Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Machinarium |#5| The Bremen Town Musicians (1)
Machinarium |#4| Lower street
Machinarium |#3| Jail
Machinarium |#2| Pit & Boiler

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Политика - Серго Берия Весь текст 944.2 Kb

Мой отец - Лаврентий Берия

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 43 44 45 46 47 48 49  50 51 52 53 54 55 56 ... 81
кого Союза,  советской науки. Задача, что и говорить, была выполнена ко-
лоссальная.
   Откровенно говоря,  лично на меня этот взрыв такого впечатления,  как
на моего отца,  Курчатова и других людей, - а в бункере нас было человек
десять, - не произвел. Впечатление, безусловно, сильное, но не потрясаю-
щее.  На меня,  скажем,  гораздо большее впечатление произвели испытания
нашего  снаряда,  который  буквально прошил крейсер "Красный Кавказ".  В
один борт корабля вошел,  из другого вышел. Но это была НАША разработка,
в  которую столько было вложено мною и моими товарищами.  А здесь...  Я,
конечно, отдавал себе отчет, что присутствую при необыкновенном событии.
Создана  бомба  невероятной разрушительной силы,  - все это имеет колос-
сальное значение для нашей страны.  Но эмоциональное восприятие было все
же иным. Я хорошо знал, что подобные испытания проходили у американцев и
как они проходили. Словом, довольно спокойно отошел я от телескопа, а их
в бункере было установлено несколько.
   Для Курчатова  и моего отца с этим взрывом был связан целый этап жиз-
ни. Конечно, им все то, что случилось, было близко и дорого.
   Когда пишут сейчас обо всех этих вещах,  неточностей допускают много,
а зачастую и врут безбожно.  Не было и в помине никаких списков,  а если
кто-то утверждает,  что ученые боялись отца,  пусть останется это на его
совести. Отношения были совершенно иными.
   Неправда, что отец и ученые нервничали, дергали военных и тому подоб-
ное.  Мы находились, как я уже говорил, в одном из бункеров. Там их была
целая  система.  Были отсеки,  в которых находились всевозможные службы.
Каждый занимался исключительно своим делом.  Ни Курчатов, ни остальные в
ход испытаний не вмешивались.  Это был военный полигон, который и обслу-
живали военные.  Вмешательство ученых просто не требовалось. Свою задачу
они  выполнили,  теперь  дело было за другими людьми.  Впоследствии были
созданы специальные авиационные эскадрильи,  ракетные части, участвующие
в испытаниях, а тогда эта задача была возложена на одно из войсковых со-
единений.
   От Курчатова уже ничего не зависело.  Изделие создано, передано воен-
ным,  а там уж как получится. А вообще мой отец всегда настаивал на том,
чтобы военные привлекались с начала разработки. Когда мы проводили испы-
тания  новой техники,  он мне всегда говорил об этом.  И в жизни мне это
здорово помогало,  скажу честно.  Военные не тогда должны изучать то или
иное изделие,  когда оно поступит в войска, а с момента начала разработ-
ки.  Тогда и во все тонкости вникнут,  и по ходу дела что-то обязательно
подскажут  дельное.  Этому  совету я следовал и при жизни отца,  и еще в
большей степени позднее.  Ни одна разработка без каких-либо огрехов, как
ни крути,  не обходится. Я сам окончил Военную академию, адъюнктуру, всю
жизнь работаю на оборону,  но никогда не считал зазорным принять дельный
совет кого-то из тех, кому придется в будущем иметь дело с нашими разра-
ботками.
   Да всякое в жизни бывает.  Скажем,  нам,  разработчикам, что-то проще
сделать каким-то образом,  а как это скажется на использовании техники в
боевой обстановке?  Говорю об этом вот почему. Многие Генеральные, Глав-
ные  конструкторы  - так бывало не раз - рассматривали военных как людей
малокомпетентных. У моего отца был иной взгляд на эти вещи. А в том, что
он  оказался  и  здесь абсолютно прав,  я убеждаюсь на протяжении многих
лет.
   Не знаю,  насколько интересны будут мои рассуждения  молодым  ученым,
но, как мне кажется, отца это в какой-то мере характеризует. Лишь недоу-
мение вызывают россказни о том, что на полигоне он кричал на людей, нер-
вировал военных. Некоторые высказывания того же Славского вызывают дове-
рие.  Например,  пусть спустя много лет, но признал же он, что Лаврентий
Павлович всегда прислушивался к мнению специалистов, прекрасно справлял-
ся со всеми организационными проблемами,  помогал проводить в жизнь  все
необходимые решения.  Правда,  некоторое удивление вызывает фраза "Берия
нам не мешал"...
   Спасибо, как говорится,  и на этом.  Когда Курчатова заставляли  дать
показания  на отца и написать,  что Берия всячески мешал созданию первой
советской атомной бомбы,  Игорь Васильевич сказал прямо: "Если бы не он,
Берия, бомбы бы не было".
   Теперь о  том,  кто  доложил  Сталину о взрыве.  Это сделал лично мой
отец.  Так что все разговоры о том, что кто-то опередил здесь моего отца
и тот был разгневан, абсурдны. Кто мог доложить, кроме него?
   Сообщение ушло в Москву прямо с ядерного полигона,  а несколько позд-
нее Сталин попросил отца пригласить к нему Игоря Васильевича Курчатова и
его ближайших помощников, а также членов атомного комитета. Тогда разго-
вор состоялся более обстоятельный, конечно.
   Такое приглашение в те годы расценивалось посильнее,  чем самый высо-
кий орден.  Ученые остались довольны приемом.  Все получили колоссальное
материальное вознаграждение,  автомобили,  для них были построены  дома.
Словом, труд атомщиков был оценен по достоинству. И это, заметьте, в ус-
ловиях всеобщей послевоенной бедности.  Сталин тогда сказал, что с боль-
шим удовольствием сделал бы все это и для всех остальных людей, работав-
ших над ядерным проектом, они это заслужили, но, к сожалению, пока такой
возможности у страны нет.
   Многие ученые тогда же были отмечены высокими наградами. Мой отец по-
лучил Государственную премию.  Но дело,  конечно,  не в наградах. Сделав
такое большое дело, все они были чрезвычайно рады. Что бы мы ни говорили
сегодня,  но тогда был создан ядерный щит государства. Именно тогда, как
известно, и завершилась монополия США на ядерное оружие.
   Самые добрые воспоминания остались у меня об Игоре Васильевиче Курча-
тове.
   Из официальных источников:
   Игорь Курчатов.  Академик. Трижды Герой Социалистического Труда. Пер-
вый  организатор и руководитель работ по атомной науке и технике в СССР.
Под его руководством сооружен в 1939 году первый советский циклотрон,  в
1940 году открыто спонтанное деление ядер урана.
   Основатель и первый директор Института атомной энергии. Под руководс-
твом И. В. Курчатова созданы первый в Европе ядерный реактор (1946 год),
первая в СССР атомная бомба (1949 год), первые в мире термоядерная бомба
(1953 год) и атомная электростанция.  Лауреат Ленинской и нескольких Го-
сударственных премий. Скончался в 1960 году в возрасте 58 лет.
   Очень талантливый человек.  Блестящий ученый. Кстати, учился в Таври-
ческом университете,  впоследствии преобразованном в Крымский  государс-
твенный университет.  Среди тех, кто читал там лекции вскоре после рево-
люции,  были профессор Н.  М. Крылов, А. И. Иоффе, а ассистентом работал
молодой И. Е. Тамм.
   Туда и  поступил  на физико-математический факультет Игорь Васильевич
Курчатов. Учился, конечно, блестяще. Он и гимназию окончил с золотой ме-
далью. Летом 1923 года защитил дипломную работу. И все это за три года!
   Впоследствии Курчатов стал одним из ведущих сотрудников Ленинградско-
го физико-технического института,  признанного в те годы центра физики в
Советском Союзе.  Сам институт был создан вскоре после революции под ру-
ководством А.  И. Иоффе. Физико-техническим отделом руководил сам акаде-
мик  Иоффе,  отдел химической физики возглавлял Николай Николаевич Семе-
нов,  впоследствии лауреат Нобелевской и Ленинской премий,  дважды Герой
Социалистического Труда. Это был один из основоположников химической фи-
зики, основатель целой научной школы.
   В годы войны ему довелось заниматься вещами,  далекими - он отправля-
ется  в  Севастополь,  получив специальное задание от командования Воен-
но-Морского Флота. Дело в том, что немцы успели сбросить с воздуха в мо-
ре много магнитных мин, взрывавшихся под действием магнитного поля приб-
лижающихся кораблей. Тогда и поставлена была эта задача. Так вот, за все
время войны,  насколько известно, из размагниченных Курчатовым и его то-
варищами кораблей ни один не подорвался, включая подводные лодки. В годы
войны  размагничивание  кораблей  проводилось на всех флотах,  но первые
опыты были успешно проведены на Черном море.
   С конца 1942 года Курчатов в Москве - его назначили научным руководи-
телем той проблемы, о которой мы с вами и говорим.
   Когда встал  вопрос  о реализации атомного проекта,  перед моим отцом
была поставлена труднейшая задача - создать коллектив  единомышленников,
собрать  тех людей,  которые смогли бы в довольно короткий срок реализо-
вать задуманное. Начал он вот с чего. Пригласил Иоффе, Семенова, Капицу.
Не  в  обиду этим крупнейшим ученым,  ни в одном из них он не видел того
человека,  который мог бы возглавить такое дело.  Иоффе, рассуждал отец,
теоретик.  Блестящий ученый,  но теоретик. А вызвал его отец вот почему.
Он знал,  что Иоффе имеет очень много молодых учеников и мог бы  подска-
зать, на кого следует обратить внимание.
   Капица? Тот был не только теоретик, но и инженер. Беда была в другом.
Петр Леонидович просто-напросто не хотел работать над атомным проектом.
   Из официальных источников:
   Петр Капица.  Академик. Дважды Герой Социалистического Труда. Один из
основателей  физики  низких температур и физики сильных магнитных полей,
организатор и первый директор Института физических проблем  АН  СССР.  В
1939 году открыл сверхтекучесть жидкого гелия,  разработал способ сжиже-
ния воздуха с  помощью  турбодетандера,  новый  тип  мощного  генератора
электромагнитных колебаний.
   Лауреат Нобелевской и нескольких Государственных премий.
   У нас с отцом были разговоры на эту тему.  Прямо Капица конечно же не
заявлял об этом, но секретом это не было. По всей вероятности, было и на
него,  как,  скажем, на Харитона, досье. А зацепиться было за что. Когда
ЦК начал его преследовать,  отец пытался по возможности что-то  сделать.
Но  беда была вот в чем.  Людей,  занятых в реализации атомного проекта,
отец мог защитить и защищал. Капица же работать на бомбу не хотел. Здесь
и возникали известные сложности.
   По линии Академии наук ЦК неприятностей ему много сделал. Помню, отец
вызвал Семенова,  академика,  друга Капицы, и попросил помочь в меру сил
Петру Леонидовичу. Сам я, сказал отец, официально помогать Капице не мо-
гу. Работай он у меня, проблем бы не было. Но коль так получилось, этому
талантливому  человеку надо помогать.  Атомщики тогда зарабатывали более
чем прилично,  и отец попросил Семенова из тех премий,  которые он будет
получать,  какие-то деньги передавать Капице.  Это не дело, сказал отец,
что такой ученый должен страдать.
   Что Капица противник режима,  отец,  конечно,  знал. Не помню, в 1936
или 1937 году,  когда Капица приехал из Англии,  а возвратиться назад не
смог, он прямо заявил Молотову: "Я не хочу здесь работать". Молотов уди-
вился:  "Почему?"  Капица объяснил так:  "У меня нет та кой лаборатории,
как в Англии". - Мы ее купим, - ответил Молотов. И купили. Такое же обо-
рудование и здание точно такое же построили. И тем не менее...
   В Англии он работал с конца 20-х годов,  лет десять. А в Союз возвра-
тился так.  Капица во втором браке был женат на дочери известного кораб-
лестроителя Крылова.  Академик, если мне память не изменяет, тогда серь-
езно заболел. Капица с женой и приехали проведать старика. Назад не пус-
тили...
   Забегая вперед,  скажу, что он очень резко выступал за мое освобожде-
ние из тюрьмы. Конечно, он знал, как относился к нему мой отец... С бла-
годарностью вспоминаю и его, и Ванникова, и Туполева, и Лавочкина, и Ко-
ролева.  Они сделали все,  чтобы вытащить меня из тюрьмы.  Дважды, как я
рассказывал, обращались к Хрущеву, но своего добились.
   А между  тем  считалось,  что  из  атомного проекта Капицу "выставил"
отец...  Как-то он сказал Семенову:  "Жаль, ей-Богу, что такой способный
человек работает на большевиков". Семенов мне рассказывал: "Я засмеялся:
Лаврентия Павловича не переделаешь..."
   Среди таких людей отец искал того единственного человека, который мог
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 43 44 45 46 47 48 49  50 51 52 53 54 55 56 ... 81
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (4)

Реклама