Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Machinarium |#5| The Bremen Town Musicians (1)
Machinarium |#4| Lower street
Machinarium |#3| Jail
Machinarium |#2| Pit & Boiler

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Фэнтези - Михаил Шалаев Весь текст 489.71 Kb

Владыка вод

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 6 7 8 9 10 11 12  13 14 15 16 17 18 19 ... 42
     Здесь и нашел его Смел.
     Нет, он никого не искал. Но  Верен  шлялся  по  философам  и  поэтам,
Сметлив целыми днями пропадал с Цыганочкой, заявляясь  только  к  ночи,  а
Смел скучал в одиночестве. Вот он и стал гулять по городу, и  занятие  это
очень ему понравилось. К молодости своей Смел быстро привык, но  волшебная
сила  клокотала  в  жилах  и  требовала  выхода.  Он  весело  цеплялся   с
лавочниками и торговками, задирал молодых девиц (у тех  в  ответ  начинали
блестеть глаза), а на ярмарке поспорил с сумрачным  пожилым  могулом,  что
усидит на его быке, пока  крутится  пущенный  с  веревочки  волчок.  Могул
оказался большим мастером запускать волчок, однако Смел верхом на  ревущем
и брыкающемся звере цеплялся за что попало, благополучно скатился  кубарем
в последний момент - и выиграл десять  монет.  Отпраздновав  победу  двумя
кружками ячменной браги, он пошел поглядеть порт, заплутал там  немного  и
набрел на Последыша.
     Сначала Смел услышал всхлип и остановился:  река  плеснула?  Двинулся
было дальше, но звук повторился. Тогда Смел заглянул в узкий проход  между
грузами, приготовленными к отправке, и увидел  мальчишку  лет  тринадцати,
сидящего на черной коряжине у самого берега. Мальчишка сопел, всхлипывал и
со злостью вытирал со скул слезы сбитым до крови кулаком. В детстве Смел и
сам был не дурак подраться (да и потом), но даже если бывал  бит,  никогда
не переживал так сильно. Видно, крепко досталось, - пожалел он мальчишку.
     Смел неслышно подошел сзади и положил руку на  его  угловатое  плечо.
Тот обернулся резко и угрожающе, но как увидел Смела - сник и  безразлично
отвернулся. Никого сейчас не надо было Последышу. И этот смуглый  -  пусть
катится. Пусть катится, хотя ясно, что это  чужой,  а  значит,  никому  не
расскажет про увиденные слезы, ничего не знает  про  подначки,  про  шапку
прадеда, про драки - но все равно, пусть катится.
     Тот, однако, не покатился, а напротив, присел  рядом  на  корточки  и
сказал  беззаботно:  "Хо!  Подумаешь  -  подрался.  Нечего  плакать.   Все
дерутся". Последыш опять всхлипнул и вдруг вскипел:  "Это  разве  драка  -
когда четверо на одного?" - "О-хо... Так  нечестно.  И  за  что  ж  тебя?"
Последыш насупился: "Дразнятся..." Смел подумал, что быть молодым вовсе не
так хорошо, как это кажется из старости. Он потрепал мальчишку по голове и
предложил: "А ты расскажи..."
     Странный он был какой-то, этот смуглый. Другого Последыш  послал  бы,
конечно, на китулин рог, чтоб не совался, где не просят. А  этот  странный
был. Наверно, потому что чужой. И рассказал ему Последыш, шмыгая  носом  и
сбиваясь, как играли они в звон на пустыре за пороховым сараем, где ходить
не разрешается. Смуглый покивал и спросил,  какая  такая  шапка.  Пришлось
объяснить, что прадед у Последыша - фельдмаршал, и ему, прадеду  то  есть,
положена по форме голубая волчья шапка - одна на все  Поречье.  "А  почему
три головы?" Последыш пожал плечами:  если  б  знать!  Смуглый  задумался.
"Сколько лет твоему прадеду?" - "Не знаю... Больше ста, наверно".  Смуглый
замолчал, а Последыш шмыгнул носом, потрогал на всякий случай -  не  кровь
ли? - и стал кидать в воду камешки, пугая мальков.
     Наконец Смел спросил мальчишку, не знает ли он в  городе  стариков  -
самых старых стариков - кроме  прадеда.  Ну,  Огарок,  -  стал  вспоминать
Последыш, - тюремный сторож, пьяница (Смел кивнул), есть еще  один  старый
сержант, есть при дворце лекарь... Но они, кажется, моложе  прадеда.  Смел
помотал головой  -  все  не  то.  Последыш  безразлично  пожал  плечами  и
отвернулся. Мол, не нравится - не бери. Обида, скрутившая душу  тугим,  до
слез, жгутом, стала уже отпускать,  забываться  -  и  разговор  становился
ненужным. Но тут Последыш вдруг вспомнил: Мусорщик! Кто такой... Ну,  есть
один дед - сто лет в обед, мусор собирает. Да кто его знает, где  найти...
Он вечером мусор в карьер отвозит. Идти? Идти прилично: через весь  город,
и там еще...
     Смуглый спросил: "Тебя как зовут-то?"
     Познакомились.
     И тогда Смел поднялся: "Вставай, Последыш. Пойдем на карьер".


     Каждый вечер по мощенным  булыжником  улицам  Белой  Стены  проезжала
тележка, запряженная старым серым ослом. Осел  хорошо  знал,  каким  путем
ехать, и сам останавливался у домов побогаче,  где  могли  себе  позволить
платить Мусорщику  три  серебряные  монеты  в  месяц.  Там  старик  кряхтя
вываливал  в  тележку  ведра,  тазы,  корзины,  которые   хозяйки   загодя
выставляли за двери.
     Он ездил так много-много лет, а сколько - никто  никогда  не  считал.
Мусорщик был так стар, что при  виде  его  вспоминались  дряхлые  вязы  из
Наказанной рощи; правый бок изуродован был, по слухам,  ударом  чудовищной
лапы белого  скроббера;  левая  нога,  перешибленная  камнем,  неправильно
срослась - в чем только душа держалась? А вот жил и жил,  да  еще  ковылял
пешком за тележкой  -  берег  осла.  О  Мусорщике  знали  мало,  да  и  не
стремились особенно. Подумаешь, отмотал двадцать зим на Серебряном  плато.
Это теперь таких мало осталось, а раньше-то!.. Да  и  не  в  себе  старый,
молчит все время, а заговорит... словом,  Смут  его  разберет.  Видно,  на
рудниках ему вместе с зубами и мозги вышибли.
     Когда телега наполнялась доверху, Мусорщик вел  осла  к  заброшенному
карьеру, где прежде добывали  белый  камень  для  строительства  городской
стены. Там он ставил телегу у обрыва и лопатой скидывал мусор вниз,  пугая
стаи ворон и диких собак.
     Здесь и ждали Мусорщика Смел с Последышем.
     Он не обратил на них ни малейшего внимания, пришлось дождаться,  пока
последняя лопата  мусора  была  отправлена  с  обрыва,  после  чего  снизу
донеслись хриплые крики ворон, лай и  рычание.  Тогда  Смел  начал,  сочтя
момент подходящим:
     - Долгих лет! Мы вот спросить хотели...
     Но Мусорщик перебил:
     - Кому не надо - не спрашивает, а кто спрашивает - тому надо.
     - Хо! Конечно, нам надо,  -  удивился  странному  повороту  Смел,  но
старик опять не дал продолжить, заключив мысль просто и понятно:
     - А кому надо - тот платит. Верно я говорю, Заглот? - обратился он  к
ослу. Тот скосил глаз, повернул к хозяину ухо и стукнул копытом.  -  То-то
же, - ухмыльнулся Мусорщик.
     - Ай, заплатим, - Смел поскреб в затылке. - А сколько?
     - На сколько спросишь...
     Смел оглянулся на Последыша. Тот, поймав  его  взгляд,  чуть  заметно
кивнул и крепче сжал разбитые губы. Тогда Смел сказал:
     - Мы хотим узнать кое-что про фельдмаршала Лабаста...
     Мусорщик впервые взглянул заинтересованно, с вопросом в глазах.
     - Про шапку и три головы, - уточнил Смел.
     Старик отвернулся, почесал ухо и сказал невнятно:
     - С горы далеко видать, да самой горы не видно...  А  снизу  она  как
есть видна. - Зато закончил яснее ясного: - Пять монет, - и, не  дожидаясь
ответа, залез в телегу: - Пошел, Заглот!
     Мусорщик даже не оглянулся, будто тут же забыл, о чем его спросили  и
что он ответил. Последыш растерянно поглядел на Смела. Смел плюнул и пошел
вслед за телегой.
     Так и пришли в маленький дворик  с  хилой  оградой,  прилепившийся  у
обочины дороги. Старик привязал осла к колышку, кинул ему  охапку  сена  и
скрылся в темной  хибарке,  слепленной  пополам  из  веток  и  глины,  как
ласточкино гнездо. Гостям, про которых он  так  и  не  вспомнил,  пришлось
войти без приглашения. Тут Смел не выдержал:
     - Дед, - обратился он к Мусорщику, который сосредоточенно разводил  в
очаге огонь, - ты бы хоть спросил - согласны мы, не согласны...
     - А что спрашивать? Согласны - придете, нет - своей дорогой  пойдете,
- проворчал Мусорщик.
     Он поставил на печурку черный котелок, присел на чурбак, предупредил:
деньги вперед. Смел отсчитал ему пять монет,  и  Мусорщик  начал  рассказ,
сопровождая его странными изречениями и помешивая варево в  котелке  грубо
обструганной ложкой.



                              РАССКАЗ МУСОРЩИКА

     Так, значит... Дождик  в  небо  полетел  -  баба  девкою  проснулась.
Рассказывал  мне  про  Лабаста  один  бедолага,  когда  мы  с  Мокрохлюпом
заспорили. Ну  вот,  пока  Мокрохлюп  на  снежку  отлеживался,  он  мне  и
рассказал. Да я и сам кое-что  слышал...  Только  он  подробнее,  бедолага
этот. Он из стеклодувов был, легкие слабые, - помирал, значит.
     Ты, говорит, Шатун, не прав... Знал, что я его бить не стану. Лабаст,
говорит, точно был в стеклодувах - только недолго, недели три.  Могу  даже
сказать, говорит, у кого он учился - у Браваста, вот у кого. Это потом уже
Браваст в канцелярию ушел.
     Потом рассказывает, что Лабаст этот у кого только ни околачивался - у
медников, у оружейников. Да только бестолку, руки не оттуда росли.  И  так
пока не оказался у  Комка  Глины.  Стой,  -  говорю,  -  врешь.  Пока  все
правильно, а Комка я сам знал. Он к тому времени уже помер. Нет,  говорит,
не помер. Ты вспомни, мол, доминат  на  осенние  свадьбы  угощение  обещал
всему городу - задабривал. Стал я вспоминать - верно, было такое. Ждали  -
брагу выкатят, баранину в яблоках... Выкатили нам моргалки на лоб.
     А бедолага толкует - с баранины этой все и  началось.  Вроде  медники
котлы под нее лить отказались - нет  такой  глины,  говорят,  чтобы  форма
выдержала. Котлы-то огромные. Дошло дело до Комка Глины.  А  он  первейший
мастер был. Найду, говорит, то, что нужно. Засобирался  вверх  по  реке...
да... вверх по реке - вниз по жизни.
     И будто бы думал Глина взять с собой только старшего  подмастерья.  А
Лабаст набился - вам-де тяжело вдвоем будет. Ну и взял его Глина с  собой.
Перевез бык медведя. Через несколько дней вернулся Лабаст - один.  Сказал,
что Комка с подмастерьем обвалом на берегу задавило.
     В общем, ненамного я ошибся. Насчет Комка.
     Как вернулся Лабаст - опять пошел  к  оружейнику.  Тот  чудак  был...
забыл, как его звали...  потешными  огнями  все  баловался...  Ну,  ладно.
Натолчет серы с углем, а  потом  порошочки  разные  добавляет,  чтоб  дымы
разноцветные. Добаловался: взорвался  однажды  так,  что  собирать  нечего
было. Лабаст первым на пожар прибежал, шкатулку из дома успел  вытащить  -
как для бумаг, вроде. Шибче  всех,  говорят,  убивался.  Да...  Спрашивала
цапля лягушку - не больно ли, голубушка?
     Ну, потом известно, - эльмараны  явились.  Тогда  Лабаст  и  пошел  к
доминату. О чем говорили - не знаю, да только вскоре  под  начало  Лабасту
дали лучших мастеров, каких потребовал. Работали без  малого  год  днем  и
ночью, но когда эльмараны на город пошли, их пушка встретила. Так  и  стал
Лабаст начальником...
     А из мастеров,  что  под  его  началом  работали,  двое  со  мной  на
Серебряном плато догнивали. Они говорили, что иных и вовсе казнили. Может,
и так. Времена смутные были. Птенец гадал  в  скорлупке  -  выходить,  или
остеречься.
     Потом  эти  двое  померли,  -  один  поморозился,  другого  стражники
затоптали, стеклодув кровью из легких изошел. А я, значит, остался.


     Мусорщик замолчал и полез ложкой в котелок -  попробовать,  согрелось
ли варево. Смел стоял, не  поняв  сразу,  что  рассказ  уже  закончен,  но
почувствовал, как Последыш тянет его за рукав к выходу. Вышли без слов, не
прощаясь.
     На улице было почти темно, только над лесом  еще  угадывался  краешек
отхлынувшего света. Они торопливо зашагали вниз, к городу, чтобы успеть до
темна миновать ворота. Ноги сами несли под горку, и  до  стены  оставалось
уже недалеко, когда Смел заговорил. Осторожно заговорил, чтобы не  ляпнуть
лишнего:
     - Вот тебе и три головы... Шапка-то волчья - не с неба свалилась. Хо!
Ловок, видать, прадед твой был!
     Последыш ответил неожиданно резко, зло, не по-детски:
     - Да? Ловок, по-твоему?
     Смел смутился:
     - Да я ничего не хочу сказать. Слышь, Последыш? Не все там,  конечно,
понятно...
     Но тот пробормотал с неясной угрозой:
     - Ничего... Скоро все понятно будет.
     Испугавшись, что мальчишка наделает глупостей, Смел  сказал  как  мог
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 6 7 8 9 10 11 12  13 14 15 16 17 18 19 ... 42
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама