Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
StarCraft II: Wings of Liberty |#20| Outbreak
StarCraft II: Wings of Liberty |#20| Outbreak
Объявление о переносе стрима по Starcraft 2!
Объявление о стриме!

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Политика - Серго Берия Весь текст 944.2 Kb

Мой отец - Лаврентий Берия

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 42 43 44 45 46 47 48  49 50 51 52 53 54 55 ... 81
ного "Манхэттенского проекта" в США.  А еще хотелось,  читатель, расска-
зать тебе о тех,  кого называют "атомными" разведчиками.  Так уж получи-
лось,  что советской разведке в создании секретного оружия была отведена
особая и отнюдь не последняя роль...
   Из воспоминаний Уинстона Черчилля:
   "17 июля пришло известие,  потрясшее весь мир.  Днем  ко  мне  заехал
Стимсон  и положил передо мной клочок бумаги,  на котором было написано:
"Младенцы благополучно родились".  Я понял,  что произошло нечто из ряда
вон  выходящее.  "Это  значит,  -  сказал Стимсон,  - что опыт в пустыне
Нью-Мексико удался.  Атомная бомба создана..." Сложнее был вопрос о том,
что сказать Сталину.  Президент и я больше не считали, что нам нужна его
помощь для победы над Японией.  В Тегеране и Ялте он дал слово,  что Со-
ветская Россия атакует Японию,  как только германская армия будет побеж-
дена,  и для выполнения этого обещания уже с начала мая началась  непре-
рывная переброска русских войск на Дальний Восток.  Мы считали,  что эти
войска едва ли понадобятся,  и поэтому теперь у Сталина нет того  козыря
против американцев,  которым он так успешно пользовался на переговорах в
Ялте. Но все же он был замечательным союзником в войне против Гитлера, и
мы оба считали, что его нужно информировать о новом великом факте, кото-
рый сейчас определял положение,  не излагая ему подробностей.  Как сооб-
щить ему эту весть?  Сделать ли это письменно или устно?  Сделать ли это
на официальном или специальном заседании,  или в ходе наших повседневных
совещаний,  или же после одного из таких совещаний? Президент решил выб-
рать последнюю возможность.  "Я думаю,  - сказал он,  - что мне  следует
просто  сказать ему после одного из наших заседаний,  что у нас есть со-
вершенно новый тип бомбы, нечто совсем из ряда вон выходящее, способное,
по  нашему мнению,  оказать решающее воздействие на волю японцев продол-
жать войну". Я согласился с этим планом.
   ...На следующий день,  24 июля, после окончания пленарного заседания,
когда  мы все поднялись со своих мест и стояли по два и по три человека,
я увидел, как президент подошел к Сталину и они начали разговаривать од-
ни при участии только своих переводчиков.  Я стоял ярдах в пяти от них и
внимательно наблюдают эту важнейшую беседу.  Я знал, что собирается ска-
зать президент. Важно было, какое впечатление это произведет на Сталина.
Я сейчас представляю себе всю эту сцену настолько отчетливо,  как  будто
это  было только вчера.  Казалось,  что он был в восторге.  Новая бомба!
Исключительной силы!  И может быть,  будет иметь решающее  значение  для
всей войны с Японией! Какая удача! Такое впечатление создайтесь у меня в
тот момент,  и я был уверен, что он не представляет всего значения того,
о чем ему рассказывали.  Совершенно очевидно, что в его тяжелых трудах и
заботах атомной бомбе не было места.  Если  бы  он  имел  хоть  малейшее
представление  о  той революции в международных делах,  которая соверша-
лась,  то это сразу было бы заметно.  Ничто не помешало бы ему  сказать:
"Благодарю вас за то, что вы сообщили мне о своей новой бомбе. Я, конеч-
но,  не обладаю специальными техническими знаниями.  Могу ли я направить
своего эксперта в области этой ядерной науки для встречи с вашим экспер-
том завтра утром?" Но на его лице сохранилось веселое и благодушное  вы-
ражение,  и  беседа между двумя могущественными деятелями скоро закончи-
лась.  Когда мы ожидали свои машины,  я подошел к Трумэну. "Ну, как сош-
ло?" - спросил я.  "Он не задал мне ни одного вопроса,  - ответил прези-
дент.  Таким образом,  я убедился,  что в тот момент Сталин не был особо
осведомлен о том огромном процессе научных исследований, которым в тече-
ние столь длительного времени были заняты США и Англия и на который Сое-
диненные Штаты, идя на героический риск, израсходовали более 400 миллио-
нов фунтов стерлингов...  Советской делегации больше ничего не  сообщали
об этом событии, и она сама о нем не упоминала".
   О взрыве в пустыне под Аламогордо первого американского атомного уст-
ройства Сталин узнал - и это уже не секрет - до встречи  с  Трумэном.  О
результатах  испытания,  полученных американцами,  Иосифу Виссарионовичу
доложил лично мой отец.  Было это там же,  в Потсдаме,  в период  работы
конференции глав великих держав.  Разговор состоялся в присутствии гене-
рал-полковника Серова. От него я и знаю все эти подробности.
   Генерал-полковник Серов находился тогда при маршале Жукове в  оккупа-
ционных войсках в Германии.  К слову, Героем Советского Союза он стал по
представлению Георгия Константиновича. Отличился Серов в боях за Берлин,
на Зееловских высотах.  Так вот как раз он и рассказал мне, как все про-
исходило в действительности. Прибыли люди из разведки, у которых уже бы-
ли на руках материалы, связанные с испытаниями первой атомной бомбы. До-
ложили отцу. Отец, в свою очередь, тут же доложил Сталину.
   Иосиф Виссарионович был очень недоволен.  Раздражение понятно, амери-
канцы нас опередили...  Естественно, в довольно резкой форме поинтересо-
вался,  как обстоят дела у нас.  Отец доложил,  что нам потребуется  еще
год-два,  мы находимся, сказал, на том уровне, который пока не позволяет
нам ответить на вызов американцев раньше.
   Должен сказать,  что разговор на эту тему заходил у них конечно же не
впервые.  Сталин  постоянно  интересовался ходом исследований.  Вот и на
этот раз отец доложил о последних результатах,  рассказал,  в частности,
что сам плутоний уже получен,  полным ходом идут работы над конструкцией
самой бомбы. И тем не менее, сказал отец, при самых благоприятных обсто-
ятельствах раньше ничего у нас не получится. "Минимум два года".
   Курчатова при этом разговоре,  вопреки тому, что сплошь и рядом пишут
сейчас, не было. Не было, естественно, и целого монолога, якобы произне-
сенного  тогда Сталиным.  Пишут,  что Иосиф Виссарионович тут же поручил
Курчатову ускорить работы.  В действительности же,  как рассказывал  мне
Серов,  Сталин внимательно выслушал доводы отца и сказал лишь, что наме-
рен в ближайшем будущем к этому вопросу еще вернуться.  Вот,  пожалуй, и
все. Потом, как известно, был разговор с американским президентом, о ко-
тором и вспоминает Черчилль...
   Удивление Черчилля вполне понятно,  но нам-то с вами предыстория раз-
говора Сталина с Трумэном уже известна...  Иосиф Виссарионович воспринял
сообщение американского президента абсолютно спокойно.  Скорее, это и не
сообщение было, как таковое, а зондаж. Проба на реакцию Сталина.
   Возвратившись с заседания,  Сталин никаких разносов никому не устраи-
вал,  как рассказывают, а лишь дал указание моему отцу подготовить пред-
ложения по форсированию этих работ. В результате, как известно, был соз-
дан Специальный комитет с более широкими  полномочиями,  а  все  ресурсы
страны были брошены на создание атомной бомбы.
   Из официальных источников.
   Специальный комитет  был  создан на основании постановления Государс-
твенного Комитета Обороны от 20 августа 1943 года. В Специальный комитет
при ГКО входили Л. П. Берия (председатель), Г. М. Маленков, Н. А. Возне-
сенский,  Б. Л. Ванников, А. П. Завенягин, И. В. Курчатов, П. Л. Капица,
В. А. Махнев, М. Г Первухин. На Комитет было возложено "руководство все-
ми работами по использованию внутриатомной энергии урана".  В дальнейшем
был преобразован в Специальный комитет при Совете Министров СССР. В мар-
те 1953 года на Комитет было возложено и руководство другими специальны-
ми работами оборонного значения. На основании решения Президиума ЦК КПСС
от 26 июня 1953 года Специальный комитет был ликвидирован, а его аппарат
передан во вновь образованное Министерство среднего машиностроения СССР.
   Сталин торопил и с водородной бомбой. Надо отдать ему должное, ничего
без его ведома тут не делалось. Здесь средств у него было много - от ма-
териального поощрения людей, занятых в проекте, до давления. Но помогал,
безусловно.  Я как-то рассказывал своим нынешним коллегам,  что у меня в
институте тогда было вычислительных машин больше,  чем сегодня. Одиннад-
цать!  Да, большие по объему, еще первого поколения, но - были! Отечест-
венная,  кстати, техника. Все расчеты и в атомном проекте, и в ракетном,
да и других систем крупных,  были сделаны на нашей вычислительной техни-
ке.  Странно, что все это уже забыто. А ведь основные разработчики нахо-
дились в Киеве и Харькове.  Профессор Лебедев,  целый ряд других  ученых
создали  эти  машины с помощью атомного комитета.  Они и предназначались
изначально для реализации ядерного проекта.
   Хотя именно тогда партия давила лженауку кибернетику...  Ее ЦК, аппа-
рат, как всегда, были далеки от реальных вещей.
   Юрий Жданов  с товарищами громил кибернетику,  а страна выпускала для
"оборонки" эти крайне необходимые нам машины. Их болтовня нам не мешала,
потому что к таким серьезным вещам,  как ядерный, ракетный проекты, пар-
тийных работников и близко не подпускали.  В других  отраслях,  где  они
имели возможность вмешиваться, они, конечно, мешали здорово... А Сталина
интересовало дело.  Цену аппарату ЦК он знал, поверьте... Он ему был ну-
жен  лишь для контроля.  Во всяком случае - знаю это точно - противником
вычислительной техники он не был.  Напротив,  выделялись соответствующие
средства, предприятия переходили на выпуск новой продукции.
   Да, с позиций сегодняшнего дня можно, безусловно, сказать, что следо-
вало больше средств вкладывать в перспективное дело, но вспомните, какое
это было непростое время.  Если бы столь грандиозная задача была постав-
лена даже не сегодня, а, скажем, в более благополучные восьмидесятые го-
ды, не уверен, что можно было бы достичь подобного. А тогда, после такой
страшной войны, с нуля начинали. Но ведь справились.
   Михаил Первухин, в послевоенные годы министр химической промышленнос-
ти, заместитель председателя Совета Министров СССР, в своих воспоминани-
ях,  написанных еще в конце шестидесятых годов и опубликованных лишь не-
давно,  утверждал, что "в случае неудачи нам бы пришлось понести суровое
наказание за неуспех".  "Конечно,  мы все ходили под страхом",  - вторит
ему Ефим Славский, в те годы первый директор атомного комбината, а впос-
ледствии трижды Герой Социалистического Труда,  министр  среднего  маши-
ностроения СССР. В других источниках прямо говорится, что Лаврентий Пав-
лович приехал на полигон с двумя списками сотрудников - один был наград-
ной, другой, в случае неудачи, для ареста... Поговаривают даже, что отец
якобы до самой последней минуты не верил, что бомба взорвется...
   Баек на сей счет ходит действительно много.  И об этих списках я  чи-
тал,  и о прочем...  А правда такова.  Тогда, в августе 1949 года, я сам
присутствовал при взрыве первой советской атомной  бомбы,  так  что  обо
всем  знаю  не понаслышке.  Дописались даже до того,  что отец был после
взрыва в дурном настроении, потому что не успел первым доложить об удач-
ных испытаниях Сталину.
   Реакцию своего  отца  я  помню прекрасно.  Все было совершенно иначе.
Сразу же после взрыва отец и Курчатов обнялись и  расцеловались.  Помню,
отец сказал тогда:  "Слава Богу,  что у нас все нормально получилось..."
Дело в том, что в любой группе ученых есть противники. Так было и здесь.
Сталину постоянно писали, докладывали, что вероятность взрыва крайне ма-
ла.  Американцы, мол, несколько попыток сделали, прежде чем что-то полу-
чилось.
   И отец,  и  ученые,  привлеченные  к реализации атомного проекта,  об
этом,  разумеется,  знали.  Как и о том, что чисто теоретически - уже не
помню  сейчас,  какой  именно процент тогда называли,  - взрыва может не
быть с первой попытки.  И когда бомба взорвалась, все они, вполне понят-
но, испытали огромное облегчение. Я смотрел на отца и понимал, какой це-
ной и ему,  и людям, которые не один год с ним вместе работали, достался
этот успех.
   Как пишут сейчас, "это был триумф Берия"... Но это был триумф Советс-
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 42 43 44 45 46 47 48  49 50 51 52 53 54 55 ... 81
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (4)

Реклама