Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Machinarium |#5| The Bremen Town Musicians (1)
Machinarium |#4| Lower street
Machinarium |#3| Jail
Machinarium |#2| Pit & Boiler

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Фэнтези - Михаил Шалаев Весь текст 489.71 Kb

Владыка вод

Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6 7 8  9 10 11 12 13 14 15 ... 42
     На месте тоже не обошлось без затруднений: долго не  могли  разбудить
одноглазого Огарка, тюремного сторожа, который по случаю ярмарки  перебрал
ячменной браги. Он состоял на этой службе уже много  лет,  помнил  еще  те
времена, когда тюрьма была деревянной и трижды горела. На последнем пожаре
Огарок и окривел, после чего стал неожиданно  хвастать,  что  всегда  спит
только одним глазом - это если кто-то выражал сомнение  в  его  сторожевой
состоятельности. Довод был неотразимый: никто ничего возразить не мог.
     После третьего пожара  деревянные  стены  развалили,  чтобы  возвести
новые  -  из  несгораемых  глиняных  кирпичей.   Однако   предосторожность
оказалась излишней: как раз лихие годы пошли на  спад.  Преступники  почти
перевелись, тюрьма теперь  большей  частью  стояла  пустою  -  Огарок  мог
спокойно поглощать  отменно  любимую  им  ячменную  брагу  и  спать  своим
единственным глазом так крепко, как другим не удавалось и двумя.
     Он поднялся страшно недовольный, урча и извергая из  пасти  штормовые
волны валящего с ног перегара, нашарил за пазухой связку ключей,  отомкнул
большой висячий замок. Ходить ему было трудно, колени подгибались. Поэтому
Огарок, недолго думая, толкнул первую попавшуюся дверь, впустил всех троих
в застенок и задвинул железный засов. Потом запер висячий замок на входе и
вновь завалился в своей тесной пристройке, больше похожей на  логово,  чем
на человеческое жилье.


     Всю эту ночь Крючок ворочался с боку на  бок  на  широкой  деревянной
скамье, служившей ему кроватью. Так толком  и  не  заснув,  поднялся  чуть
развиднелось, принес из колодца воды, почистил песком обгоревший  котелок.
Мысли у него были совсем о другом и, занимаясь привычными  делами,  колдун
время от времени опасливо поглядывал на коробочку из желтой кости, которая
со вчерашнего дня так и стояла на столе.  Он  словно  боялся  заглянуть  в
нефритовое зеркало и узнать -  как  там,  в  городе.  А  сам  перед  собой
отговаривался, что еще слишком рано.
     Но наконец эта отговорка  стала  глупой:  солнце  поднялось  и  вовсю
хлестало в окно. Тогда Крючок подсел к столу и открыл коробочку.  Летающий
глаз переночевал на каком-то чердаке  и  чувствовал  себя,  в  отличие  от
хозяина,  превосходно.  В  ожидании  приказов  он  развлекался  тем,   что
перелетал с места на место и пугал злых диких ос, которые  устроили  здесь
гнездо. Колдун выгнал его с чердака, раздумывая, куда править - во  дворец
или в тюрьму. Решил, что полезнее во  дворец...  и  в  этот  самый  момент
почувствовал прикосновение Силы!
     Колдуны хорошо знают, что  такое  Сила.  Она  как  невидимое  облако,
которое всегда окружает колдунов и тех, кого они заколдовали.  Но  простые
люди этого облака не чувствуют. А вот Крючок  почувствовал,  и  испугался,
потому что приближение Силы много лет служило для него предупреждением  об
опасности. Здесь, в Поречье, он первое время понапрасну тревожился, ощущая
иногда Силу нориков, но потом  заметил,  что  она  не  такая,  будто  чуть
послабее, чем у людей, и стал различать. Однако теперь Сила приближалась -
великая!
     Подавив накативший испуг, Крючок аккуратно посадил  жука  под  стреху
какой-то крыши и вышел на крыльцо. Утренний ветерок остудил лицо,  высушил
мгновенную испарину, и теперь колдун особенно ясно ощутил на  левом  виске
легкое касание невидимой руки. Никого пока не было видно, и не  разобрать,
наведенная это Сила, или  собственная,  но  приближалась  она  с  низовьев
Паводи. Крючок решил не спешить, подождать, пока Сила станет поближе.
     Он вернулся в жилище, поднял жука на  крыло  и  направил  во  дворец,
прислушиваясь одновременно к тому,  что  надвигалось  со  стороны  Большой
Соли. Тронный зал представлял собой большое  светлое  помещение  с  рядами
узких высоких окон вдоль боковых стен.  Домината  еще  не  было,  по  залу
сновали прислужницы - наводили блеск, да смеялись  чему-то  двое  офицеров
стражи.
     Крючок прождал довольно долго, и стал  подумывать,  не  заглянуть  ли
лучше в тюрьму, но невидимая рука стала уже не просто касаться, а легонько
взъерошивать на висках волосы, и колдун понял: времени больше нет. Оставив
Летающий глаз во дворце, колдун вновь вышел на крыльцо и сразу увидел тех,
кто нес в себе Силу.
     Это были трое молодых мужчин, лет тридцати или чуть больше. Слева шел
Смуглый - невысокий, но ладный, с курчавой черной бородкой  и  черными  же
озорно поблескивающими глазами. В  центре  -  Большой,  у  этого  рот  был
великоват, глаза чуть навыкате, а нос наползал слегка на губу, но в  целом
лицо приятное, по-доброму  ироничное.  И  наконец  справа  -  Застенчивый,
который казался  длиннее,  чем  есть,  из-за  худобы,  был  светлоголов  и
сероглаз. Одежда на всех троих была изрядно потрепана, у двоих за  плечами
- дорожные мешки.
     Первое, что  понял  Крючок  -  это  не  колдуны.  Понял,  и  вздохнул
облегченно. Потом он скумекал, что  околдовал  их  норик,  причем  большим
колдовством. Среди нориков тоже есть посвященные. Поэтому Сила так велика.
Но интересно, кто же такие?
     А  путники,  не  подозревая,  как  перепугало  колдуна  их   явление,
поравнялись между тем с крыльцом, и Смуглый,  заметив  пристальный  взгляд
Крючка, весело улыбнулся:
     - Хо, дяденька! Чем так глядеть, лучше бы хлебушка  вынес  -  восьмой
день на рыбе, да на грибах!
     Крючок тоже невольно усмехнулся, но приглашать не поспешил:
     - А что ж вы в лавку не заглянули?
     Тут в разговор вступил Большой:
     - Да лавочник ваш, Смут ему в дых,  в  город  уперся.  А  то,  может,
правда хлебца найдется? Мы заплатим...
     - И хлеб найдется, и мед. Вы ведь, как я понимаю, в город?  -  Крючок
сообразил, что может извлечь из их появления пользу.
     - Туда...
     - Ну так входите. Заодно и о деле потолкуем.
     - О каком деле? - насторожился Большой.
     - Входите, входите. Да не бойтесь, пустяковое дело...
     Когда путники уселись  за  стол,  Большой  сразу  же  заинтересовался
коробочкой из рога морского чудища китулы, но колдун торопливо убрал ее  с
глаз подальше, после чего Большой стал поглядывать на него  подозрительно.
Крючок выставил половину  круглого  хлеба,  большую  миску  свежего  меда,
заварил чай. Пока гости ели, макая хлеб в миску и блестя молодыми  зубами,
колдун обдумывал, как бы получше приступить к разговору. Так ничего  и  не
придумал, но Смуглый, допив кружку чая, начал сам:
     - Так что за дело, хозяин?
     - Да как вам сказать... - колдун побарабанил пальцами по краю стола и
спросил неожиданно: - А что у вас с нориками? А?
     - Хо! -  изумленно  крутя  головой,  начал  Смуглый,  но  осекся  под
свирепым взглядом Большого. А Большой перевел взгляд на Крючка  и  холодно
сказал:
     - Вот что, хозяин. Если есть дело - говори,  если  нет  -  получи  за
угощение, и пойдем мы помаленьку - не угодно ли?
     Крючок хитровато улыбнулся:
     - Да я ж не заставляю... Не хотите говорить - не надо. Только  насчет
нориков вы меня не обманете...
     - Ну так? - так же холодно вопросил Большой.
     - Хорошо, хорошо... - Крючок тяжело вздохнул и покачал головой. -  Не
знаю, с чего начать... Словом, так: в городе  нужно  найти  одного  парня,
Свистком его зовут. Хороший парень, но  искать  его,  видимо,  придется  в
тюрьме.
     - Чего-чего?! - Большой даже привстал со скамьи от возмущения, но тут
же сел опять.
     - Так уж... - колдун сокрушенно развел руками. - Но он ни  в  чем  не
виноват. Виноват я.
     - Знаешь что, хозяин, - решительно встал Большой, - иди в город сам и
расхлебывай свои делишки как знаешь. А я-то думаю - с чего это  он?  Хлеб,
мед... - Большой повернулся к выходу, но его поймал за рукав Смуглый:
     - Сядь, Сметлив. Давай послушаем.
     Большой поворчал, однако сел. Крючок терпеливо переждал и продолжил:
     - Мне в город нельзя. Можно было бы - сам  пошел  бы.  Но  нельзя.  А
дело-то пустяковое...
     - Это почему же нельзя? - снова вскинулся Большой,  которого  Смуглый
назвал Сметливом.
     - А потому нельзя, - теряя терпение, сквозь зубы проговорил колдун, -
что такой у меня договор с доминатом, чтоб сидел я в этой деревне  и  носа
не высовывал. Ясно?
     - Странно... - недоверчиво протянул Сметлив. Что, мол, ты,  за  птица
такая, что с доминатом о чем-то там договариваешься?
     - Странно или  не  странно,  но  именно  так.  -  Большой  уже  начал
раздражать Крючка. - И вообще, если вам трудно шевельнуть  пальцем,  чтобы
спасти человека...
     И тут впервые подал голос Застенчивый:
     - Ну хватит, Сметлив. - И, обращаясь к Крючку: - Говори.
     Колдун помолчал, остывая.
     - Значит, так. Надо передать этому парню ровно два слова: сними бусы.
Два слова - и все. Больше ничего. Он поймет, о чем речь.
     Смуглый поднял на Крючка недоуменный взгляд:
     - Он что, бусы носит?
     - Тьфу ты, Смут... Да нет же! Ну как вам объяснить...
     И опять Застенчивый, ровно и спокойно, будто не замечая сердитых глаз
Большого, сказал:
     - Хорошо. Передадим.
     Когда гости двинулись в путь, имея на троих большой  круглый  хлеб  и
кувшинчик свежего меда, Большой что-то еще ворчал недовольно себе под нос,
а Смуглый обернулся и помахал колдуну рукой. Крючок тоже махнул в ответ  и
постоял чуточку на крыльце, но совсем чуточку: в груди уже давно  противно
шевелилась тревога и не терпелось увидеть, что там во дворце.


     В то утро доминат был не в духе. Накануне он получил в ответ на  свою
третью ноту с требованием упорядочить выплаты всхолмского казначейства  за
соль совершенно издевательское письмо от архигеронта. Как  он  там  пишет?
"Видимо,  любезный  доминат  напрасно  отказался  от  способа   перевозки,
которого придерживался еще его покойный  батюшка,  а  именно  -  в  крытых
повозках. Ведь, как известно, дожди действуют на соль весьма пагубно..."
     Ах ты, старый жулик! Тогда и дождя-то ни одного не было!  М-м...  Или
был? Но так, или иначе, а денег  в  казну  поступило  ровно  вполовину  от
ожидаемого. Доминат выругался одними губами и приказал привести на  допрос
тех троих, из тюрьмы.
     Когда  арестованные  оказались  перед   ним,   Нагаст   Пятый   долго
разглядывал их. У парня глаза  красны  от  бессонницы,  вид  измученный  и
подавленный. А девицы, и  действительно,  поражавшие  одинаковостью,  были
уже, видать, чуточку не в себе: все косились друг  на  друга,  и  в  лицах
что-то дергалось.  На  вопросы  они  отвечали  шепотом,  чуть  слышно,  но
одновременно, вместе, как и докладывал  вчера  вечером  лавочник.  Выяснив
обычные вещи - кто, откуда - доминат спросил, как случилось, что их  стало
две. Тут девицы залепетали было что-то о колдовстве, но вдруг разом, будто
по слышному им одним счету, истошно завопили: "Замолчи! Лепешка  коровья!"
Потом  последовало  еще  несколько   сильных   сравнений,   потом   что-то
непонятное: "Это я первая пришла!",  после  чего  девицы  дружно  проявили
намерение выцарапать друг другу непрозрачные глаза, однако обе  испугались
и в завершение всего разрыдались ужасными голосами. Доминат понял, что  от
них толку не добиться. Он поморщился и сделал рукой жест - увести.  Девицы
ушли, шагая в ногу.
     Перед ним остался один парень, носящий веселое имя  Свисток.  Молодой
доминат спросил его, как все это произошло, добавил  -  дело  явно  пахнет
колдовством и напомнил, что с колдунами  в  мирном  Поречье  не  шутят.  В
глазах Свистка мелькнуло  что-то  на  миг,  но  это  был  только  миг.  Он
отрицательно затряс русыми вихрами: не знаю. Доминат этот миг  не  упустил
из виду, но решил не настаивать. Пока. А вот эти... - он мотнул  пятизубой
короной туда, где стояли  только  что  одинаковые,  -  говорили  что-то  о
колдовстве. Ты сам, случаем, не... того? Не  увлекаешься?  Теперь  Свисток
отвечал уже твердо и решительно: нет.
     Молодой Нагаст ничего больше не спросил,  задумался.  Юнец,  конечно,
что-то знает. Заставить его говорить  легко:  для  этого  во  дворце  есть
Предыдущая страница Следующая страница
1 2 3 4 5 6 7 8  9 10 11 12 13 14 15 ... 42
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама