Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
StarCraft II: Wings of Liberty |#9| Шепот Судьбы
StarCraft II: Wings of Liberty |#8| Большие раскопки
Minecraft |#3| Сборная солянка и новый мир
StarCraft II: Wings of Liberty |#7| С ножом у горла

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Фэнтези - Питер Бигль Весь текст 362.9 Kb

Последний единорог

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5  6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 31
снова.
     Но Шмендрик, горько улыбаясь, рылся в карманах, где что-то
бренчало и позвякивало.
     -- Так  я  и знал, что этим и кончится, -- бормотал он, --
мечтал я, что будет иначе, но так я и знал. -- Он вынул кольцо,
на котором висели ржавые ключи.-- Вам  должен  служить  великий
волшебник,   --   продолжал  он,  --  но  пока,  увы,  придется
ограничиться услугами второразрядного карманника. Единороги  не
знают  нужды,  позора,  сомнений,  долгов,  но смертные, как вы
могли заметить, хватают, что могут. А Ракх может думать  только
о чем-нибудь одном.
     Она  внезапно  почувствовала,  что  все звери в "Полночном
карнавале" не спят и бесшумно  наблюдают  за  ней.  В  соседней
клетке  гарпия  начала  медленно переступать с ноги на ногу. --
Скорее, -- сказала Она, -- скорее. Шмендрик уже вставлял ключ в
замочную скважину. При первой неудачной попытке  замок  молчал,
но  когда  он  попытался  вставить  второй  ключ,  замок громко
выкрикнул:
     -- Хо-хо, тут какой-то волшебник? Какой-то волшебник! -- У
него был голос Мамаши Фортуны.
     -- Ах, чтоб ты сдох, -- пробормотал волшебник. Он повернул
ключ, и замок  с  презрительным  ворчанием  открылся.  Шмендрик
широко  распахнул дверцу клетки и мягко произнес: -- Прошу вас,
леди. Вы свободны.
     Она легко ступила  на  землю,  и  Маг  Шмендрик  изумленно
попятился.
     -- О,  вы  не  такая, как за решеткой, -- прошептал он, --
меньше и не такая... О Боже.
     Она была в своем лесу, мокром, черном  и  опустошенном  ее
долгим  отсутствием.  Кто-то звал ее издалека, но Она согревала
деревья, пробуждала травы. Галькой о днище  лодки  проскрежетал
голос  Ракха:  -- Ну, Шмендрик, я сдаюсь. Почему ворон похож на
классную доску?
     Она отодвинулась в  самую  глубину  тени,  и  Ракх  увидел
только  волшебника и пустую клетку. Рука его нырнула в карман и
появилась вновь.
     -- Ну, тощий вор, -- сказал он,  осклабившись  в  железной
ухмылке.  --  Теперь  она  нанижет  тебя на колючую проволоку и
сделает ожерелье для гарпии. -- Он  повернулся,  направляясь  к
фургону Мамаши Фортуны.
     -- Бегите,  --  сказал  волшебник.  Совершив  отчаянный  и
неуклюжий полупрыжок-полуполет, он приземлился прямо  на  спину
Ракха,  зажав ему глаза и рот своими длинными руками. Они упали
вместе, но Шмендрик поднялся первым и пригвоздил коленями плечи
Ракха к земле. -- На колючую проволоку, -- задыхался он. --  Ты
-- мешок  с  камнями,  ты  -- пустырь, ты -- разорение. Я набью
тебя несчастьем, покуда  оно  не  польется  из  твоих  глаз.  Я
превращу  твое  сердце в траву, а все, что ты любишь, в овец. Я
превращу тебя в плохого поэта с возвышенными мечтами. Я  сделаю
так,  что  все  ногти у тебя на ногах станут расти внутрь. Ты у
меня попляшешь.
     Ракх тряхнул головой и сел, отбросив Шмендрика  на  десять
футов в сторону.
     -- О  чем  ты  говоришь? -- злобно хохотнул он. -- Тебе не
под силу даже  превратить  сливки  в  масло.  Волшебник  только
начинал  подниматься  на ноги, как в свою очередь Ракх придавил
его к земле.
     -- Ты никогда не нравился мне, -- с  удовольствием  сказал
он.  --  Ты любишь выпендриваться, хотя при твоей силенке... --
Его руки, тяжелые как ночь, сомкнулись на горле волшебника. Она
не видела. Она была у самой дальней клетки, где скулил, рычал и
припадал к земле мантикор. Концом рога Она прикоснулась к замку
и, не обернувшись, направилась к клетке дракона. По очереди Она
освободила  всех  --  сатира,  Цербера,  Змея  Мидгарда.   Чары
пропадали, когда узники обретали свободу и исчезали в ночи, кто
быстро,  кто  медленно  и  неуклюже,  --  веселая  собака, лев,
обезьяна, крокодил и змея. Никто не благодарил ее, но Она и  не
ждала благодарности.
     Только   паучиха   не  обращала  внимания  на  мягкий  зов
единорога, донесшийся  к  ней  сквозь  открытую  дверь.  Арахна
трудилась   над   паутиной,  полагая,  что  это  Млечный  Путь,
опадающий хлопьями снега. Она шепнула:
     -- Ткачиха, свобода лучше, свобода  лучше,  --  но  Арахна
сновала  вверх  и  вниз  по  своему  железному ткацкому станку.
Паучиха  не  остановилась  даже  на  секунду,   и   когда   Она
воскликнула: -- Это очень красиво, Арахна, но это не искусство,
-- новая паутина тихо, как снег, опускалась вдоль прутьев.
     Поднялся  ветер.  Паутина скользнула мимо глаз единорога и
исчезла. Это гарпия, взмахивая крыльями, собиралась с силами --
так  навстречу  изогнувшемуся  гребню  волны   несутся   потоки
смешанной  с  песком  воды. Залитая кровью луна вырвалась из-за
облаков, и Она увидела Келено, золотую, с волосами, полыхавшими
как пламя. Сильные, холодные взмахи крыльев  сотрясали  клетку.
Гарпия смеялась.
     Ракх   и  Шмендрик  стояли  на  коленях  рядом  с  клеткой
единорога. Волшебник сжимал в руках тяжелую связку ключей, Ракх
потирал голову и мигал. Слепыми от ужаса глазами  смотрели  они
на  поднимающуюся  гарпию.  Ветер  пригибал  их, толкал друг на
друга, их кости гремели.
     Она направилась к клетке гарпии. Маг Шмендрик, маленький и
бледный, повернувшись к  ней,  открывал  и  закрывал  рот;  Она
знала,  что  он кричит, хотя и не могла слышать его: "Она убьет
тебя, она убьет тебя! Беги, глупая, пока она еще в клетке!  Она
убьет тебя, если ты ее выпустишь!"
     Но   Она  шла,  озаряемая  светом  своего  рога,  пока  не
оказалась перед Келено, Темной.  На  мгновение  ледяные  крылья
повисли  в  воздухе  как  облака, и древние желтые глаза гарпии
опустились прямо в сердце единорога, притянув  ее  к  себе.  "Я
убью  тебя,  если  ты  освободишь  меня,  -- говорили глаза. --
Освободи меня".
     Она опустила голову,  и  кончик  рога  коснулся  замка  на
клетке гарпии. Дверь клетки не отворилась, и прутья не растаяли
в свете звезд. Гарпия подняла свои крылья, и все четыре решетки
медленно опали, как лепестки раскрывающегося в ночи гигантского
цветка. На обломках ужасная в своей красе и свободная вскричала
гарпия,  волосы  ее  развевались,  как  мечи.  Луна съежилась и
скрылась. Без ужаса Она удивленно воскликнула: -- О,  ты  такая
же,  как  я!  --  и  радостно  попятилась,  чтобы увернуться от
гарпии, рог ее взметнулся в злобном ветре. Гарпия ударила  один
раз, промахнулась и с медным звоном взлетела в сторону. Дыхание
ее  было  теплым  и зловонным, крылья звенели. Гарпия сияла над
головой. Она видела свое отражение на бронзовой груди гарпии  и
чувствовала,  как  свет  чудовища  отражается  от  ее тела. Как
двойная звезда, кружили они  друг  подле  друга,  и  подо  всем
съежившимся  небосводом  не  было  никого  реальнее  этой пары.
Гарпия в восторге смеялась, и глаза ее обрели цвет меда. И  Она
поняла, что гарпия собирается ударить во второй раз.
     Гарпия сложила крылья и упала с неба, как звезда, но не на
нее, а  мимо;  она  пронеслась  так  близко; что одним пером до
крови поранила плечо единорога, светлые когти ее были  нацелены
в  самое  сердце  Мамаши Фортуны, которая простирала к ней свои
острые пальцы, как бы призывая гарпию к себе на грудь.
     -- Вдвоем! -- триумфально кричала ведьма. -- Порознь вы не
освободились бы! Вы были моими!
     Гарпия настигла ее, ведьма переломилась, как сухая  ветка,
и  упала.  Гарпия  припала  к  ее  телу, скрыв его, и бронзовые
крылья ее побагровели.
     Тогда Она повернулась. Совсем рядом детский голос звал  ее
бежать,  бежать.  Это  был волшебник. Глаза его были громадны и
пусты, а лицо, всегда слишком юное, стало, совсем  детским.  --
Нет,  --  ответила Она. -- Следуй за мной. Гарпия издала густой
довольный звук, от которого у волшебника задрожали  колени.  Но
Она вновь сказала: -- Иди за мной.
     Так  вместе  шли  они  из  "Полночного карнавала". Луны не
было, но в глазах волшебника Она была луной, холодной,  бледной
и   очень   старой,   освещавшей  путь  к  безопасности  или  к
сумасшествию. Он следовал за ней, не  оглянувшись,  даже  когда
удар  бронзовых  крыльев прервал тяжелый топот Ракха и раздался
предсмертный его крик.
     -- Он побежал, -- сказала Она, --  от  бессмертных  нельзя
бежать.  Это привлекает их внимание. -- Ее голос был мягок, и в
нем не слышалось жалости. -- Никогда не беги, --  сказала  Она,
-- ступай  медленно  и  притворись,  что  думаешь о другом. Пой
песню,  рассказывай  поэму,  показывай  свои  фокусы,  но   иди
медленно,  и она, быть может, не станет преследовать. Иди очень
медленно, волшебник.
     Так вместе, шаг за шагом, шли  они  сквозь  ночь,  высокий
человек в черном и белый зверь с одним рогом. Волшебник жался к
ее  свету  так  близко,  как  только осмеливался, ведь вокруг в
темноте метались голодные тени, тени звуков, с которыми  гарпия
уничтожала  жалкие остатки "Полночного карнавала". Но один звук
долго преследовал их уже после того, как затихли остальные,  --
тонкий сухой плач паука.

     IV

     Долго, как новорожденный, рыдал волшебник, прежде чем смог
заговорить.  --  Бедная  старуха,  -- прошептал он наконец. Она
ничего не сказала, и Шмендрик поднял голову и странно  поглядел
на нее. Начинал накрапывать серый утренний дождь, и она плыла в
нем, словно дельфин.
     -- Нет,  -- ответила Она на его немой вопрос. -- Я не умею
жалеть. -- Скорчившись под дождем у дороги, он молчал,  кутаясь
в  промокший  плащ, пока не стал похож на сломанный зонтик. Она
ждала, чувствуя, как каплями дождя падают дни ее  жизни.  --  Я
могу грустить, -- мягко молвила Она, -- но это не одно и то же.
     Когда  Шмендрик  вновь  посмотрел  на  нее,  он,  хотя и с
трудом, но уже взял себя в руки.
     -- Куда вы идете теперь? -- спросил он. --  Куда  вы  шли,
когда она поймала вас?
     -- Я  искала  свой  народ, -- ответила Она. -- Ты не видел
их, маг? Они так же белы  и  дики,  как  я.  Шмендрик  серьезно
покачал  головой:  --  Взрослым  я ни разу не слышал о подобных
вам. Когда я был мальчишкой, думали, что  три-четыре  единорога
еще   осталось,   однако   я   знавал   лишь  одного  человека,
встречавшегося с единорогом. Несомненно,  все  они  ушли,  все,
кроме  вас,  леди.  Когда  идешь  там,  где  они  жили  раньше,
раздается эхо.
     -- Нет, -- ответила она. -- Ведь другие-то их  видели.  --
Она  обрадовалась,  услыхав,  что единороги встречались еще так
недавно, когда волшебник был ребенком, и спросила:  --  Мотылек
рассказал  мне о Красном Быке, а ведьма -- о Короле Хаггарде. Я
ищу их, чтобы узнать, что им известно о единорогах и где искать
королевство Хаггарда?
     Черты волшебника перекосились,  однако  он  вернул  их  на
прежнее  место  и  начал улыбаться так медленно, словно его рот
обрел жесткость металла. Через минуту-другую рот принял  нужную
форму, но это была железная улыбка.
     -- Я могу рассказать вам одно стихотворение, -- сказал он:
---------------------------------------------------------------------------

     Там, где сердца жестоки, как меч,
     Где зла и коварна людская речь,
     Где скалы остры, бесплодна земля --
     Там встретишь Хаггарда-короля.
     -- Ну,  теперь,  когда я попаду туда, несомненно узнаю эту
страну, -- сказала Она, думая, что он дразнит ее.--А ты  знаешь
что-нибудь о Красном Быке?
     -- О  нем  нет  стихов,  --  ответил  Шмендрик.  Бледный и
улыбающийся, он поднялся на ноги. -- О короле Хаггарде дошли до
меня только слухи. Он стар и колюч, как последние дни ноября, и
правит бесплодной страной у моря.  Говорят,  прежде  эта  земля
была  мягкой  и  зеленой, но пришел Хаггард, коснулся ее, и она
увяла. У фермеров есть поговорка -- когда они смотрят на  поле,
погубленное пожаром, ветром или саранчой, то говорят: "Погибло,
как  сердце  Хаггарда".  Говорят  еще,  что  в его замке нет ни
света, ни очагов, и это он посылает своих людей красть  цыплят,
простыни и пироги с подоконников. Рассказывают, что в последний
раз   он  рассмеялся,  когда...  Она  топнула  ногой.  Шмендрик
заговорил быстрее: -- О Красном Быке я знаю меньше, чем слышал.
Историй о нем так много, и все они противоречат друг другу. Бык
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5  6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 31
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (2)

Реклама