Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Machinarium |#5| The Bremen Town Musicians (1)
Machinarium |#4| Lower street
Machinarium |#3| Jail
Machinarium |#2| Pit & Boiler

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Политика - Серго Берия Весь текст 944.2 Kb

Мой отец - Лаврентий Берия

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 40 41 42 43 44 45 46  47 48 49 50 51 52 53 ... 81
ретом никогда не было. После каждого совещания в помещениях, где побыва-
ли гости,  шел тщательный осмотр.  Искали тех самых "клопов",  о которых
так много писали в последние годы. К слову, и тогда мы их так называли.
   Наши системы  поиска  позволяли бороться с ними довольно эффективно и
находили таких "клопов" немало. Но никогда официально об этом не заявля-
ли. Как правило, точно так же поступали и союзники. Считалось: установи-
ли - молодцы,  а мы нашли. Правда, однажды - это было в Куйбышеве - анг-
личане устроили нам большой скандал.  То ли неаккуратно сработали, то ли
старые системы поставили,  но в английском посольстве их обнаружили. Это
было единственное представление, сделанное по такому пикантному поводу.
   Здесь надо сделать одно уточнение:  речь идет о совершенно определен-
ном временном отрезке. С середины пятидесятых годов, насколько известно,
таких "проколов" хватало. Через несколько лет после строительства здания
посольства США в Москве, уже в шестидесятые, американские спецслужбы об-
наружили  там  несколько  десятков  подслушивающих устройств.  Настоящий
скандал разразился в скоротечный и  бесславный  период  руководства  КГБ
СССР Вадимом Бакатиным.  Именно он передал Роберту Страуссу полную схему
подслушивающих устройств в здании американского  посольства.  Воздержусь
от комментариев.  Напомню только,  что,  как выяснилось впоследствии, на
столь экстравагантный шаг бывшего секретаря провинциального обкома  КПСС
толкнуло  соответствующее "политическое решение" советского руководства.
В самих органах государственной безопасности,  впрочем  как  и  во  всех
спецслужбах мира, включая знаменитое ЦРУ, это вызвало состояние шока. По
некоторым данным,  советские спецслужбы "слушали" американцев  с  начала
тридцатых,  точно так же поступали, когда им это удавалось, наши союзни-
ки, и никого никогда это не удивляло. Речь-то, что скрывать, идет об об-
щепринятой практике.
   С моей  точки  зрения,  поступок Бакатина - это прямое предательство.
Что это,  как не выдача государственной тайны?  Возможно, Бакатин не сам
пошел на преднамеренное предательство, допускаю, что не он был инициато-
ром,  а,  напротив, получил соответствующую команду от Горбачева или ко-
го-то еще.  Мне это, откровенно скажу, неинтересно. К самому же поступку
отношение совершенно однозначное.  Разведка живет по своим правилам. Ра-
зумеется,  отбрасываем политические убийства. Информация - и это не сек-
рет - нужна. Как ее добывать? Мировое сообщество пока еще считает допус-
тимым  получение  информации любыми способами.  Лично я не берусь давать
этическую оценку действиям спецслужб,  но, думаю, подслушивание и тогда,
в войну, и сегодня в разведке вполне допустимо.
   Уровень соответствующих разработок - а это были отечественные системы
- всегда был чрезвычайно высок.  Технически обнаружить их было невозмож-
но. Что уж говорить о современных системах подслушивания... Но даже тог-
да в распоряжении советской разведки были не просто микрофонные  системы
с  кабельным  подводом электричества,  а поистине уникальные устройства.
Например,  Аверелл Гарриман,  посол Соединенных Штатов в СССР в  1943  -
1946 годах,  получил в свое время одну из таких систем... в подарок. Это
был преподнесенный советской стороной бюст Авраама Линкольна, шестнадца-
того президента США.  Вмонтированная в подарок система элементов питания
не имела,  а работала на подсветке снаружи.  За счет наружной энергии  и
шла ретрансляция.
   Разумеется, подслушивающие  устройства  были  установлены не только в
американском,  но и во всех остальных посольствах. Как-то я на несколько
дней  приехал  из академии в Москву и зашел в спецрадиолабораторию НКВД.
Накануне товарищ пригласил меня посмотреть новые разработки.  В этом  же
здании  находились  обрабатывающие центры,  куда поступала перехваченная
информация из посольств, находящихся в Москве.
   - Сейчас я тебе,  Серго, очень интересную вещь покажу, - заинтриговал
меня товарищ. - Думаю, тебе будет любопытно.
   Это была запись конфиденциального разговора премьер-министра Черчилля
с Кадоганом,  постоянным заместителем министра иностранных  дел.  Я  был
потрясен. Не самим фактом записи, разумеется. О том, что иностранные по-
сольства в Москве прослушиваются, я давно знал. Поразило совершенно дру-
гое:  Кадоган последними словами ругал...  премьер-министра Великобрита-
нии.  Я неплохо знал английский,  но крепкие выражения, которые допускал
заместитель  министра,  явно выходили за рамки всех существующих учебни-
ков.  Как выяснилось, Черчилль не имел права обсуждать какие-то вещи без
санкции кабинета и согласования с ним, Кадоганом.
   Возвращаясь домой, невольно подумал: странные взаимоотношения. Попро-
бовал бы кто-нибудь из заместителей наркомов,  да что там заместителей -
самих членов правительства, членов Политбюро ЦК говорить в таком тоне со
Сталиным...
   Дома рассказал о том, что слышал, отцу. Он был очень недоволен:
   - А какое право имели тебя к таким вещам допускать?
   Мне не оставалось ничего другого,  как попросить отца,  чтобы  он  не
вмешивался и все осталось между нами. Но об услышанном мною мы тогда по-
говорили.
   - Да,  там совершенно иные взаимоотношения между членами правительст-
ва, - объяснил мне отец. - Любой из них имеет право отстаивать свою точ-
ку зрения, оспаривать мнение премьера.
   И я вновь сопоставил:  у нас ведь, за редким исключением, члены руко-
водства на задних лапках бегали...
   Вышло так, что с Кадоганом я познакомился. Помню, он поинтересовался,
откуда я знаю английский.  Наверное,  сказал, вы готовите себя к опреде-
ленной карьере? Нет, отвечаю, я знаю и английский, и немецкий, при необ-
ходимости и еще выучу, но готовлю себя только к технической карьере.
   Мне показалось, что он не поверил:
   - Мы готовим людей с колледжа... Вы изучаете языки и стремитесь к со-
вершенно другой карьере? Так не бывает...
   Но я действительно никогда не мечтал ни о чем другом, кроме техники.
   Ни в Ялте,  ни еще раньше, в Тегеране, мы в силу вполне понятных при-
чин с иностранцами не общались. Уже позднее совершенно случайно я встре-
тился на одной из южных государственных дач с Гарриманом и Гарри Гопкин-
сом.  Последний во время второй мировой войны был советником и специаль-
ным  помощником президента Рузвельта.  Оба приезжали к Сталину,  но я об
этом не знал и отправился на ту дачу в твердой уверенности,  что там ни-
кого нет. Так и познакомились.
   Разговор вышел  довольно любопытный.  Оказалось,  что Гарриман еще до
советизации Грузии имел там марганцевые рудники,  работал у нас и  позд-
нее.
   - А  я твою маму помню совсем молодой,  - рассказывал.  - Она в банке
работала,  верно? Тогда у вас какая-то благотворительная кампания прохо-
дила  и я пожертвовал голодающим даже больше,  чем мне предложили.  Твоя
мама была такая красивая. Мне сказали, что она жена чекиста.
   - Решили таким образом воздействовать на чекистов? - пошутил я.
   - Да нет,  она действительно была очень красивая, и я не устоял перед
просьбой помочь голодающим.
   Такой же  случайной  была одна из встреч моего отца в дни Тегеранской
конференции.  Виделись мы с ним, как и в Ялте, довольно редко. У каждого
было много работы, но мнениями обменяться успевали. Как-то рассказывает,
что познакомился с очень интересным парнем из американской разведки. Го-
да 22 ему,  грузин.  Очень симпатичный, грамотный человек. Любит Грузию.
Этого для отца было вполне достаточно,  и общую тему они  нашли  быстро.
Отец,  признавался,  был удивлен,  что этот молодой человек очень хорошо
знает историю.  В частности, они говорили о так называемых лазах (другое
название  мингрельцев).  Большое  поселение одного из грузинских этносов
находилось в Турции. В свое время, гораздо раньше советских депортаций и
даже  переселения  во  времена  Суворова полутора сотен тысяч поляков на
Урал, этих людей турки переселили с побережья в горы, подальше от границ
Грузии. Лазы сумели сохранить язык, но магометанство им все же привили.
   Американский разведчик прекрасно ориентировался в проблемах этого на-
рода,  и трудно было сказать, объяснялось ли это только его личным инте-
ресом,  или это был целенаправленный интерес,  связанный с его службой в
разведке. Но от общения с ним отец получил явное удовольствие. Наверняка
и  ему было интересно общаться с отцом - всем было хорошо известно,  кто
прилетел в Тегеран вместе со Сталиным.
   В одной из грузинских газет уже много лет спустя я прочел,  что  этот
человек  написал воспоминания и рассказал о встрече с моим отцом.  С не-
меньшим удивлением узнал, что главнокомандующий вооруженными силами НАТО
в  Европе носит ту же фамилию - Шаликашвили.  Вполне допускаю,  учитывая
некоторые детали, что тогда, в сорок третьем, отец встречался с кемто из
близких родственников известного американского генерала.
   Из официальных источников:
   Джон Шаликашвили. Армейский генерал. С осени 1993 года - председатель
объединенного Комитета начальников штабов.  Прошел в армии США  путь  от
командира  взвода  до командира дивизии.  Ветеран вьетнамской войны.  До
назначения на высший военный пост в американской армии командовал воору-
женными силами НАТО в Европе.
   Отец армейского генерала Шаликашвили - офицер вооруженных сил Грузии,
в 20-м сражался с наступавшими частями Красной Армии.  После советизации
Грузии бежал из страны и позднее служил в турецкой армии.
   Джон Шаликашвили  родился  в Польше,  где его отец продолжал службу в
качестве военного советника, от брака Шаликашвили-старшего с полькой.
   В годы второй мировой войны отец нынешнего председателя Комитета  на-
чальников штабов служил в Италии,  где и был после вторжения союзников в
Европу захвачен в плен американскими войсками.  По некоторым данным, ра-
ботал в Италии на американское правительство. После окончания второй ми-
ровой войны - в США.
   У меня,  разумеется,  ни в Ялте,  ни в Тегеране таких встреч быть  не
могло.  Мы даже питались в отдельной комнате.  В Тегеране, а позднее и в
Ялте проходили официальные банкеты,  носившие формально-аскетический ха-
рактер, но в них участвовали высшие руководители. На более низком уровне
тоже не обходилось без тостов. Скажем, наша и американская охрана быстро
нашла общий язык.  Ни к той ни к другой категории мы не относились, поэ-
тому,  видимо,  и кормили нас похуже.  Кстати, в Тегеране стол был более
изысканным. Но так как в Ленинградской академии нас, слушателей, кормили
более чем скромно,  претензий,  честно скажу,  к начальству не было. Тем
более мы уже знали,  что питаемся не "с барского стола", и поэтому с по-
ниманием отнеслись к намеку начальства, что спиртное нам не положено.
   Как и все,  наверное,  я много читал любопытных  воспоминаний  о  тех
встречах, о всевозможных деликатесах, которыми, скажем, в Ялте потчевали
высоких гостей.  Наверное,  так и было, судить не берусь. Мы были просто
очень далеки от всего этого и видели Рузвельта и Черчилля лишь со сторо-
ны и отнюдь не на официальных приемах.
   Кроме основной работы, связанной с текстом записанных разговоров, мне
довелось заниматься и тем,  что очень любил,  - настраивал, ремонтировал
принимающие системы.  Сбоев у нас не было,  и, кажется, начальство оста-
лось нами довольно.
   В период,  когда проходили Тегеранская, Ялтинская, Потсдамская конфе-
ренции,  отец уже не имел никакого отношения к  органам  государственной
безопасности, но, как и прежде, оставался членом ГКО и руководителем со-
ветской стратегической разведки.  Этим, видимо, и объяснялось его пребы-
вание в Тегеране, Ялте и Потсдаме. В Потсдаме я даже жил вместе с отцом,
но каких-либо официальных поручений уже не имел.  Так что ни Трумэна, ни
Черчилля,  ни представлявшего Англию после поражения последнего на выбо-
рах Эттли "слушать" мне уже не пришлось. Но что такие же разведмероприя-
тия  проводились  в Потсдаме и советской стороной,  и нашими союзниками,
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 40 41 42 43 44 45 46  47 48 49 50 51 52 53 ... 81
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (4)

Реклама