оставалось
только мгновение. Одним словом и взмахом он обратил единорога в
милого  молодого  человека,  тот  проснулся,  увидел пораженных
лучников, набросился на них и перебил всех до единого.  У  него
был витой сужающийся к концу меч, и он топтал тела поверженных.
     -- А девушка? -- спросила Она. -- Он ее тоже убил?
     -- Нет, -- он на ней женился. -- Он говорил, что она всего
лишь ничего  не  понимающее,  рассерженное на собственную семью
дитя, которому нужен только хороший муж. Он им был  и  тогда  и
после,  даже  Никос так и не смог вернуть ему прежний облик. Он
умер в преклонном возрасте, уважаемый всеми. Некоторые говорят,
что он умер потому, что исчезли фиалки, ему всегда  не  хватало
фиалок. Детей у них не было.
     Ее дыхание чуть изменилось.
     -- Волшебник  не  помог,  а  причинил  ему  зло,  -- мягко
сказала Она.-- Ужасно, если добрые волшебники  превратили  весь
мой  народ в людей -- это ведь все равно, что запереть человека
в горящем доме. Уж лучше бы их всех убил Красный Бык.
     -- Там, куда вы идете, -- ответил Шмендрик,  --  мало  кто
пожелает  вам  добра, а доброе сердце, пусть даже глупое, может
однажды оказаться нужнее  воды.  Возьмите  меня  с  собой  ради
смеха, ради удачи, ради неизвестного. Возьмите меня с собой...
     Пока  он  говорил,  дождь  утих, небо стало проясняться, и
мокрая трава засветилась, как  внутренность  морской  раковины.
Она  посмотрела  вдаль, пытаясь среди сливающихся в серый туман
королей разглядеть сухую хищную  фигуру,  а  в  снежном  блеске
замков и дворцов увидеть тот, что покоится на плечах Быка.
     -- Никто еще не путешествовал со мной, -- ответила Она, --
но ведь  никто  еще и не брал меня в плен, не принимал за белую
кобылу и не придавал  мне  мой  же  собственный  вид.  Кажется,
многое  должно  случиться  со  мной  впервые и твое общество не
будет ни самым  странным,  ни  самым  последним.  Если  хочешь,
можешь  отправиться со мной, но я бы предпочла, чтобы ты выбрал
другую награду. Шмендрик печально проговорил:  --  Я  думал  об
этом. -- Он посмотрел на свои пальцы, и она увидела серповидные
отметины  там,  где  прутья  укусили  его.  --  Вы  не  сможете
выполнить мое настоящее желание.
     "Вот  оно,   --   подумала   Она,   почувствовав   первое:
прикосновение  печали.  --  Таким  оно  и будет, путешествие со
смертным". .
     -- Нет, -- ответила Она.  --  Как  и  ведьма,  я  не  могу
сделать  из  тебя то, чем ты не являешься. Я не могу превратить
тебя в настоящего волшебника.
     -- Я так и думал, -- ответил Шмендрик. --  Все  правильно.
Не беспокойтесь. -- Я не беспокоюсь, -- отозвалась она.
     В  первый день путешествия на них спикировал голубой самец
сойки и сказал:
     -- Вот это да, пусть  меня  набьют  сеном  и  поместят  за
стекло!  --  И  полетел  прямо  домой, чтобы рассказать жене об
увиденном.
     Сидя на краю гнезда, она нудно и монотонно бубнила:
     Мухи, жуки, пауки, слизняки, Клещ из  куста  и  комарик  с
реки,  Овод,  кузнечик  и  червячок -- Все будут срыгнуты вам в
должный срок. Баюшки-бай, непоседы, проказники,  Кстати  полеты
-- уж вовсе не праздники.
     -- Сегодня  я  видел  единорога,  --  сев  на ветку рядом,
сказал самец.
     -- А ужина ты не  видел?  --  холодно  ответила  жена.  --
Терпеть не могу мужчин, говорящих с пустым ртом.
     -- Детка,  подумай, -- единорога! -- Отбросив свою обычную
важность, он подскочил на ветке. -- Я не видел ни одного из них
с тех пор, как...
     -- Ты никогда их не видел, -- ответила она. -- Не забывай,
с кем говоришь. Мне лучше знать, что ты видел в своей жизни,  а
что  нет.  Он не обратил внимания на выпад. -- С ней был кто-то
странный в черном, -- трещал он. -- Они шли за Кошачью гору. Уж
не направляются ли они в страну Хаггарда. -- В  позе,  когда-то
покорившей  его  жену,  он  артистично нагнул голову. -- Чем не
завтрак для старого Хаггарда, -- дивился он. -- Явился единорог
и смело стучится в его черную дверь.  Я  бы  все  отдал,  чтобы
увидеть...
     -- Полагаю,   вы   не   целый  день  наблюдали  с  нею  за
единорогами? -- щелкнув клювом, прервала его жена. --  Понятно,
ей  не  привыкать  по части оправданий. -- Взъерошив перья, она
надвигалась на него. -- Дорогая, я даже не видел ее, -- пискнул
муж, и хотя жена знала, что он в  самом  деле  не  видел  и  не
осмелился  бы  увидеть, она все же влепила ему разок. Уж она-то
знала толк в вопросах морали.
     Единорог и волшебник шли вверх по мягкой весенней Кошачьей
горе, потом вниз в долину, в которой росли яблони.  За  долиной
высились  невысокие  горы, толстые и ручные как овцы, удивленно
нагнувшие свои головы, чтобы обнюхать проходящего единорога. Их
сменили летние вершины  и  прожаренные  равнины,  над  которыми
воздух  дрожал,  как  над  сковородкой. Вместе они перебирались
через реки, карабкались вверх или вниз  по  поросшим  куманикой
берегам  и  обрывам,  странствовали  в  лесах,  напоминавших ей
собственный, хотя быть похожими они не могли,  ведь  они  знали
время.  "И  мой  лес  теперь тоже его знает", -- думала Она, но
говорила  себе,  что  это  ничего  не  значит   и   все   будет
по-прежнему, когда она вернется.
     Ночью,  когда  Шмендрик  спал сном стершего ноги голодного
волшебника, Она, не смыкая глаз, припадала к земле и ждала, что
громадный силуэт Красного Быка вот-вот бросится на нее с  луны.
Иногда  она  была уверена в этом, до нее доносился его запах --
темный лукавый смрад, сочащийся в ночи. Вскрикнув,  с  холодной
готовностью  Она вскакивала на ноги, но всякий раз обнаруживала
лишь  двух-трех  оленей,  глазеющих  на  нее  с   почтительного
расстояния.  Олени  любят  единорогов  и  завидуют  им. Однажды
вытолкнутый хихикающими друзьями двухлетний бычок подошел к ней
совсем близко и, пряча глаза, пробормотал:
     -- Вы прекрасны. Вы так прекрасны,  как  рассказывала  мне
мать.
     Молча  Она  посмотрела  на  него,  зная,  что он и не ждет
отпета. Остальные олени фыркали, давились смехом и шептали:  --
Давай дальше, дальше.
     Тогда олень поднял голову и быстро и радостно воскликнул:
     -- А  я  все  же  знаю  кое-кого  прекраснее  вас.  --  Он
повернулся  и  в  лунном  свете  побежал  прочь,   его   друзья
последовали за ним. Она снова легла.
     Время   от   времени  они  заходили  в  деревни,  Шмендрик
объявлял,  что  он  бродячий  волшебник,  и  просил  на  улицах
разрешения  "песнями  оплатить  ужин,  чуточку вас потревожить,
слегка помешать спать и проследовать дальше".  Почти  в  каждом
городке  ему  предлагали  ночлег  и стойло для прекрасной белой
кобылы. Пока детей не отправляли спать,  он  при  свете  фонаря
давал  представления  на  рыночных площадях. Не пытаясь сделать
что-то значительное, он  заставлял  кукол  говорить,  превращал
мыло  в конфеты, но даже такие пустяки подчас не удавались ему.
Однако детям представления нравились, их родители не  скупились
на  ужин, а летние вечера были мягки и приятны. Спустя века Она
все еще вспоминала странный  шоколадный  запах  стойла  и  тень
Шмендрика, пляшущую на стенах, дверях и трубах.
     По   утрам   они   продолжали   путь,   карманы  Шмендрика
раздувались от хлеба, сыра и апельсинов, и Она выступала  рядом
с  ним -- белая, как барашки на волнах в лучах солнца; зеленая,
как сами волны  в  тени  деревьев.  Люди  забывали  его  фокусы
раньше,  чем  он исчезал из вида, но его белая кобыла тревожила
по ночам многих селян, и не одна женщина пробуждалась в слезах,
увидев ее во сне.
     Однажды вечером они  остановились  в  сытом  благополучном
городке,  где  даже  у нищих были двойные подбородки, и мыши не
бегали,  а  ходили  вперевалку.  Шмендрика  тут  же   попросили
отобедать  с  мэром  и наиболее округлыми членами магистрата, а
ее, как всегда неузнанную, отпустили  на  пастбище,  где  трава
была  подобна  сладкому молоку. Обед был сервирован на открытом
воздухе,  на  площади  --  вечер  был  теплый   и   мэр   хотел
покрасоваться перед гостем. Это был превосходный обед.
     За  едой  Шмендрик  рассказывал  истории  из  своей  жизни
бродячего  чародея,  наполняя  их  королями   и   драконами   и
благородными  дамами.  Он  не  лгал,  а  просто излагал события
наиболее выгодным для себя образом,  и  рассказы  его  казались
правдоподобными  даже  благоразумным  членам  магистрата.  И не
только они, но все на площади потянулись к  рассказчику,  чтобы
понять  природу  заклинания, открывающего любые замки, если его
произнести  должным  образом.  И  все  они,   затаив   дыхание,
рассматривали отметины на пальцах волшебника.
     -- Память  о  встрече  с  гарпией,  --  спокойно  объяснял
Шмендрик. -- Они кусаются.
     -- И вы никогда не боялись? -- робко удивилась молоденькая
девушка. Мэр шикнул, но Шмендрик раскурил  сигару  и  улыбнулся
ей.
     -- Голод  и  страх сохранили мне молодость, -- ответил он.
Члены магистрата дремали и переговаривались за  столом;  искоса
глянув на них, волшебник подмигнул девушке. Мэр не обиделся.
     -- Это  верно, -- вздохнул он, сложив переплетенные пальцы
над местом, где теперь находился его обед. -- Мы  здесь  хорошо
живем;  если  это не так, я ничего не понимаю в жизни. Иногда я
думаю, что самая малая капля страха, голода нам бы не повредила
-- так сказать, обострила бы наши чувства. Вот почему мы всегда
приветствуем странников, у которых есть новые истории и  песни.
Они   расширяют   наш   кругозор...  заставляют  нас  заглянуть
внутрь... -- Он зевнул и, постанывая, потянулся.
     Один из членов магистрата неожиданно воскликнул:
     -- Боже, взгляните на пастбище! Тяжелые головы повернулись
на нетвердых шеях,  и  все  увидели,  что  деревенские  коровы,
лошади  и  овцы  сгрудились на дальнем конце поля и не отрывали
глаз от белой кобылы волшебника, пасшейся на прохладной  траве.
Все  животные  молчали.  Даже  свиньи и гуси были безмолвны как
тени. Где-то вдалеке крикнул ворон, словно угольком перечеркнув
закат.
     -- Необыкновенная,  --  пробормотал  мэр.  --   Совершенно
необыкновенная...
     -- Да,  в  самом деле, -- согласился волшебник. -- Если бы
вы знали, что мне предлагали за нее...
     -- Любопытно, -- сказал начавший разговор советник, -- они
ведь не  кажутся  испуганными.  Словно  благоговеют,   как   бы
поклоняются ей.
     -- Они видят то, что вы разучились видеть. -- Шмендрик уже
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6  7 8 9 10 11 12 13 14 ... 31
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (2)

Реклама