Главная · Поиск книг · Поступления книг · Top 40 · Форумы · Ссылки · Читатели

Настройка текста
Перенос строк


    Прохождения игр    
Machinarium |#5| The Bremen Town Musicians (1)
Machinarium |#4| Lower street
Machinarium |#3| Jail
Machinarium |#2| Pit & Boiler

Другие игры...


liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня
Rambler's Top100
Фэнтези - Михаил Шалаев Весь текст 489.71 Kb

Владыка вод

Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 3 4 5 6 7 8 9  10 11 12 13 14 15 16 ... 42
подвал, а в подвале - большой мастер, который давным-давно даром ест хлеб.
Правда, раньше у него работы хватало. Нагаст вспомнил,  как  лет  пяти  от
роду видел казнь,  которые  тогда  уже  стали  большой  редкостью.  Голову
осужденного зажали специальной колодкой, палач взошел на помост и поднял в
вытянутой руке блестящую спицу, показывая ее народу. Потом он  нагнулся  -
всего на мгновенье - и тут же  выпрямился,  но  спица,  которую  он  вновь
показывал людям, была окровавлена и дымилась, а тело  преступника  в  этот
короткий момент дернулось и обвисло в колодке...
     А что? Может быть, казнить  этого  Свистка?  Одним  свистком  больше,
одним меньше... Сам-то он, видимо, не колдует.  С  девицами  ему  могли  и
норики насолить - говорят, случается такое... Но дело не в том.  А  в  том
дело, что очень скоро придется назначать Высокое заседание,  да  объявлять
старому жулику, всхолмскому архигеронту, войну. А сейчас как раз  ярмарка,
в городе много народу - казнь окажется весьма кстати. Это полезное зрелище
накануне войны. А то в последнее время страха совсем не стало...
     Оторвавшись от размышлений, доминат  круто  повернулся  к  Свистку  и
сказал, глядя в упор:
     - В общем,  так:  даю  тебе  время  до  завтрашнего  утра.  Если  все
останется так, как есть - пеняй на себя (а как  ты  сумеешь  расколдовать,
если сам не околдовывал? хе-хе!). Я велю тебя казнить -  и  тебя,  и  этих
твоих... Так я решил.
     И доминат еще раз сделал сделал рукой жест, означающий - увести!


     Путники пришли в город, когда солнце едва перевалило  через  полдень.
Почти всю недолгую дорогу они проругались. Сметлив то обзывал  их  старыми
дураками, что не совсем  отвечало  истине,  то  клялся,  что  скорее  даст
отрубить себе руку, чем влезет в эту  смутную  историю,  а  в  промежутках
бурчал, что не стоило, пожалуй, и отправляться в такую даль, чтобы сложить
голову в компании двух идиотов.  Мол,  на  своем  табурете  он  имел  шанс
протянуть подольше. Верен, слушая его,  только  молча  улыбался.  Смел  же
горячился,  упрекал  Сметлива  в  бессердечии  и  трусости,  а  под  конец
взбеленился, встал посреди дороги и,  уперев  руки  в  боки,  заорал,  что
Сметлив может убираться домой, на свой паршивый табурет,  раз  уж  он  так
дорожит своей паршивой шкурой.
     Тогда Сметлив обиделся и замолчал,  а  Верен  сказал,  что  в  городе
первым делом надо купить Смелу новые штаны. Нельзя же ходить  вот  так,  с
дырьями на заднице. Сметлив обиженно проворчал, что ему новые штаны  нужны
не меньше - эти того и гляди свалятся. Живота-то теперь совсем нет.  Да  и
вообще  -  мешком  висят...  Сошлись  на  том,  что  всем  им  неплохо  бы
приодеться. Поэтому, придя в город, отправились прямо на ярмарку.
     Там, в гаме и сутолоке, путники нашли маленькую лавчонку,  в  которой
продавали одежду. Здесь они приобрели трое подходящих недорогих штанов.  В
них и вышли, оставив тряпье лавочнику. Впрочем, Смел свои зачем-то засунул
в мешок.
     Ах, ярмарка! Эти вопящие торговки рыбой, ранними овощами,  зеленью  и
соленьями!  Эти  неприступные  хозяева  мясных  и  ювелирных  лавок!   Эти
таинственные, обомшелые старики  с  лекарственными  травами  и  корешками,
мазями и настойками, выбравшиеся на три дня из своих неведомых глухоманей!
Эти проныры с жадными бегающими глазами, вечно  высматривающими,  чего  бы
стибрить! С непривычки здесь  одуреешь,  закружится  голова  -  и  сам  не
заметишь, как подхватит людской поток, как закружит и  выплеснет  прямо  к
прилавку, а там тебя уже и за рукав поймали, прямо в ухо кричат - покупай!
Вытаскивай деньги! Не найдешь товара дешевле и лучше!
     Так и  двигались  ходоки,  отбиваясь  от  торговок,  пробуя  соленья,
прицениваясь и ничего не покупая. Смел изъявил желание посидеть верхом  на
могульском быке - Верен и Сметлив отговорили его от опасной  затеи.  Потом
Смелу и Верену пришлось под руки утащить Сметлива от глупого попугая,  над
которым их спутник смеялся до слез и никак не хотел уходить. А еще  Верену
захотелось узнать судьбу у гадалки, но Смел  и  Сметлив  не  пустили  его,
напомнив, что денег у них не густо... Так  они  шли,  а  ярмарка  лезла  в
глаза, будоражила кровь, теребила, подталкивала, и - что там судьба! -  не
могло у них быть иначе...
     А потом Сметлив увидел её, и ярмарка враз провалилась  сквозь  землю,
потому что глаза его не хотели и не могли вмещать теперь что-то еще  кроме
этой юной смуглянки в цветастой юбке и  с  черными,  наразлет,  волнистыми
волосами. Она смеясь  говорила  что-то  торговцу,  в  одной  руке  держала
румяное зимнее яблоко,  а  другой  отводила  за  ухо  непослушную  прядку,
открывая продетое в мочку кольцо красной меди.
     Тут стряслось у Сметлива беспамятство.  Он  пошел  прямо  к  ней  как
лунатик, не думая ни о чем и не зная приличий, сунул торговцу монету, взял
из рук её яблоко, а потом взял и руку - и повел сквозь толпу, меж торговых
рядов, от несносного шума подальше, с ярмарки прочь.
     Она не противилась. Шла, как завороженная. Но в тихой боковой улочке,
куда они вышли, Сметлив как-то разом  вернулся  в  себя  и  жуткую  ощутил
неловкость. Тогда  и  она  опомнилась,  остановилась,  руку  свою  из  его
выхватила. Ударил ей в щеки румянец, голос перехватило от возмущения:
     - Ты что? Сдурел, что ли? Чего тебе надо?
     Бедный Сметлив лишь руками развел, ошарашенный сам собою:
     - Да я...
     - Да ты... За руки еще хватает!
     И понял Сметлив - вот сейчас уйдет. Уйдет, и в другой раз никак уже к
ней не подъедешь.  Нужно  немедленно  сказать  что-то  умное  -  пошутить,
озадачить, отвлечь... А в голове одна пустота. Ни  единой  мыслишки.  Вот,
уходит... А! Вспомнил!
     - Прошу простить меня, но Владыка видит - я  не  хотел  никого  (ага,
задержалась!) обидеть. Просто, меня привело сюда одно дело - очень важное,
очень срочное и очень секретное (повернулась,  в  глазах  интерес  -  все,
попалась!), а городе нет никого, к кому бы я мог обратиться...
     - И что за  дело?  -  любопытство  в  глазах  незнакомки  еще  опасно
соседствовало с недоверием, поэтому Сметлив торопливо продолжил:
     - Мы должны спасти ни в чем не повинного человека.
     - От чего - спасти?
     - От тюрьмы (слабо, Сметлив, слабо!)... а может быть, и от смерти.
     Тут  подозрительность  окончательно  растаяла  в  темных  зрачках,  и
девушка, подойдя поближе, заговорила, почти зашептала:
     - Да, я слышала, завтра должна быть казнь... Ты что-нибудь знаешь про
это? Там, говорят, замешано колдовство...
     Сметлив чуть было не ляпнул, что он не знает и знать ничего не  хочет
ни о каком колдовстве, но вовремя спохватился и сделал таинственное лицо:
     - Знать-то знаю, но, увы, это не мой секрет...
     Девушка была разочарована.
     - Но зато я могу сказать, как этого несчастного спасти.
     Сметлив оглянулся. Смел и Верен стояли в сторонке и  глядели  на  них
странными глазами. Он приглашающе махнул им рукой.
     - Вот, это Смел, это Верен, - начал он, когда те подошли, - а  это  -
м-м...
     - Цыганочка.
     - ...да, Цыганочка, и эта добрая девушка согласилась нам помочь.
     - Я пока еще  ни  на  что  не  соглашалась,  -  поправила  его  новая
знакомая.
     - Да нам, в сущности, немного и надо:  передать  этому  парню...  как
его...
     - Свистку, - подсказал Смел.
     - Вот-вот, Свистку, только два слова: сними бусы.
     - Он что, бусы носит? - удивилась Цыганочка.
     - Да нет... Как бы тебе объяснить... - Сметлив беспомощно поглядел на
друзей. - Ну...
     - А-а... - понимающе протянула девушка, - там же с ним девицы эти...
     - Какие девицы? - пришла очередь удивляться Сметливу.
     - Ну  да!  Рассказывают  -  две  девицы  с  ним  одинаковые.  Говорят
вместе... А настоящая - только одна! Потому и колдовство. А ты что, ничего
не знаешь?
     - Ну почему  -  не  знаю,  -  стал  оправдываться  Сметлив.  -  Знаю,
конечно...
     Но Цыганочка уже не слушала его, задумалась:
     - Так говорите, два слова передать нужно... Это вам не  обойтись  без
Огарка. Сторож тюремный, пьяница - знаете?
     Они, конечно, не знали.
     -  Он  такой,  последний  глаз  пропить  может.  Если  накачать   его
хорошенько - все, что нужно, сделает. Вы вечером идите к  Батону  Колбасе,
Огарок каждый день там сидит. Или... - девушка опять  задумалась.  -  Нет,
лучше так: вы подходите и ждите меня у ворот. Я подойду - скажу что дальше
делать. Договорились?
     - Договорились, - отвечал за всех счастливый Сметлив.
     Девушка махнула рукой - "До вечера!" - и пошла вдоль узенькой улочки,
но Сметлив вдруг закричал:
     - Эй! Яблоко-то забыла!
     Она вернулась. Благодарно улыбнувшись, взяла яблоко.  А  он  смущенно
добавил:
     - Да, я забыл сказать: меня зовут Сметлив.


     Сметлив притащил друзей в назначенное  место  раньше  срока,  и  всем
троим пришлось довольно долго топтаться у  ворот,  проделанных  в  дощатом
частоколе. За этим частоколом находились два дома, стоящих углом - в одном
бражная, в другом комнаты для гостей, а в свободном пространстве  высились
две чахлые сосенки, под которыми имелась скамейка. Сюда выводили  подышать
воздухом перепивших. Словом, темное место, смутное. И народ  туда  заходил
на вид подозрительный.
     Когда уже почти стемнело, они, наконец, услышали негромкое "эй!"
     Цыганочка  стояла  чуть  поодаль,  не  желая,  видимо,  ни   на   шаг
приближаться к этому заведению. Они подошли, и она сразу  же,  без  лишних
слов приступила к делу:
     - Я пробовала сделать по-другому: подговорила  мальчишек,  чтобы  они
покричали вашего Свистка. Тогда бы можно было обойтись без Огарка. Но нет:
никто не выглянул. Значит, его застенок выходит окном во внутренний  двор.
Так что, без Огарка ничего не получится. Он должен быть там. А нет  -  так
подождите. Ну, все. Я пойду, а то уже поздно.
     - Проводить? - с надеждой спросил  Сметлив,  но  получил  решительный
отказ:
     - Нет-нет, я сама. У вас дела поважнее.
     Сметлив досадливо поморщился, но возражать не стал. Спросил только:
     - Как тебя хоть найти-то?
     Тут Цыганочка улыбнулась  и,  перед  тем  как  исчезнуть  в  темноте,
сказала напоследок:
     - Спросишь дом Учителя, его здесь все знают. Это мой отец...
     Сметлив поглядел еще в ту сторону, куда она ушла, но Верен вернул его
к действительности:
     - Пошли.
     Дверь с чавком заглотила их,  мотнув  грязно-розовой  занавеской  как
языком. Справа находилась стойка, над которой пылал  дымный  факел,  а  за
стойкой на высоком табурете помещался сам хозяин заведения, Батон Колбаса,
мосластый мужик с багровой плешью  и  жилистыми,  загребущими  руками.  Он
разливал ячменную брагу из пузатого бочонка. Налево тянулись ряды  столов,
освещенных тусклыми масляными фитилями. Посетителей было довольно много.
     Заказав три кружки браги, Верен негромко спросил у хозяина:
     - Огарок не заходил?
     Батон Колбаса пристально глянул на него  из-под  кустистых  бровей  и
мотнул головой вдоль ближнего к стенке  ряда.  Оглянувшись,  Верен  увидел
стол, за которым торчала одинокая согнутая фигура старика.  Расплачиваясь,
он накинул монету, на что Батон Колбаса, не поднимая глаз, покивал.
     За столом было как раз три свободных места.
     - Не помешаем?
     Уткнувшийся носом в кружку старик буркнул что-то в  том  смысле,  что
ему безразлично, кто с ним сидит и сидит ли вообще.
     Выпили по первой. Потом по второй. Разговор никак не затевался  -  не
только с Огарком, но даже и между  ними.  И  когда  молчать  стало  совсем
невмоготу, Сметлив принялся  рассказывать  хорошо  известную  и  Смелу,  и
Верену историю о том, как лет двадцать назад попалась ему рыба-бормотуха.
     Дело было осенью. В тот день Сметлив сделал три замета, после которых
имел больше двух корзин улова. Вполне  прилично,  но  шла  почему-то  одна
мелочь. А Сметлив не привык возвращаться без трех-четырех хороших рыбин. И
Предыдущая страница Следующая страница
1 ... 3 4 5 6 7 8 9  10 11 12 13 14 15 16 ... 42
Ваша оценка:
Комментарий:
  Подпись:
(Чтобы комментарии всегда подписывались Вашим именем, можете зарегистрироваться в Клубе читателей)
  Сайт:
 

Реклама