Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Machinarium |#5| The Bremen Town Musicians (1)
Machinarium |#4| Lower street
Machinarium |#3| Jail
Machinarium |#2| Pit & Boiler

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Политика - Серго Берия Весь текст 944.2 Kb

Мой отец - Лаврентий Берия

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 47 48 49 50 51 52 53  54 55 56 57 58 59 60 ... 81
которые отец курировал.  Скажем,  металлургия.  А проект, о котором мы с
вами говорим,  требовал подключения всей промышленности. Нужен был чело-
век,  знающий дело, умеющий организовать работу в условиях военного вре-
мени.  Знаю,  что  этими  обстоятельствами и был обусловлен такой выбор.
Кроме того,  вся разведывательная информация продолжала проходить  через
его аппарат, а следовательно, поступала к отцу.
   Разумеется, проект  такого масштаба требует и специальных знаний.  Он
не мог рассчитать то или иное устройство,  но результаты этого  расчета,
физическую суть получал с помощью ученых.  Этого было вполне достаточно,
чтобы определить направление, поставить вопрос.
   Отец, помню это с детства,  всегда много работал над теми проблемами,
которые  ему поручались.  Когда он работал в Грузии,  ему пришлось зани-
маться субтропиками,  например.  Конечно,  он не был специалистом в этой
области.  Приглашал агрономов, почвоведов, других специалистов сельского
хозяйства, советовался. Это была обычная практика. Он ездил по колхозам,
смотрел,  анализировал, то есть готовил себя к пониманию вопроса. Это не
значит, что он мог стать таким образом селекционером или ученым-почвове-
дом,  но вопросы,  связанные с организацией этих работ, он изучал доста-
точно хорошо. Докопаться до сути он стремился и здесь. Вообще он был че-
ловеком с острым умом.  Знаю от самих ученыхядерщиков, с которыми он ра-
ботал, как они удивлялись тому, что он схватывал суть мгновенно.
   Ему не нужно было заниматься конструкцией  бомбы  или  теоретическими
проблемами. От него ждали другого - нужны были диффузионные заводы, цик-
лотроны,  ускорители и многое-многое другое,  без чего бомбу создать не-
возможно.
   Работал он тогда особенно много. Нередко беседы с учеными проходили у
меня на глазах.  Проходили они и у нас дома,  и за городом.  Вставал он,
как всегда,  рано и до девяти утра успевал часа три поработать над мате-
риалами.  А дальше обычная круговерть -  организационных  вопросов  была
масса.
   В 1946  году  по  предложению  отца к решению поставленных задач были
подключены большие мощности. Тогда же был создан Специальный комитет при
Совете Министров СССР,  который он и возглавил. Но, повторяю, работы шли
и в войну.  Создавались специальные лаборатории,  строились диффузионные
заводы,  ядерные котлы. В тяжелейших условиях, но дело делалось. Практи-
чески с 1943 года эти работы были развернуты.
   Все минувшие десятилетия приоритет советской науки никогда не ставил-
ся под сомнение,  но когда были обнародованы некоторые материалы развед-
ки,  тут пошли разговоры о том,  что ядерное оружие мы позаимствовали  у
американцев...
   Но ничего подобного!  Фактор времени!  И только он. Разведка в значи-
тельной мере облегчила задачу,  поставленную перед советскими учеными, и
они справились с ней в более сжатые сроки.
   Не секрет,  какое это было время.  Те отрасли промышленности, которые
должны были работать на бомбу,  находились после войны в удручающем сос-
тоянии.  Начни мы работы без каких-либо данных, результат был бы получен
лет на десять позднее.
   То есть наши ученые разрабатывали ту технологию, которая дала резуль-
тат.  Но  должен  ради  объективности  сказать еще вот о чем.  Наши уче-
ные-ядерщики не копировали американскую бомбу.  Скажем,  у  нашей  бомбы
иная конструкция. Это заслуга академика Харитона. Бомба создана на прин-
ципиально иной основе.  Да, ядерное топливо одно - плутоний, но у амери-
канцев, грубо говоря, заряд выстреливается в стволе и за счет сжатия на-
чинается цепная реакция и выделение энергии.  У нас вместо ствола приме-
нили  обжатие  шара.  Это более сложная конструкция,  но она дает лучшее
сжатие, лучший КПД.
   Получив от разведки очень и очень много, советские ученые все же пош-
ли своим путем. Так было не только с ядерным оружием...
   Вопреки распространенному мнению о том,  что ученые не знали,  откуда
поступают материалы, в которых содержалась информация о ходе аналогичных
работ на Западе,  должен заметить,  что это неправда. Знали, разумеется,
что эти данные добыты разведкой.  Не знали источники этой информации, но
это вполне объяснимо.
   Больше того, в Советский Союз были нелегально переправлены крупнейшие
ученые западных стран.  Некоторые имена могу назвать. Скажем, Бруно Пон-
текорво был доставлен в СССР из Англии на подводной лодке.
   Из официальных источников:
   Бруно Макс Понтекорво.  Родился в 1913 году. Как утверждают советские
источники,  "член КПСС с 1955 года,  советский физик,  академик АН СССР,
лауреат  Ленинской и Государственной премий.  Автор трудов по замедлению
нейтронов и их захвату атомными ядрами, ядерной изомерии, слабым взаимо-
действиям, нейтрино, астрофизике".
   Родился в Италии, член Итальянской компартии с 1939 года. С 1940 года
работал в США,  Канаде,  Великобритании. По официальным данным, в СССР с
1950 года...
   Понтекорво работал над аналогичным проектом еще на Западе.  Через Че-
хословакию были переправлены в Советский Союз и два  крупнейших  радиоэ-
лектронщика, американцы по происхождению...
   Можно было бы назвать еще десятки людей, но я не считаю себя вправе о
них говорить.  И объясню почему. Дело не в том, что сегодня это какая-то
сверхтайна. Наверное, разведслужбам эти имена давно известны. Говерить о
других людях было бы просто непорядочно. У них есть дети, внуки... Гово-
рить можно, убежден, лишь о раскрытых источниках информации, а коль ни в
зарубежной,  ни в нашей печати их имена до сих пор не всплыли,  называть
их не стоит.
   Вспомните суд над супругами Розенбергами, который ровно сорок лет на-
зад проходил в США.  Трагическая история.  По неосторожности или по глу-
пости  Хрущев  признал в США,  что Этель и Лилиан Розенберги были нашими
разведчиками.  Его спросили, он и ответил... Эти люди были казнены, хотя
так и не признали, что работали на Советский Союз. У спецслужб были лишь
косвенные данные о передаче СССР атомных секретов, а прямых никаких. Нет
их, к слову, у американцев и по сей день, если не считать признание Хру-
щева.
   А выдал Розенбергов брат Этель,  на чем неплохо заработал - на  полу-
ченные миллионы открыл свое дело...
   Очень многие люди работали на Советский Союз,  многие,  кто в большей
степени,  кто в меньшей,  причастны и к реализации ядерного проекта,  но
существуют законы разведки:  страна,  на которую работает разведчик, ни-
когда его не выдает.  Должны же быть этические нормы.  Правда,  мы о них
стали забывать...
   Интерес к  урановому проекту возник у моего отца задолго до соответс-
твующего решения Политбюро, принятого на базе материалов разведки, полу-
ченных из Германии,  Франции, Англии и уже впоследствии из Америки. Нас-
колько знаю,  первыми были получены в середине или в конце 1939 года ма-
териалы из Франции.  Речь в них шла о работах Жолио-Кюри. Тогда же стали
поступать представляющие несомненный интерес материалы из Германии. Если
коротко, стало известно, что сделано крупнейшее открытие: уран расщепля-
ется, при реакции урана выделяется большое количество энергии, и сразу в
нескольких странах одновременно - хотел бы это подчеркнуть - в Германии,
Франции, может быть, в Англии - ученым-физикам стало понятно, что цепная
реакция  возможна,  а коль так,  возможно и создание устройств,  которые
способны выделять в очень короткое время колоссальную  энергию.  Другими
словами,  тогда впервые зашла речь и о том, что возможно создание нового
оружия.
   Разведка - и техническая, и экономическая - в структуре Народного Ко-
миссариата  внутренних дел занимала значительное место.  Вполне понятно,
что наряду со специалистами высочайшего класса в области,  так  сказать,
"чистой" разведки, там работали и серьезные аналитики, к которым и попа-
дала соответствующая информация из Германии,  Франции,  Англии, Америки.
Думаю,  сегодня было бы довольно любопытно проанализировать те суммарные
сводки с тенденцией наиболее интересных направлений,  требующие дальней-
шей разработки, которые они составляли. Вместе с офицерами НКВД над эти-
ми материалами столь же серьезно работали эксперты, консультанты из чис-
ла специалистов, привлеченных к анализу разведданных. Знаю, что в данном
случае для экспертной оценки привлекались видные советские  ученые.  Та-
кие,  как, скажем, академик Иоффе, Капица, Семенов и целый ряд их учени-
ков.
   Материалы накапливались,  и пришло время, когда аналитики сделали вы-
воды:  как и у нас,  в СССР,  наука в нескольких странах подошла к тому,
что эта проблема из области фантастики превратилась в реализуемую  гипо-
тезу.
   О вкладе наших ученых в создание нового оружия разговор дальше, а по-
ка я хотел бы сделать одно уточнение. Разумеется, никто тогда, до войны,
меня  в  эти вещи не посвящал.  Лишь со временем от самых разных людей я
узнал предысторию создания атомной бомбы.
   Сам я,  не догадываясь об этом, прикоснулся к тайне будущего оружия в
конце 1939 года.  В это время у нас в доме появился молодой человек. Так
как он говорил по-английски,  я считал,  что он англичанин. Жил он у нас
недели две.
   Отец его не представлял,  просто сказал,  что это молодой ученый, Ро-
берт,  который приехал для ознакомления с рядом вопросов. Никаких разго-
воров больше не было.
   Роберт оказался довольно высоким, худощавым человеком лет тридцати, с
характерным лицом.  С достаточной степенью вероятности можно было судить
лишь о его еврейском происхождении. А кто он и откуда, можно было только
гадать.
   Обедали мы, как правило, вместе. Куда он уезжал, я не знал, а спраши-
вать о чем-то подобном было не велено. Да и у отца я в таких случаях ни-
когда ни о чем не расспрашивал.  Знал, что многие годы его жизнь связана
с разведкой. Если считал необходимым, он сам чтото говорил.
   Роберт знал немецкий, но проще ему было говорить по-английски. Язык я
знал,  поэтому проблем в общении у нас не возникало. К тому же отец поп-
росил меня в те дни, когда Роберт никуда не уезжает, тоже оставаться до-
ма и не ходить в школу. С тобой ему будет не так скучно, сказал отец.
   Наш гость много читал, а когда заканчивал работу, охотно расспрашивал
меня, как и чему учат в советских школах, что сейчас по физике проходим,
что по математике,  химии. Словом, обычное любопытство взрослого челове-
ка.  Показал мне ряд приемов быстрого счета.  Я понял,  что этот человек
имеет какое-то отношение к технике.
   - Рассказывай обо всем, что его интересует, но сам не расспрашивай ни
о чем,  - говорил отец. Так мы и общались. Роберт расспрашивал - я отве-
чал.  Отец вообще никогда не рассказывал в те годы о людях, которые ста-
новились гостями в нашем доме.
   Уж не помню точно, то ли в конце сорок второго или в самом начале со-
рок третьего как-то за столом, помню, были Ванников, нарком боеприпасов,
Устинов,  нарком вооружения,  зашел разговор о новом оружии.  Речь шла о
том,  что американцы форсируют какие-то разработки,  связанные с  бомбой
колоссальной  разрушительной  силы.  Говорили о ядерной реакции и прочих
вещах.  Тогда и услышал я,  что работы эти возглавляет в Америке  Роберт
Оппенгеймер.
   Я приехал накануне из академии, где учился, от предмета разговора был
далек, а когда гости разошлись, поинтересовался у отца:
   - Помнишь, у нас несколько лет назад гостил Роберт...
   Фамилию Оппенгеймер отец мне тогда не назвал, ответил коротко:
   - Не забыл?  Он приезжал к нам для того, чтобы предложить реализовать
этот проект, о котором ты слышал. Сейчас работает в Америке.
   - Человек, который гостил у вас до войны, приезжал в СССР нелегально?
   - Думаю,  да.  В  противном случае его бы не допустили к тем работам,
которые он возглавлял впоследствии в официальном учреждении.
   Я спросил тогда у отца,  помогает ли он нам сейчас. Отец ответил, что
теперь такой возможности нет,  но и без него есть немало людей,  которые
нам помогают.
   Из официальных источников:
   Роберт Оппенгеймер. Американский физик. В 1943 - 1945 годах руководил
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 47 48 49 50 51 52 53  54 55 56 57 58 59 60 ... 81
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (4)

Реклама