Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
StarCraft II Wings of Liberty |#10| Страшная Правда
StarCraft II: Wings of Liberty |#9| Шепот Судьбы
StarCraft II: Wings of Liberty |#8| Большие раскопки
Minecraft |#3| Сборная солянка и новый мир

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Фэнтези - Михаил Шалаев Весь текст 489.71 Kb

Владыка вод

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 7 8 9 10 11 12 13  14 15 16 17 18 19 20 ... 42
примирительно:
     - Ай, не расстраивайся.  Дело  давнее,  забытое.  А  то,  гляди,  еще
натворишь чего...
     - Не натворю, - раздраженно дернул щекой Последыш.  Они  шли  уже  по
булыжникам улицы.
     Расставаясь, Смел попросил:
     - Если что, ты найди меня. Я у Грымзы Молотка...
     Последыш рассеянно кивнул, так что Смел и не понял - услышал  он  или
нет.


     Последыш не зря сказал, что скоро все будет понятно.
     ...Это случилось давно, Последышу тогда было лет пять или около того.
Заигравшись, он оказался однажды у двери в  комнату  прадеда  и  подглядел
случайно,  как  тот  подошел  к  платяному  шкафу,   украшенному   резными
розетками, взялся за одну из них и сдвинул в  сторону.  За  ней  оказалась
дыра. Прадед вытащил оттуда ключ и открыл  им  стоящий  у  шкафа  железный
сундучок, а из него извлек, в свою очередь, шкатулку темного  дерева.  Тут
Последыш шевельнулся, старый Лабаст услышал и обернулся с таким испугом на
лице, что  Последыш  и  сам  неизвестно  чего  испугался.  Однако,  увидев
правнука, фельдмаршал облегченно перевел дух:
     - Ты что здесь крутишься? Иди, иди отсюда, нашел, где играть...
     Последыш забыл бы увиденное,  но  испуганное  лицо  прадеда  намертво
врезалось в память, а вместе с ним и весь тот случай. Однако только теперь
Последыш понял, чего испугался  старик:  в  железном  сундучке  он  хранил
шкатулку оружейника. Может быть, в ней и кроется разгадка тайны?
     ...Все семейство восседало за ужином. Длинный стол освещался  многими
свечами, негромко постукивала посуда.  Когда  Последыш  вошел,  все  взоры
обратились  к  нему:  взрослые  смотрели  укоряюще,  ехидные  сестренки  -
злорадно. Последыш постоял, переминаясь, потом бочком, стараясь  держаться
тени, двинулся к лестнице, ведущей в верхние комнаты.  Он  уже  взялся  за
перила, но его остановил строгий бабушкин голос:
     - Ты почему опоздал?
     Ну как же,  так  он  все  и  рассказал.  Последыш  опустил  голову  и
пробормотал что-то невнятное. Выручил отец:
     - Ладно, быстро умывайся - и за стол.
     Последыш, торопясь, плеснул из ковшика себе на руку, пару раз  провел
мокрой ладонью по лицу. А-а, все равно синяк не смоешь. Взял полотенце - и
вдруг замер. А что если наведаться к прадеду прямо сейчас, пока все внизу?
Он выглянул в коридор - никого. Тихонько прошел к комнате прадеда и слегка
толкнул дверь. Она подалась. Не заперто. Еще  раз  прислушался,  собираясь
духом. Тихо.
     У прадеда в комнате было темно, как в желудке, но Последыш делал  все
в каком-то оцепенении, будто во сне.  А  может,  просто  от  страха  мысли
отшибло. Розетка послушно поехала в сторону, в тайнике обнаружился ключ  и
точно вошел в скважину на железном  сундучке.  Последыш  открыл  шкатулку,
нашарил там бумаги и все до единой сунул себя за пазуху. Проверил еще,  не
осталось ли чего. Потом запер сундучок, положил ключ на место  и  задвинул
розетку. Все. Выскользнув в коридор, осторожно прикрыл дверь и вернулся  к
себе в комнату, где спрятал бумаги под матрац.
     Теперь надо было спускаться вниз. Тут, конечно, обнаружились все  его
знаки боевой доблести, и началось. Последыш сопел, уткнувшись в тарелку, и
не отвечал ни на вопросы, ни на упреки, ни на причитания. Ему не терпелось
уйти к себе. А когда этот желанный момент настал, Последыш, уходя,  искоса
поглядел на прадеда: тот сидел у камина с кружкой браги в темной, крепкой,
как высохший корень, руке, уставясь в огонь мутными глазами.
     У себя в комнате Последыш запалил свечу,  запер  дверь  на  крючок  и
достал бумаги. От нетерпения и знобкой жути у него заплясали,  задергались
пальцы, тяжело забухало в ребра сердце. Пришлось  переждать,  успокоиться.
Только взялся снова - постучалась мать: "Сынок, ты  не  спишь?"  -  "Сплю,
сплю..." - "А чем это ты там шуршишь?" Последыш обмер, пряча бумаги  опять
под матрац: "Ничем не шуршу, послышалось тебе." - "А-а... Ну  ладно,  спи.
Добрых снов".
     Какие там сны... Как только стихли материнские шаги,  Последыш  вновь
достал бумаги и принялся внимательно  их  рассматривать.  На  первой  была
карта реки выше  города,  как  понял  он,  повертев  ее  так  и  сяк.  Вот
обозначена двумя деревцами Оголтелая падь, это полтора дня пути  от  Белой
Стены. Вот повыше -  речной  перекат  Костолом.  Еще  дальше,  на  большой
излучине - крестик. Ага, это, видимо, та самая глина...  Здесь  ее  нашли.
Здесь, значит, и обвал был. Последыш сложил карту и взял следующую бумагу.
     Она была сплошь исписана с двух сторон мелким почерком  и  содержала,
видимо, какие-то рецепты. Взять того-то столько-то,  растолочь  с  тем-то,
промыть,  высушить,  добавить...  Последыш   не   стал   вникать,   только
внимательно просмотрел до конца. Ничего существенного.
     Третья бумага  -  чертеж.  Пушка  в  разрезе:  канал  ствола,  камера
сгорания, запальный  ход...  Интересно.  Но  ничего  из  того,  что  нужно
Последышу. Еще пара бумажек:  указания  по  приготовлению  глины,  способу
отливки и тому подобное. Нет, все не то.
     Остался последний документ. Два листка, исписанные крупным правильным
почерком, были сшиты вместе. Последыш развернул и стал читать.

                                           "ДОМИНАТУ - от начальника
                                           Департамента борьбы с шпионажем
                                           (ДЕБОШ) полковника Галинаста

                                ДОНЕСЕНИЕ

     Настоящим сообщаю о результатах расследования, проведенного  по  делу
подозреваемого Лабаста.
     Для изучения обстоятельств  гибели  мастера  Комка  Глины  вместе  со
старшим подмастерьем Черенком, а также оружейника Голобока-Забавника  были
предприняты следующие меры:
     - в обоз, снаряженный Лабастом за синей  глиной,  были  включены  как
чернорабочие двое сотрудников ДЕБОШа;
     - под видом начала нового строительства на  месте  жилища  оружейника
Голобока-Забавника  проведены  работы  по  расчистке  пожарища   с   целью
установления причины взрыва.
     Выяснено, что вблизи месторождения синей глины имеются следы  свежего
обвала. Чтобы найти его, следует... (дальше шли описания примет местности,
точные расстояния в шагах - все это Последыш пропустил)... На верхнем крае
обрыва удалось обнаружить несомненные признаки того, что нависающий  пласт
земли был сброшен при помощи рычага. Поблизости, в кустах, обнаружен и сам
рычаг - ствол молодой березки, заостренный внизу и очищенный от ветвей.
     Расчистка  пожарища  на  месте  дома   Голобока-Забавника   позволила
установить, что  под  комнату,  в  которой,  по  свидетельству  очевидцев,
оружейник  проводил  свои  опыты,  был  проделан  подкоп.  В   конце   его
злоумышленник заложил заряд  неизвестного  взрывчатого  вещества,  на  что
указывают   найденные   остатки   непрогоревшего   фитиля    и    воронка,
образовавшаяся  от  взрыва.  По  данным   агентуры   ДЕБОШа,   в   период,
предшествовавший   пожару,    других    учеников    или    помощников    у
Голобока-Забавника не было.
     Все вышеизложенное в сопоставлении с общеизвестными фактами позволяет
сделать заключение, что Лабаст виновен в  совершении  трех  преднамеренных
убийств, в чем ему могут быть предъявлены неопровержимые доказательства.

                            Год 26-й от н.д.Н., десятого месяца день 18-й.
                            Подпись: ГАЛИНАСТ".


     Дочитав, Последыш сложил все листки вместе, засунул их под  матрас  и
задул свечу. Теперь он был совершенно спокоен.


     Фельдмаршал Лабаст имел в жизни две тайны. Или три?  Тьфу  ты,  Смут,
как в голове путается... А ну-ка, по порядку. Значит, так: первая тайна  -
это... Назовем ее тайной Ночного Вызова. Это  когда  его  вызвал  доминат.
Великий доминат, Воитель! А Лабаст тогда был зеленым юнцом. Хотя, не таким
уж зеленым. Что ни говори, пушку сделал все-таки он. И вот, в  ночь  после
первого испытания Нагаст Второй Воитель вызвал Лабаста к себе.
     У-у, как боялся он тогда домината! Да и кто его не боялся? Это  потом
пошли Нагасты - парша слякотная. А тот был... Грива желтая, глаза ледяные.
Глянет - коленки мерзнут.
     Так о чем бишь речь? Ах, да. Вызвал, значит, и  спрашивает  -  какой,
мол награды за пушку желаешь? А юнец-то на радостях браги перебрал. Но тут
протрезвел и думает: как бы так запросить, чтобы и не прогадать,  и  через
край не хватить. Прогадать  -  жалко,  когда  еще  такой  случай  выпадет?
Перебрать - опасно, еще рассердится, на рудники упечет. Да-а, задачка. Тут
задумаешься.
     Видит доминат - затруднение. Говорит: "Может, я помогу?"  -  а  глаза
его ледяные ледяным смехом смеются. И протягивает два листка исписанных  -
донесение...
     Как  тогда  на  ногах  удалось  устоять  -  непонятно.  Отблагодарил,
называется! А доминат: "Это  и  есть  награда.  Забери  эту  бумагу  себе.
Заслужил. Хочешь - сохрани, хочешь -  сожги.  Но  лучше  сохранить,  а  то
норики пепел прочтут".
     Он так и сделал. Лежит себе бумажка в шкатулочке,  чуть  не  сто  лет
лежит... В  какой  год  это  все  было-то?  Не  вспомнить...  Ох,  голова,
голова!..
     Вторая тайна - тайна Оконной Замазки. Вот  беда  так  беда!  И  когда
нагрянула -  только  жизнь  налаживаться  стала,  дом  завел,  семью...  А
прибежал к нему солдат - рожа испуганная, дрожит, как собачий хвост. И все
клянется, что ни на шаг не отходил. Что случилось?  От  чего  не  отходил?
Насилу толку добился: оказывается, он на часах у пушки стоял. Стоял, стоял
- и углядел вдруг на  пушке,  примерно  посередине  ствола,  трещинку.  Да
сообразил на счастье - прямо ко мне  прибежал,  никому  ни  слова  больше.
Молодец, хороший был солдатик. Правда, все равно пришлось его... того... А
почему? А потому, что нельзя допускать сомнения в пушке. И дело тут  вовсе
не в нем, не  в  фельдмаршале,  а  в  безопасности  государства.  Понятно,
любезные?
     По этой же причине пошел он ночью на площадь, вроде посты  проверять.
Услал часового и трещинку ту, будь она неладна, -  оконной  замазкой...  А
утром сам, собственноручно, покрасил  пушку  зеленой  краской  -  доминату
сказал, что в целях незаметности и полной для врага  неожиданности...  Кто
тогда был-то?  Кормитель  или  этот...  как  его...  Тьфу,  как  в  голове
путается!
     Так, это, значит, две тайны. А сколько насчитал? Сначала-то? Две  или
три? Ах, Смут тебя забери...
     Стоп, любезные. Да это же и есть  третья  тайна  -  что  в  голове  у
фельдмаршала путается. А ну, как узнают люди - что скажут? Скажут:  "Хорош
фельдмаршал!" И выйдет опять ущерб  государству  и  угроза  от  враждебных
соседей.
     А что  путается  -  это  надо  честно  признать.  Лишь  бы  никто  не
заметил... Но путается. Вот и  сегодня  какую-то  важную  вещь  забыл.  На
завтрак что было?.. Да нет, не то. Невестка вон  зачем-то  мундир  чистит.
Невестка, тоже мне. Уж бабка, а все - невестка. Сынок-то умер,  бедный,  а
она все живет... Но зачем мундир? Может, ему сегодня  идти  куда?  Ба,  да
ведь  вчера  вестовой  приходил,  сказал...   Что  же  он  сказал?  Может,
заседание? Ну точно - Высокое заседание сегодня! Потому  и  мундир.  Слава
Владыке -  вспомнил. Главное  - чтобы никто ничего не заметил...


     А для троих ходоков дни текли как вода - веселые и прозрачные.  И  не
надо их было считать, и не надо их было жалеть.
     Утром Сметлив встал первым и, сладко потянувшись, пошел  вниз  узнать
насчет завтрака. Вернулся он с кувшином кислого молока, горячими  сладкими
пирожками и  видом,  озабоченным  до  крайности.  Он  обозвал  сотоварищей
бездельниками и приказал им живо подниматься,  а  не  то  он...  Тут  Смел
запустил в него башмаком, за что Сметлив пригрозил надеть  ему  на  голову
кувшин.
     Встали. Под кислое молоко и пирожки  Сметлив  рассказал,  что  Грымза
Молоток только что предъявил ему счет  почти  на  сто  пятьдесят  монет  и
потребовал  уплатить  немедленно  хотя  бы  половину,  или  он  пожалуется
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 7 8 9 10 11 12 13  14 15 16 17 18 19 20 ... 42
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама