Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Aliens Vs Predator |#2| RO part 2 in HELL
Aliens Vs Predator |#1| Rescue operation part 1
Sons of Valhalla |#1| The Viking Way
Roman legionnaire vs Knight Artorias

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Поэзия, стихи - Вадим Бабенко Весь текст 330.14 Kb

Сборник

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5  6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 29

               Правят бал - отосланный кому-то
               злой намек, не схваченный умом,
               близоруко щурятся каюты,
               как зрачки со старческим бельмом,

               дребезжат морщинистые лица,
               и твердеет музыка канвой,
               и плывут проклятья вереницей,
               отмывая горечь за кормой.

               Шумный бал. Одобренная свыше
               суета в преддверьи забытья.
               Cожаленьем, капающим с крыши,
               до краев наполнена кутья,

               привыкают вещи к нежилому
               запаху покинутых чертог,
               а возмездья метят по живому,
               торопясь отпраздновать итог.

               Не сбылось, что грезилось вначале,
               потекли событья на исход,
               к берегам, исполненным печали,
               отплывает белый пароход,

               куцый флаг, отчаянья не пряча,
               на ветру змеится бечевой,
               и труба заходится от плача,
               но нельзя поделать ничего.

               1989



                        *  *  *


                    Ты обо мне суди
                    на полпути, не в срок
                    верных шагов, среди
                    недоведенных строк,
                    что унижают слух
                    и, рассыпаясь в прах,
                    не возвышают дух,
                    но вызывают страх.

                    На полпути, в бреду,
                    не поднимая глаз,
                    я за тобой бреду,
                    я поминаю нас
                    и, замерев, стою
                    в недорогом плену
                    полупустот, свою
                    не осознав вину.

                    На полпути сует
                    что нам стезя сулит -
                    лишний косой навет,
                    слишком знакомый вид
                    разных убожеств - ход
                    в старую дверь, в мираж,
                    где побеждает тот,
                    кто позабыл, и наш

                    жребий не нов. Итак,
                    правя, не обессудь -
                    я опускаю флаг
                    наших желаний - суть
                    то, что живет, пока,
                    не удержав висок,
                    вниз не сползет рука,
                    словно звезда в песок. -

                    Так же и мы. Пикник
                    на полпути разлук -
                    неподходящий миг
                    для налетевших вдруг
                    из глубины глазниц
                    куцых надежд, обид
                    и некрасивых лиц
                    тех, кто о нас скорбит.

                    Это в последний раз -
                    и невозможный день,
                    что поминает нас,
                    не ободрив, и тень
                    той кутерьмы чудес,
                    ставших всему виной,
                    что исчезает без
                    лишних затей, и мой

                    разгоряченный бред -
                    на острие, в клети
                    жизни, которой нет,
                    словом - конец пути,
                    где подберет молва
                    и, обезличив стих,
                    перечеркнет слова,
                    не понимая их.

                    1990



                  С ТОГО СВЕТА


          Осенний будний вечер. У ворот
          привычное для нас столпотворенье -
          к небесной канцелярии неспешно
          ползет живая очередь. В конце
          по оживленью можно угадать
          вновь прибывших, один из них - советник -
          оглядывает пристально соседей
          и нервно озирается вокруг.
          Затем, задумав что-то, он идет,
          уверенно проталкиваясь мимо
          простой толпы, к швейцару-херувиму
          и сообщает на ухо привет
          от некоего Зальцмана. Швейцара
          привет не вдохновляет, посрамленный,
          советник возвращается назад
          и смотрит косо. Очередь ликует.
          Тем временем кончается прием,
          готовятся служебные кареты,
          и люди разбредаются понуро
          в места пережиданья темноты.
          Однако, разожженные костры
          уводят страхи, хлопотные мысли
          сменяются обычным интересом
          ко всякой новизне - к тому же, вечер
          довольно теплый. Голосит сова,
          посматривают женщины лукаво,
          черты их расплываются, мягчают,
          и вот все успокоилось, и полночь
          полна совокупления теней.


          Наутро снова грузноватый бог
          ведет прием с положенным вниманьем
          к мирским делам перемещенных лиц.
          Входящие с понятным любопытством
          глядят на бога, он велиречив,
          слегка придавлен собственным бессмертьем,
          но, в общем, мил и не зануден, как
          начальники в обычной нашей жизни.
          Ему, однако, несколько неловко -
          гораздо лучше чувствуя себя
          в прозрачном мире собственных раздумий,
          тут, в обстановке телефонов, кресел,
          секретарей, а главное, толпы
          того замысловатого народца,
          в котором, право, трудно разобраться,
          он до сих пор не может выбрать тон -
          значительный и мягкий, и об этом,
          конечно, знают все эти мальчишки,
          курчавые, как на подбор, беззвучно
          скребущие по гербовой бумаге
          отточенными перьями. - "Пожалуй,
          мы, все ж, почтительнее были к старшим..." -
          Покончив с суетливою мадам
          и проводив привычною улыбкой
          ее до двери, он глядит в окно
          на яркое покорное светило -
          покинув кроны благородных кущ,
          светило направляется к обеду,
          и это сразу поднимает дух.


          В густом лесу стареющий сатир
          манит к себе молоденькую нимфу,
          та лишь смеется, впрочем не трудясь
          поправить вольность некую в одежде,
          которая, приоткрывая часть,
          дает намек на близость остального
          и делает обыденное тайным,
          хотя давно известным наперед.
          Тогда сатир, увидев в этом знак
          немого поощренья, расправляет
          широкий пояс, открывая вещь,
          которая, без всякого сомненья
          должна внести конкретность в разговор.
          Но юная проказница хохочет
          и, повиляв на фоне диких лоз
          перед сатиром аппетитным задом,
          скрывается в деревьях, повергая
          в глубокую задумчивость его.
          Потом веселый нрав берет свое,
          сатир уже смеется, предвкушая
          припрятанную в спущенных штанах
          заветную бутылочку нектара,
          потом он дремлет в чутком полусне,
          воюя с надоедливой пчелою
          расслабленной рукой и представляет
          болтливым толстым мальчиком себя.


          А в общем, все обыденно весьма.

          Во всех местах, какие знаем с детства,
          царит вполне законченное блядство,
          и исключенья трудно ожидать
          на небесах, устроенных нехитро,
          где пребывает множество народа,
          и всякая болезнь побеждена.

          И если в этом выискать резон,
          то, верно, как в спасении от скуки,
          которое, хотя и не всегда
          себя способно оправдать, но смысла
          не лишено и, главное, доступно
          и здесь, у нас, и там, на облаках.

          А потому не следует спешить
          менять места земного пребыванья
          на чуждую небесную обитель,
          поскольку все примерно совпадет,
          ну а дорога связана с расходом
          на лошадей, питание и проч.

          Однако, прозябание в одном
          привычном мире длительное время
          противно человеческой природе
          и - где-то в пику правилам игры.

          И перед взором строгого крупье,
          не ведая, что выпадет в итоге,
          вчерашние торопятся подруги,
          пока стоит у ангела в штанах.

          1990



                     УСПЕНСКИЙ СОБОР


          Город Ростов Великий. Грудою кирпича
          у собора Успенья себя утверждает в боге
          семидясьтилетняя власть. Чайки снуют, крича,
          озирая с высот размытую хлябь дороги,
          налетая на город с мутных илистых волн
          очень старого озера, за которым в дымке
          неуместно маячит смутно знакомый холм,
          как чужое лицо на выцветшем фотоснимке.

          Город Ростов Великий. Я пребываю в нем
          с женщиной, до удивленья походящей чем-то
          на любимую прежде. Полудождливым днем
          намекает погода на зыбкий подвох момента
          приближения нас друг к другу, на этот раз
          осторожностью мы не блещем, в недоуменьи вящем
          уцелевший святой глядит с потолка на нас
          и поспешно отводит взгляд, притворяясь спящим.

          Мы барахтаемся в пучине маленьких городков,
          различимых чудачеств, вовсе не злых наветов,
          где на рубленых стенах висят кругляши подков,
          где ютится Россия падчерицей у Советов,
          где она подтверждает себя, невзирая на
          наговоры, обманы, где, обещая чудо
          к золоченым крестам карабкаются времена
          и, сменяя друг друга, машут рукой оттуда.

          У собора Успенья смерть далека от нас.
          Опустивши к ногам негодных сомнений бремя,
          я пребываю в прошлом - в том выраженьи глаз
          спутницы, которое передвигает время,
          в линиях невесомой громады стен,
          в каменных наслоениях рукотворных сажен, -
          прошлое не мертво и благоволит ко всем,
          как спокойный отшельник с очень солидным стажем.

          На расстоянии вытянутой руки
          полустертые фрески в сумрак швыряют лики,
          сбивчиво излагая Евангелие от Луки,
          осуществляет сервис миссис Ростов Великий,
          нет нужды торопиться, движение точных дат
          до смешного условно, и это немного ново,
          и мгновенье застыло, оборотясь назад,
          вспоминая о нас и к нам примеряя слово.

          1990



                        *  *  *


             Мой капитан, у нас на берегу -
             дела вполне сомнительного свойства,
             дурной финал - не время для геройства
             и потому едва ли я смогу,
             свою судьбу в полголоса браня,
             приободрить изысканной строкою
             тебя, давно не знавшего покоя,
             и на покой обрекшего меня.

             Мими и Соня шлют тебе привет,
             у Мексиканца - новая супруга,
             буфетчик Арчи снова ищет друга,
             он похудел от всяческих сует
             и стал невесел: трудно голубым,
             опять же - нет сочувствия в народе,
             как козырей в затасканной колоде,
             неразличимой сквозь сигарный дым.

             Мой капитан, тут не за кем смотреть,
             все только пьют и давятся со скуки,
             уже давно дрожит при каждом стуке
             Веселый Джим, свихнувшийся на треть -
             его забыли, скопище шпаны
             в местечке, что туманней Альбиона,
             не интересно даже для шпиона
             какой-нибудь занюханной страны.

             Короче, все рассыпалось с тех пор,
             когда ты отбыл, крохотный отрезок
             нашел конец. Ты, верно, будешь резок -
             не обессудь, на перемены скор,
             ты далеко - от подданных, от дел,
             от этих скал, которые не славлю,
             ты звал меня, но я их не оставлю,
             на полпути коверкая удел.

             Я подожду, когда замкнется круг,
             шатнется мир, и мысли встрепенутся,
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5  6 7 8 9 10 11 12 13 14 ... 29
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 
Комментарии (2)

Реклама